РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ

чехол для ipad, wand







раздел "Статьи отечественных экономистов" >> "Анализ процессов приватизации государственной собственности в РФ за период 1993-2003 годы" - Счетная палата (экспертно-аналитическое мероприятие)

2.2. Нарушения законодательства органами исполнительной власти в процессе приватизации государственного имущества в 1993-2003 гг.

Как указывалось выше, Счетная палата, анализируя результаты проведенных контрольных мероприятий, должна выявлять наиболее общие и типичные нарушения законности в ходе осуществления приватизации с целью разработки рекомендаций, направленных на устранение и предупреждение выявленных недостатков и злоупотреблений.

Среди наиболее распространенных и характерных нарушений, имевших место в деятельности органов исполнительной власти в ходе приватизации государственной собственности в 1993-2003 гг., необходимо указать следующие:

-         превышение органами исполнительной власти установленных законодательством полномочий в сфере распоряжения государственным имуществом;

-         невыполнение органами исполнительной власти своих непосредственных обязанностей в сфере приватизации;

-         необоснованное занижение цены продаваемых государственных активов, притворность конкурсов и низкая результативность продаж;

-         отсутствие внешнего независимого контроля предприватизационной подготовки государственных активов и результатов приватизационных сделок;

-         коррупция в органах власти, отсутствие системы противодействия криминалу в сфере приватизации.

 

2.2.1. Превышение органами исполнительной власти своих полномочий в сфере распоряжения государственным имуществом

1. В ходе приватизации 1993-2003 гг. органы исполнительной власти как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации нередко превышали свои полномочия при принятии решений о проведении приватизационных сделок, а также игнорировали либо «обходили» различные законодательные запреты и ограничения, связанные с продажей особо значимых государственных активов.

Так, например, Правительство Российской Федерации в нарушение статьи 4 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» в отсутствие Государственной программы приватизации и прогнозного перечня открытых акционерных обществ, акции которых находятся в федеральной собственности, без законных оснований издало постановление от 20 мая 1999 г. № 559 по продаже принадлежащих Российской Федерации 75,6% акций открытого акционерного общества «Красноярская угольная компания» единым пакетом на коммерческом конкурсе с инвестиционными и (или) социальными условиями[1].

Госкомимуществом России  было принято решение о приватизации акционерного общества «Росгосстрах», 100% акций которого находилось в федеральной собственности[2]. Однако в соответствии с законодательством данный орган исполнительной власти вправе был принять решение не о приватизации акционерного общества, а только о продаже определенной доли акций данной компании[3].

В процессе приватизации угольных компаний Кемеровской области постановлением Правительства Российской Федерации от 5 ноября 1997 г. № 1389 было принято решение о продаже закрепленных в федеральной собственности пакетов акций открытых акционерных обществ «Концерн «Кубассразрезуголь» и Угольная компания «Южный Кузбасс», внесенных в перечень стратегически важных предприятий[4].

В нарушение статьи 217 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 6 и 15 Закона от 3 июля 1991 г. № 1531-I «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации», пункта 5.2 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации[5], пункта 15 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа[6] Госкомимуществом России, РФФИ и Минфином России был осуществлен обмен принадлежащих государству акций акционерных обществ «Усть-Илимский лесопромышленный комплекс» (466632 акции, или 1,13%), «СИДАНКО», «Тюменская нефтяная компания», «Коми ТЭК», «ОНАКО» и «Восточная нефтяная компания» на акции коммерческого банка «Менатеп»[7].

 

2. Проверками Счетной палаты выявлено большое количество фактов прямого нарушения законодательных ограничений и превышения своих полномочий органами исполнительной власти, связанных с приватизацией предприятий стратегического значения.

Несмотря на то что законодательство с самого начала определяло специальный порядок приватизации государственных предприятий[8], имеющих стратегическое значение, практически на всем протяжении анализируемого периода не было установлено точных критериев определения стратегической и оборонной значимости конкретных государственных предприятий, что предопределяло произвольность формирования «запретных» перечней.

В 1992-1993 годах предприятия оборонно-промышленного комплекса приватизировались в общем для всех порядке согласно Указу Президента Российской Федерации от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества». В результате большое количество предприятий с высокой долей оборонного заказа в 1992 году были приватизированы без ограничений, в том числе НТК «Союз», г. Москва (доля оборонного заказа – 95,7%), Машиностроительное КБ «Гранит» (85,4%), Московский вертолетный завод им. М.Л. Миля (44,4%), Иркутское авиационное производственное объединение (85,1%), Нижегородское госпредприятие «Гидромаш» (50,4%), что дает основания говорить о негативном влиянии результатов приватизации в данной области на обороноспособность страны.

Органы исполнительной власти нередко нарушали процедуру принятия решений о приватизации стратегических предприятий. Так, например, в нарушение подраздела 2.2 Государственной программы приватизации (т.е. без соответствующего решения Правительства Российской Федерации и заключения Госкомоборонпрома России о целесообразности приватизации) на основании всего лишь распоряжений должностных лиц Госкомимущества России были приняты решения о приватизации целого ряда предприятий стратегического значения.

В частности, были приватизированы:

-         без ограничений – Московский машиностроительный завод «Знамя», Таганрогское авиационно-производственное предприятие, Московское НПО «Взлет»;

-         с выпуском «золотой акции»  – Тульский оружейный завод, Тульский патронный завод, НПО «Сатурн» им. А.М.Люльки[9], Воронежский завод «Электроприбор», Тульский ЦНИИ систем управления;

-         с закреплением за государством 38% контрольного пакета акций  – Красногорский завод им. С.А.Зверева, Вятско-Полянский машиностроительный завод «Молот».

С нарушением пункта 2.1.14 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации, устанавливающего запрет на приватизацию портовых гидротехнических сооружений[10], а также вопреки пункту 6 распоряжения Госкомимущества России от 16 сентября 1992 г. № 444-р, определяющего перечень объектов, не подлежащих приватизации, распоряжением Госкомимущества России от 4 марта 1999 года № 332-р был предусмотрен к приватизации причал КМ-1-88пм ОАО «Мурманский морской торговый порт»[11].

Вопреки статье 12 Федерального закона «О федеральном бюджете на 1995 год»[12], устанавливающей, что в текущем году при приватизации досрочная продажа закрепленных в федеральной собственности пакетов акций нефтяных компаний, созданных и создаваемых в соответствии с указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, не осуществляется, Госкомимущество России выставило в 1995 г. на инвестиционные конкурсы (торги) и залоговые аукционы пакеты акций нефтяных компаний «Юкос», «Лукойл», «Сиданко», «Сургутнефтегаз» и других.

 

3. Многочисленные факты свидетельствуют о том, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации в процессе приватизации превышали свои полномочия, вмешивались в компетенцию федеральных органов государственной власти и принимали решения, противоречащие федеральному законодательству.

Как известно, на протяжении 90-х годов приватизация регионального и муниципального имущества проходила в отсутствие федерального закона о порядке разграничения собственности на федеральную, собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную, что давало возможность органам государственной власти субъектов Российской Федерации самовольно и бесконтрольно распоряжаться многими объектами федеральной собственности.

До вступления в действие Закона о приватизации 2001 года развитие регионального приватизационного законодательства не носило системного характера, а органы государственной власти субъектов Российской Федерации принимали законы, не соответствующие нормам федерального законодательства[13].

На основании дефектного законодательства органы государственной власти субъектов Российской Федерации принимали практические решения, не только выходящие за рамки их полномочий, но и прямо противоречащие федеральным нормативным актам и решениям федеральных органов власти.

Так, например, Указом Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан от 4 ноября 1992 г. № 6-2/494 на основании Закона Республики Башкортостан от 29 февраля 1992 г. № ВС-10/28 было приостановлено действие Указа Президента Российской Федерации от 17 ноября 1992 г. №1403 «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения» по закреплению в федеральной собственности 38% акций 28 акционерных обществ, расположенных на территории Республики Башкортостан, в том числе «Башнефть», Стерлитамакского завода «Красный пролетарий», «Башнефтепродукт», «Салаватнефтеоргсинтез» и др.

В ряде субъектов Российской Федерации органы государственной власти проводили массовую приватизацию без разработки и принятия соответствующей региональной законодательной базы, т.е. вопреки требованиям Государственной программы приватизации.

В целом ряде субъектов Российской Федерации приватизация длительное время проходила на основании нормативных правовых актов высших должностных лиц и руководителей высших органов исполнительной власти регионов.

Так, например, в Сахалинской области законодательные акты, регулирующие отношения в области приватизации, не были приняты вплоть до 1999 года.

По данным Контрольно-счетной палаты Камчатской области, приватизация объектов областного имущества носила бессистемный характер, порядок принятия решений об условиях приватизации не был определен и законодательно урегулирован. В нарушение статьи 178 Бюджетного кодекса Российской Федерации законы Камчатской области об областных бюджетах на 2002-2003 годы составлялись при отсутствии программ приватизации государственного имущества, находящегося в собственности Камчатской области.

По данным Контрольно-счетной палаты Тверской области, в нарушение статьи 15 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества» и статьи 10 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» программа (прогнозный план) приватизации областного имущества в 2001-2003 годах как самостоятельный нормативный акт не утверждалась и приватизация областного имущества осуществлялась по решениям Комитета по управлению имуществом Тверской области или по отдельным распоряжениям губернатора Тверской области.

Согласно постановлению главы администрации Рязанской области от 26 июня 1997 г. № 288 приватизация предприятий и объектов, находящихся в областной собственности, с 8 июля 1997 года была приостановлена и до августа 2002 года осуществлялась на основании нормативных правовых актов главы администрации. Только 22 ноября 2002 года Рязанской областной Думой был принят закон «О приватизации государственного имущества Рязанской области», установивший единый порядок приватизации государственного имущества Рязанской области.

 

2.2.2. Неисполнение органами исполнительной власти своих обязанностей в сфере приватизации

1. Органы исполнительной власти, ответственные за проведение приватизации, зачастую не выполняли или выполняли несвоевременно свои обязанности по созданию должных организационно-правовых условий для реализации приватизационных процедур.

Например, как показали проверки Счетной палаты, Российским фондом федерального имущества не был регламентирован порядок осуществления контроля выполнения инвестиционных обязательств по заключенным договорам купли-продажи, а контроль выполнения инвестиционных условий осуществлялся недостаточно эффективно. В результате из 81 договора купли-продажи, срок выполнения инвестиционных обязательств по которым истек, по 49 договорам выполнение инвестиционных обязательств осуществлялось с существенными нарушениями.

Кроме того, РФФИ не были своевременно внесены предложения по изменению действующего порядка перечисления денежных средств от приватизации государственного имущества, установленного Государственной программой приватизации на 1992-й и 1994 годы, не предусматривающего перечисление всех денежных средств от приватизации в бюджеты.

В результате значительная часть денежных средств в бюджетную систему не попадала – в 1996 году в федеральный бюджет было перечислено только 55% от общей суммы средств, полученных от приватизации федеральной собственности. В 1997 году из средств, полученных от продажи федеральной собственности, вне рамок бюджета было распределено более 4941 млрд рублей (в ценах 1997 года)[14].

 

2. Типичным недостатком на всем протяжении 90-х годов было отсутствие контроля со стороны федеральных органов исполнительной власти, ответственных за проведение приватизации, за деятельностью своих территориальных подразделений.

Так, контрольными мероприятиями Счетной палаты  были выявлены случаи отсутствия надлежащего контроля со стороны Госкомимущества России и РФФИ за работой подчиненных им региональных структурных подразделений.  В результате территориальными комитетами по управлению госимуществом и приватизируемыми предприятиями допускались многочисленные нарушения: не соблюдались процедуры и сроки принятия решений о приватизации, нарушалось антимонопольное законодательство, в уставные капиталы включались объекты, не подлежащие приватизации, нарушались процедуры передачи прав собственности, при реализации акций членам трудового коллектива в список участников закрытой подписки включались лица, не имеющие права на льготное приобретение акций, допускалась продажа акций по несоответствующей цене, недобросовестному покупателю и т.д.[15]

Например, Комитет по управлению имуществом г. Находки с нарушением действующего законодательства о приватизации морских портов[16] утвердил 17 ноября 1992 года план приватизации и иные учредительные документы АООТ «Нефтепорт» без требующегося согласования с Госкомимуществом России, Министерством транспорта, Государственным антимонопольным комитетом, а также без закрепления в государственной собственности 20% акций акционерного общества[17].

 

3. Органы исполнительной власти, ответственные за приватизацию, нередко принимали решения без учета специфики приватизируемых объектов.

Так, например, контрольными мероприятиями Счетной палаты выявлялись случаи, когда приватизация осуществлялась без учета производственных особенностей отдельных предприятий, что препятствовало сохранению технологических связей производства. Так,  приватизация предприятий и организаций бывшего ТПО «Усть-Илимский лесопромышленный комплекс» осуществлялась в 1992–1993 годах без учета того, что они являлись составной частью единого технологического комплекса по заготовке и комплексной переработке древесины на основе узкой специализации и кооперации.

В результате самостоятельной приватизации предприятий и организаций, обособленности субъектов, обладающих правом собственности на их имущество, предприятия не смогли взаимодействовать на взаимовыгодных условиях, что стало основной причиной резкого снижения объемов производства на 45– 55 процентов[18].

Другой факт: оценивая эффективность приватизации АО «Росгосстрах», Счетная палата пришла к выводу о том, что избранная стратегия и тактика приватизации акционерного общества в принципе не могла обеспечить привлечение стратегического инвестора: крупный консолидированный пакет акций (41%) оставался в руках работников, а на специальном денежном аукционе продавался чрезвычайно рассредоточенный 50-процентный пакет. Таким образом, сложившаяся структура уставного капитала не давала стратегическому инвестору возможностей сосредоточить в своих руках пакет акций, позволяющий влиять на решения, принимаемые органами управления акционерного общества[19].

 

4. Федеральными органами исполнительной власти не было создано действенной системы по недопущению перехода под контроль иностранных лиц объектов федеральной собственности, имеющих стратегическое значение.

Не контролировался и не контролируется до настоящего времени процесс скупки иностранными лицами пакетов акций стратегически и экономически значимых для России предприятий через подставных лиц и на вторичном фондовом рынке. Так, малоизвестная американская компания «Nic and Si Corporation» через подставную фирму «Столица» приобрела пакеты акций 19 авиационных предприятий оборонно-промышленного комплекса, в том числе 16% акций АО «Курский прибор»; 34% акций АО «Авионика», 16,3% акций АО «Тушинский машиностроительный завод», 8% акций МПО им. Румянцева. В нарушение действующего законодательства пакеты акций продавались иностранным покупателям через посредников.

Так, например, победитель инвестиционного конкурса, проведенного в 1997 году по продаже пакета акций, составляющего 40% уставного капитала ОАО «Тюменская нефтяная компания», ЗАО «Новый холдинг» контролировался иностранными юридическими лицами, что являлось нарушением подпункта б) пункта 5 Указа Президента Российской Федерации от 17 ноября 1992 г. № 1403 «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения».[20]

Как показала проверка Счетной палаты, Государственный комитет по антимонопольной политике (ГКАП) ни разу не отклонил ходатайства иностранных (или подконтрольных им) юридических лиц на покупку контрольного пакета стратегически важных для страны предприятий.

В частности, акции АООТ «Глюкозо-паточный комбинат «Ефремовский»[21] были куплены фирмой АОЗТ «Дикарт», являющейся дочерней компанией американской фирмы «Каргилл», 35% акций ПО «Новомосковскбытхим», выпускавшего до 80% синтетических моющих средств в России, с согласия ГКАП были приобретены компанией «Проктер энд Гембл Истерн Юроп», являющейся основным конкурентом российского производителя на внутреннем рынке. Российская Федерация единовременно потеряла на приватизации данного объекта от 77,4 до 115 млн долл. США.

Ослабление влияния государства на деятельность РАО «ЕЭС России» проявилось в том, что за 1995 – 1997 годы с 64,4% до 52,5% снизился контрольный пакет акций, принадлежащих государству, при одновременном увеличении доли акций, принадлежащих нерезидентам, с 12,4% (на 1 февраля 1996 г.) до 31,59% (на 29 апреля 1998 г.)[22]. Федеральным законом от 7 мая 1998 г. № 74-ФЗ «Об особенностях распоряжения акциями РАО «ЕЭС России» и акциями других акционерных обществ электроэнергетики, находящимися в федеральной собственности» установлено, что в собственности иностранных лиц может находиться до 25% всех видов акций РАО «ЕЭС России». Вместе с тем по состоянию на 30 апреля 1999 года иностранные инвесторы владели 34,45% акций РАО «ЕЭС России»[23].

 

2.2.3. Необоснованное занижение цены продаваемых государственных активов, притворность конкурсов,  низкая результативность продаж

Отсутствие внешнего государственного контроля за подготовкой и проведением приватизационных конкурсов[24] приводило к серьезным нарушениям, связанным с несоблюдением установленных законом процедур по недопущению искусственного занижения цены продаваемых государственных активов, а также к невысокой результативности (выгодности) продаж. Ниже приводятся некоторые факты, выявленные в результате проведенных Счетной палатой контрольных и экспертно-аналитических мероприятий.

 

1. В 1991 году оценка имущества страхового акционерного общества «Ингосстрах» была произведена без учета требований Временного методического положения «Оценка стоимости имущества государственных предприятий и организаций, подлежащих выкупу, продаже»[25], в связи с чем государству был нанесен ущерб в размере 6 млрд рублей (в ценах 1991 года).

 

2. По итогам десяти выборочно проверенных Счетной палатой специализированных аукционов 1996-1997 гг. в результате необоснованного снижения цены акций упущенная выгода для федерального бюджета составила более 115 млрд рублей.

 

3. Согласно результатам проверки Счетной палатой ОАО «Восточная нефтяная компания», проведенной в 2002 г., установлено, что Правительством Российской Федерации был нарушен порядок приватизации государственных пакетов акций ОАО «Восточная нефтяная компания», определенный в Сводном плане приватизации, что привело к значительному недополучению средств федеральным бюджетом. Если бы Правительство Российской Федерации выполнило требования Сводного плана приватизации о порядке продажи пакетов акций (сначала  – 34%, затем – 51%), государство реализовало бы возможность получения контроля за активами компании. В этом случае суммарный доход государства от продажи 85% акций мог бы быть гораздо выше полученных в итоге 1025 млн долларов США (по оценкам Счетной палаты, – от 1275 до 1450 млн долларов США)[26].

 

4. При определении продажной цены пакета акций ОАО «Тюменская нефтяная компания» не была учтена стоимость извлекаемых запасов нефти и газа, находящихся на балансе организации, в результате цена продажи пакета акций была занижена минимум на 920 млн долларов США[27].

 

5. По итогам проведенных в 1996-1997 годах трех специализированных аукционов по продаже пакетов акций, составляющих 7,97% уставного капитала ОАО «Нефтегазовая компания «Славнефть», государство получило 284,8 млрд рублей (в ценах 1997 г.), или 48,8 млн долларов США.

Однако согласно рыночной капитализации ОАО «Нефтегазовая компания «Славнефть», составившей по итогам 1997 года 4492,8 млн долларов США, цена пакета акций компании составляла 358,1 млн долларов США. Следовательно, государство от продажи акций компании недополучило 309,3 млн долларов США, а упущенная выгода федерального бюджета составила около 220 млн долларов США[28].

 

6. Правительством Российской Федерации не было обеспечено эффективного противодействия злоупотреблениям и нарушениям в ходе организации и проведении в 1995 – 1996 годах залоговых аукционов.

Так, например, консорциум российских коммерческих банков в составе банков «Империал», «Инкомбанк», «Онэксимбанк», «Столичный банк сбережений», «Менатеп» и АКБ «Международная финансовая компания» предложил Правительству Российской Федерации крупный льготный приватизационный кредит, временно замещающий собой запланированные в бюджете поступления от приватизации, при условии передачи им в доверительное управление пакетов акций ряда крупнейших и рентабельных российских предприятий.

На основании Указа Президента Российской Федерации от 31 августа 1995 г. № 889 «О порядке передачи в залог акций, находящихся в федеральной собственности», а также указов Президента Российской Федерации от 30 сентября 1995 г. № 986 «О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями», от 02 ноября 1995 г. № 1067 «О сроках реализации акций, находящихся в федеральной собственности и передаваемых в залог в 1995 году», от 07 декабря 1995 г. № 1230 «Вопросы передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности» за период с 4 ноября по 28 декабря 1995 года Министерство финансов Российской Федерации заключило 12 договоров кредита под залог акций с победителями аукционов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций и их комиссионной продажи.

Счетная палата в конце 1995 года по итогам комплексной проверки деятельности органов приватизации (Госкомимущества России, РФФИ и Федерального управления по делам о несостоятельности) направила информационные письма в адрес Председателя Правительства Российской Федерации, председателя Госкомимущества России, Председателей Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Генерального прокурора Российской Федерации и Министра юстиции Российской Федерации, в которых высказала позицию о неэффективности залоговых аукционов и необходимости отказа от их проведения. В частности, было отмечено, что сумма кредитов, полученных от передачи в залог федерального имущества, была эквивалентна сумме временно свободных валютных средств федерального бюджета, размещенных в это время Минфином России на депозитных счетах коммерческих банков, ставших  затем победителями в залоговых аукционах.

Так, например, временно свободные средства Минфина России были размещены:

в АБ «Империал» – в размере 80 млн долларов США при общей сумме в двух договорах кредита в 48,3 млн долларов,

в «Столичном банке сбережений» – 137,1 млн долларов при сумме кредита в 100,3 млн долларов США,

в банке «Менатеп» – 120 млн долларов при общей сумме двух договоров кредита в 163,125 млн долл. США.

В соответствии с «Обязательными условиями договора кредита», утвержденными Указом Президента от 31 августа 1995 г. № 889, погашение заемщиком обязательств по договорам кредита осуществлялось из средств федерального бюджета без указания финансового года. Однако во всех договорах кредита была указано, что погашение осуществляется из средств федерального бюджета 1995 года, что фактически означало следующее: вместо передачи акций в залог, т.е. во временное использование федеральной собственности, происходила запланированная продажа акций.

Таким образом,  сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков – участников консорциума средства в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались  Правительству Российской Федерации в качестве кредита под залог акций наиболее привлекательных предприятий. В результате банки, «кредитовавшие» государство, смогли непосредственно либо через аффилированных лиц стать собственниками находившихся у них в залоге пакетов акций государственных предприятий.

Среди прочих нарушений, выявленных в сфере приватизации предприятий через механизм залоговых аукционов, можно выделить следующие.

Вопреки Правилам проведения аукционов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций коммерческие банки не направляли  кредитные средства на счет в Центральном банке Российской Федерации. Фактически средства оставались в тех же  коммерческих банках, но на специальных счетах (т.н. блокированные счета Минфина России в «Онэксимбанке» и в банке «Империал», валютные счета Минфина России в «Онэксимбанке» и в банке «Менатеп» и т.п.).

В нарушение установленного порядка, предполагающего предоставление кредита целиком и в рамках одного финансового года,  кредитные средства нередко направлялись частями, а выплаты растягивались. Так, например, договор кредита от 13 декабря 1995 г. № 8-КЗ с Новороссийским морским пароходством предусматривал предоставление кредита  порциями (80% и 20%), причем два договора были заключены со сроками предоставления кредита, выходящими за пределы 1995-го финансового года.

Анализ состава участников аукционов и их гарантов показал, что в большинстве случаев состязательность при проведении аукционов не предполагалась. Из 12 аукционов лишь в четырех сумма кредита существенно превысила начальную цену. В остальных случаях начальная цена была превышена чисто символически, при этом или оба участника имели одного и того же гаранта, или один из участников являлся и гарантом остальных, или оба участника являлись гарантами друг друга.

Таким образом, в результате проведения залоговых аукционов отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам, а конкурс фактически носил притворный характер.

 

 

7. Аналогичные нарушения, связанные с занижением стоимости продаваемых активов и неэффективностью продаж, были в массовом порядке выявлены и на региональном уровне.

Например, в 1999 году Комитет по управлению имуществом Тверской области принял решение о продаже 19 объектов недвижимости, совокупная стартовая стоимость которых составляла 7437,0 тыс. рублей. В итоге продано было 14 объектов на сумму 5513,6 тыс. рублей. Выручка от реализации объектов превысила совокупную начальную цену продажи всего на 5%. При этом на содержание Комитета и Фонда имущества Тверской области было направлено 4,5% полученных от приватизации средств.

В 2003 году затраты на организацию и проведение приватизации в Республике Ингушетия в 270,7 раз превысили поступления от приватизации, которые составили всего 2600,7 тыс. рублей.

 

2.2.4. Отсутствие системы внешнего независимого контроля предприватизационной подготовки государственных активов и приватизационных сделок

Уже неоднократно отмечалось, что на протяжении 1993-2003 гг. в Российской Федерации не было создано действенной системы внешнего, независимого контроля процессов приватизации в соответствии с международными стандартами и требованиями.

Если до 1995 г. такая система не  была сформирована, поскольку в стране объективно отсутствовал государственный орган, осуществляющий внешний финансовый контроль (несмотря на то что его создание прямо предусмотрено Конституцией Российской Федерации), то  с момента возникновения Счетной палаты проблемы с отсутствием независимого контроля носят уже субъективный характер и связаны, по всей видимости, со стремлением органов исполнительной власти сохранить «свободу рук» в процессе приватизации.

Так, несмотря на принятие Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-З «Об акционерных обществах», статья 77 которого прямо требовала привлечения уполномоченного органа государственного финансового контроля для составления заключений о результатах независимой оценки рыночной стоимости акций при их отчуждении из государственной собственности [29], продажа государственных активов во второй половине     90-х годов осуществлялась практически без участия Счетной палаты.

Более того, нередко в качестве «независимых внешних» экспертов привлекались аффилированные и заинтересованные юридические лица.

Так, вопреки действующему законодательству к оценке 8,5% акций РАО «ЕЭС России», принадлежавших государству, при их продаже в 1996 году на специализированном аукционе в качестве финансового консультанта без конкурса была привлечена заинтересованная зарубежная компания «CS First Boston», являвшаяся ранее акционером Общества, но не был привлечен в соответствии со статьей 77 Федерального закона от 26 декабря 1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» обязательный в этом случае государственный финансовый орган[30].

Вместе с тем, как показывает практика проведения Счетной палатой контроля за предпродажной подготовкой государственных пакетов акций, составление подлинно независимых заключений и экспертиз способствует значительному увеличению доходов федерального бюджета.

Так, например, проведение Счетной палатой проверки предпродажной подготовки реализации на коммерческом конкурсе с инвестиционными условиями находящихся в федеральной собственности 328036 тыс. акций ОАО «Оренбургская нефтяная акционерная компания» позволило дополнительно получить в доходы федерального бюджета 654,25 млн долларов США[31].

Но в целом факты привлечения Счетной палаты к предприватизационным экспертизам являются единичными.  В 1997 году Счетная палата давала заключение по результатам экспертизы плана приватизации и оценки активов «Российской государственной страховой компании».  В 2002 году были проведены экспертизы определения начальной цены продажи пакетов акций ОАО «НГК «Славнефть»,  «Авиакомпании «Сибирь», ОАО «Саянскхимпром», ОАО «НК «ЛУКойл», «Изумрудные копи Урала», «Северовостокзолото», «Кузбассинвестуголь», «Магнитогорский меткомбинат», которые подлежали приватизации согласно Программе приватизации государственных и муниципальных предприятий на 2002 год, а также была осуществлена оценка обоснованности цены продажи федерального пакета акций ОАО «Тюменская нефтяная компания», реализованного 22 декабря 1999 года на коммерческом конкурсе с инвестиционными условиями.

 К контролю за ходом и результатами других приватизационных сделок периода конца 90-х годов – 2003 годов Счетная палата не привлекалась.

 

2.2.5. Коррупция и неэффективность действий органов государственной власти по предупреждению криминализации экономики в ходе приватизации

В ходе приватизации получили широкое распространение новые для России виды экономических преступлений: подделка ценных бумаг, мошеннические операции с ваучерами, недобросовестные рекламные кампании, организация «финансовых пирамид» и другие.

По оценке правоохранительных органов, в ходе приватизации сформировались условия, позволившие проводить операции по отмыванию теневых капиталов, по передаче значительной части государственного и муниципального имущества в собственность криминальных и полукриминальных структур, усиливая тем самым их влияние на различные сферы экономики и политической жизни, коррумпированность государственного аппарата.

Одной из причин криминализации экономики и нанесения экономического ущерба государству в ходе приватизации являются серьезные пробелы и недостатки законодательства, а также отсутствие необходимого государственного контроля. Так, например, значительный ущерб государству был нанесен невыполнением инвестиционных условий по договорам купли-продажи акций приватизируемых предприятий. Фактически до конца 1997 года собственник приобретенного имущества считался таковым с момента заключения договора купли-продажи независимо от выполнения инвестиционных условий, предусмотренных данным договором. Таким образом, существующим на тот момент законодательством недобросовестным субъектам хозяйственной деятельности фактически была предоставлена возможность получить право собственности на государственное имущество, не выполняя при этом инвестиционные обязательства. Новый частный собственник имел право участвовать в различного рода сделках с государственным имуществом. В результате значительные объемы государственного имущества отчуждались в пользу частных коммерческих структур, в том числе нерезидентов, без последующего исполнения инвестиционных обязательств.

Анализ материалов контрольных мероприятий Счетной палаты, в том числе переданных в правоохранительные органы в период с 1995-го по 2003 год, свидетельствует о многочисленных случаях нанесения значительного ущерба государству из корыстных побуждений со стороны руководителей приватизированных предприятий, должностных лиц органов государственной власти и управления и новых собственников (акционеров). Широкое распространение получили случаи учреждения руководителями предприятий дочерних структур с внесением основных фондов, объектов недвижимости либо иного ликвидного имущества основного предприятия в качестве доли в уставный капитал вновь образованных хозяйствующих субъектов. В результате рядовые работники фактически становились собственниками заведомо убыточных предприятий.

Итогом таких действий является существенное уменьшение доли государства на предприятиях, имеющих федеральные пакеты акций, и, как следствие, утрата государственного контроля за деятельностью важных объектов промышленности. Примерами тому могут служить Ижевский электромеханический завод, Мурманский морской торговый порт, Ульяновский авиационный промышленный комплекс, Курганский завод металлических мостовых конструкций и т.д. Нарушения со стороны представителей государственных органов в основном выражались в злоупотреблении должностными полномочиями в интересах коммерческих структур в целях получения личной выгоды.

Всего, по сведениям МВД России, за период с 1993-го по 2003 годы было выявлено 52938 преступлений, связанных с приватизацией. По результатам следствия в суд направлено 11045 уголовных дел, по которым привлечено к уголовной ответственности 1526 лиц.

По данным ГИЦ ГУБЭП МВД России, наибольшее количество преступлений в сфере приватизации (27,6 тыс.) было выявлено в 1993 году, причем основная их часть оказалась связана с оборотом приватизационных чеков. Причинами высокой криминализации экономики в тот период являлись, в частности, очевидные недостатки законодательной базы, регулирующей отношения собственности, слабый контроль за законностью происхождения денежных средств, используемых в ходе приватизации, высокие темпы инфляции, неразвитость системы налогообложения и др.

В 2003 году выявлено около 3,5 тыс. преступлений в сфере приватизации, к уголовной ответственности привлечено 345 лиц.

Динамика криминогенной ситуации в сфере приватизации за период 1995-2002 г. отображена на рис. 1.

В Иркутской области прокуратурой выявлено 760 нарушений законодательства о приватизации государственного и муниципального имущества в 1995-2002 гг., в Республике Адыгея – 711. В тот же период, например, в Республике Хакасия по искам прокуратуры 11 сделок признаны недействительными и 2 ничтожными, а в Саратовской области полностью или частично недействительными признаны 33 сделки по приватизации (5% от общего числа приватизированных предприятий), из них 9 – по искам прокуратуры. В Алтайском крае 141 сделка по приватизации была признана недействительной.

По оценкам правоохранительных органов, недостаточное внимание к комплексному прогнозированию последствий приватизации конкретных предприятий (особенно в оборонном комплексе), акцент на приоритетное решение текущих задач пополнения бюджета за счет продажи государственной собственности, а также безответственность ряда должностных лиц нередко приводили к реальным потерям в сфере обеспечения обороноспособности и национальной безопасности страны.

 

Рис. 1. Динамика криминогенной ситуации в сфере приватизации в 1995-2002 гг.

 

Так, например,  после приобретения американской фирмой контрольного пакета акций курского АО «Кристалл», выпускавшего комплектующие изделия для систем наведения ракетного комплекса «Игла», было прекращено производство специзделий и утрачена уникальная технологическая база.

В результате применения для предприятий сферы оборонной промышленности механизма искусственного банкротства к выгоде узкого круга заинтересованных лиц разрушались вполне успешные производства, а сами предприятия и их активы уводились из-под контроля государства, в том числе переходили в  собственность нерезидентов. При этом в ряде случаев инициаторами искусственного возбуждения дел о несостоятельности (банкротстве) предприятий оборонно-промышленного комплекса выступали не только коммерческие структуры, но также федеральные ведомства и организации, в том числе государственные предприятия топливно-энергетического и коммунального комплекса[32].

Всего за период 1995-2002 гг. органами прокуратуры выявлено 3850 преступлений, связанных с приватизацией. Из них в крупном и особо крупном размере совершено 1136 преступлений, путем мошенничества – 2069 (ст. 159 УК РФ), путем присвоения или растраты – 587 (ст. 160 УК РФ). Совершено 313 преступлений, направленных против государственной службы и службы в органах самоуправления (гл. 30 УК РФ) и выявлен 51 факт злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). 23 преступления совершено сотрудниками органов государственной власти и управления, 5 – государственных предприятий и учреждений, 3 – комитетов по управлению имуществом.

По результатам проведенных проверок органами прокуратуры заявлено девятнадцать исков, в том числе имущественного характера на сумму более 47 млн рублей. Основная часть исков вносилась о признании сделок приватизации недействительными, применении последствий недействительности сделки и об отмене нормативных и ненормативных правовых актов органов исполнительной власти, касающихся приватизации государственного имущества.

Счетная палата по результатам проведенных в 1995-2003 гг. контрольных мероприятий в сфере приватизации направила в Генеральную прокуратуру Российской Федерации более 50 обращений по выявленным фактам нарушений. Однако  при рассмотрении правоохранительными органами материалов Счетной палаты возникал ряд проблем, которые препятствовали эффективному реагированию по фактам нарушения законности в процессе приватизации. В частности, действующим уголовным законодательством не предусмотрен самостоятельный состав преступления, устанавливающий ответственность за нарушение законодательства, регулирующего вопросы приватизации. По этой причине спектр составов преступлений, выявляемых в ходе приватизации, может быть очень широк.

Кроме того, Счетная палата не наделена правом обращения в суд по фактам выявленных нарушений, а согласно международным стандартам деятельности высших органов внешнего финансового контроля в сфере борьбы с мошенничеством и коррупцией[33] аудиторы вообще не имеют права самостоятельно квалифицировать выявленные факты нарушений как преступления. Так, согласно Принципу 28 Руководства АЗОСАИ[34] по борьбе с мошенничеством и коррупцией термины «мошенничество» или «коррупция» не могут быть использованы в заключительных выводах аудиторской проверки, поскольку такое обвинение может быть выдвинуто только судом[35]. Но для того чтобы дело дошло до суда, необходимо обеспечить четкое и эффективное взаимодействие правоохранительных органов и Счетной палаты, что до последнего времени составляло определенную проблему. Например, отмечались периоды, когда Генеральная прокуратура Российской Федерации вообще не реагировала должным образом на материалы, направляемые Счетной палатой в ее адрес.

В связи с тем, что современная экономическая преступность все больше приобретает транснациональные черты, чрезвычайно актуальной становится задача создания «единого фронта» правоохранительных органов и высших органов финансового контроля различных государств в борьбе с экономическими преступлениями, в том числе с мошенничеством и коррупцией в сфере приватизации государственной собственности.

 

 



[1] Проверка законности постановления Правительства РФ от 20 мая 1999 г. № 559 в части продажи принадлежащих РФ 75,6 процента акций ОАО «Красноярская угольная компания» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №1 (193), п.5 от 14 января 2000 г.).

[2] См. распоряжения от 18 ноября 1996 г. № 1214-р и от 19 ноября 1996 г. № 1216-р.

[3] Отчет о результатах экспертизы и оценки активов «Российской страховой государственной компании» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 18 (89) от 16 мая 1997 г.).

[4] Отчет о результатах проверки эффективности, законности и целесообразности приватизации предприятий угольной отрасли Кемеровской области в 1996-1998 гг. (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №2 (153), п.2 от 22 января 1999 г.).

[5] Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. № 2284 «О государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации».

[6] Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества».

[7] Отчет о результатах проверки соблюдения требований законодательства при осуществлении приватизации АО «Холдинговая компания Усть-Илимского лесопромышленного комплекса» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 26(218) п. 28 от 10 июля 2000 г.).

[8] См. пункт 2.2 «Объекты и предприятия, находящиеся в федеральной собственности, приватизация которых осуществляется по решению Правительства Российской Федерации», и пункт 2.3 «Объекты и предприятия, находящиеся в федеральной собственности, приватизация которых осуществляется по решению Госкомимущества России с учетом мнения отраслевых министерств и ведомств» Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2284) (с изменениями от 14 марта 1996 г., 6 октября 1997 г., 25 июля, 1 августа 2000 г., 23 июля 2001 г., 3 апреля 2002 г., 26 марта, 8 августа, 19 ноября 2003 г., 16 августа 2004 г.).

[9] Предприятие производит авиадвигатели для боевых самолетов, в том числе для Су-27.

[10] Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. № 2284.

[11] Отчет о результатах комплексной проверки законности и эффективности приватизации и использования федеральной собственности и финансово-хозяйственной деятельности Мурманского морского порта (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №24(175) п.19 от 25 июля 1999 г.).

[12] См.: Федеральный закон от 31 марта 1995 г. № 39-ФЗ «О федеральном бюджете на 1995 год».

[13] См., например: Закон Республики Татарстан от 5 февраля 1992 г. № 1403-XII «О приватизации государственного имущества в Республике Татарстан»; постановление Совета Администрации Красноярского края от 10 апреля 2002 г. № 112-п «Об утверждении Положения о Красноярском краевом комитете по управлению государственным имуществом»; Закон Сахалинской области от 20 июля 1999 г. № 8а «О Законе об управлении областной государственной собственностью»; распоряжение мэра Санкт-Петербурга от 25 мая 1994 г. № 539-р «О приватизации жилищного фонда в Санкт-Петербурге»; постановление главы администрации Чукотского автономного округа от 11 апреля 1994 г. № 140 «Об утверждении Положения о бесплатной приватизации жилищного фонда в Чукотском автономном округе».

[14] Отчет по проверке деятельности Российского фонда федерального имущества по исполнению Федеральных законов «О федеральном бюджете на 1996 год» и «О федеральном бюджете на 1997 год» в части доходов от приватизации и использования федеральной собственности (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №25 (138), п. 8 от 17 июля 1998 г.).

[15] Отчет о результатах проверки эффективности, целесообразности и соответствия законодательству Российской Федерации использования федерального имущества и средств федерального бюджета при приватизации предприятий лесопромышленного комплекса (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 26 (218), п. 29 от 13 июля 2000 г.).

[16] Подраздела 2.3 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год, постановления Правительства Российской Федерации от 18 ноября 1992 г. № 906, письма Госкомимущества России от 15 октября 1992 г. № ПМ-15/7494.

[17] Отчет о результатах проверки ОАО «Нефтепорт» (г. Находка) в части порядка приватизации, эффективности и целесообразности использования федеральной собственности, а также своевременности и полноты поступлений в федеральный бюджет средств от распоряжения и управления федеральной собственностью (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 44 (369), п. 11.1 от 19 декабря 2003 г.).

[18] Отчет о результатах проверки соблюдения требований законодательства при осуществлении приватизации АО «Холдинговая компания Усть-Илимского лесопромышленного комплекса» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 26 (218), п. 28 от 10 июля 2000 г.).

[19] Заключение Счетной палаты по результатам экспертизы плана приватизации и оценки активов «Российской страховой государственной компании» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №18 (89), п.4 от 16 мая 1997 г.).

[20] Доля акций, продаваемых иностранным инвесторам, не должна превышать 15% акций акционерного общества.

[21] К сведению, комбинат выпускал 77,35% от общероссийского производства глюкозы кристаллической для медицинских целей, занимал доминирующее положение на внутреннем рынке.

[22] Отчет о результатах документальной ревизии финансово-хозяйственной деятельности Российского акционерного общества энергетики и электрификации «ЕЭС России» за 1997 год и проверки деятельности представителей государства в составе совета директоров РАО «ЕЭС России» по соблюдению интересов государства (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №26 (139), п.1 от 8 сентября 1998 г.).

[23] Отчет о результатах комплексной проверки использования федеральной собственности Российским акционерным обществом энергетики и электрификации «Единая энергетическая система России» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 29 (221) от 1 сентября  2000 г.).

[24] Так, например, в 1996-1997 годах РФФИ с нарушениями действующих нормативных правовых актов выполнял функции как по организации и проведению конкурсов, так и по контролю за выполнением договорных обязательств, что в итоге приводило к снижению объема финансовых средств, поступающих в федеральный бюджет.

[25] Утверждено приказом Минфина СССР от 29 ноября 1990 г. № 131.

[26] Отчет о результатах проверки ОАО «Восточная нефтяная компания» в части эффективности управления 36-процентным пакетом акций, находящимся в федеральной собственности, и проведении Минимуществом России предпродажной подготовки, в том числе определения начальной цены продажи указанного пакета акций (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 25 (308), п. 5 от 19 июля 2002 г.).

[27] Отчет по результатам проверки целесообразности, эффективности и соответствия законодательству Российской Федерации продажи находившихся в федеральной собственности акций ОАО «Тюменская нефтяная компания» (ОАО «ТНК») (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 39 (110), п. 3 от 10 декабря 1997 г.).

[28] Отчет о результатах проверки эффективности и целесообразности акционирования и продажи пакетов акций ОАО «Нефтегазовая компания «Славнефть», находящихся в федеральной собственности (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 13 (164), п. 11 от 16 апреля 1999 г.).

[29] В Указе Президента Российской Федерации от 18 августа 1996 г. № 1210 «О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера» определялся частный случай привлечения Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете Российской Федерации по управлению государственным имуществом для составления заключений о результатах независимой оценки рыночной стоимости акций.

[30] Отчет о результатах проверки процесса и результатов приватизации, управления государственным пакетом акций РАО «ЕЭС России» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 25 (138), п. 9 от 17 июля 1998 г.). См. также Отчет о результатах проверки законности и целесообразности структурной реорганизации, акционирования и приватизации государственных авиапредприятий ОАО «Тюменские авиалинии» и ОАО «Внуковские авиалинии» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 36 (272), п. 4. от 12 октября 2001 г.).

[31] См.: Финансовый контроль. 2002. № 3 (6), с. 14.

[32] См.: Отчет об итогах обобщения фактов нарушений в сфере приватизации, выявленных в результате проведения Счетной палатой Российской Федерации контрольных мероприятий в 1995-2003 гг. (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации, п. 11.4 от 4 июня 2004 г., № 19 (38)).

[33] См., например, Руководство АЗОСАИ по борьбе с мошенничеством и коррупцией (2002 г.) - http://www.asosai.org/fraud_guidelines/index.html

[34] АЗОСАИ - Азиатская организация высших органов финансового контроля.

[35]См.: Руководство АЗОСАИ по борьбе с мошенничеством и коррупцией (2002 г.).




По теме:
— Бизнес-газета RBC daily "Приватизации устроили тайное судилище"
— Бизнес-газета RBC daily "Российские реформы признаны преступными"
— Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике "Обложить олигархов налогами!"
В США судят соратников российских реформаторов
— Жак Сапир "Макроструктурные факторы и ограничения инвестирования в России" (файл «pdf»)
— В. Андрефф “Российская приватизация: подходы и последствия”
— М. Голдман "Капитализм инсайдеров: приватизация успех или неудача?"
— Д. Эллерман “Ваучерная приватизация как инструмент холодной войны"
— М. Голдман "Приватизация в России: Возможно ли исправить ошибки?"
— Р. Макфаркар ”Введение единовременного налога на собственность, приобретенную в ходе приватизации, могло бы подтвердить ее легитимность”
— Я. Корнаи "Путь к свободной экономике: десять лет спустя (переосмысливая пройденное)"




РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено