РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ

Домашние иконостасы, полки,киоты: церковная утварь. Молитва Исполняет Желания.





раздел "Статьи отечественных экономистов"

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Наталия Римашевская

Н. М. Римашевская

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК  том 74, № 3, с. 209-218 (2004)

В основу предлагаемой вниманию читателей статьи положено научное сообщение, которое в июле минувшего года было заслушано на заседании Президиума РАН. Материалы дискуссии публикуются в изложении.

Оригинал

Римашевская Наталья Михайловна - член-корреспондент РАН,
директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН (ИСЭПН).

Проводившиеся в последние годы рыночные реформы и трансформационные преобразования строго следовали требованиям Вашингтонского консенсуса, осуществлялись сверху и без необходимых социальных амортизаторов. Как все мы помним, они имели своим началом "шоковую терапию", негативные социальные последствия во внимание не принимались. В результате произошли радикальные изменения условий жизни российского населения, и это не могло не повлиять на физическое и психологическое состояние людей, их поведение и качество человеческого потенциала.

Придерживаясь заокеанских рекомендаций, наши реформаторы не отнеслись с должным вниманием к историческому опыту России. А полезно было бы вспомнить, например, что говорил Александр II в связи с подготовкой мероприятий по освобождению крестьян от крепостного права. Самодержец подчеркивал, что дворянство должно во имя общества, во имя России пожертвовать частью своих благ и что отмена крепостного права ни в коем случае, даже на первом этапе, не должна ухудшить быт крестьян, а напротив, его улучшить. Вот так ставил вопрос русский царь, в отличие от российских либералов.

Попытаюсь проанализировать, как изменились условия жизни и характеристики населения в ходе очередной ломки социально-экономических основ нашего общества. Кто выиграл и кто проиграл в результате реформ? Что должны были сделать и чего не сделали власти? Какие шаги следует незамедлительно предпринять в социальной сфере?

Предварю последующее изложение двумя замечаниями.

Первое. Все представляемые положения и выводы будут комментироваться данными Госкомстата России, который никогда не позволял и не позволяет себе дать худшую картину, чем она есть на самом деле. Это отнюдь не означает, что я согласна со всеми оценками уважаемого учреждения. Но учитывать его данные необходимо, иначе не обойти стороной дискуссии методического характера. Замечание относительно Госкомстата весьма важно: используемые показатели в социальной сфере серьезно различаются, а ведь 1%, когда речь идет об общей численности населения страны, составляет 1.5 млн. человек. Так, численность бедных Госкомстат определяет в размере 25%, Всемирный банк - 27%, а Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, который я возглавляю, - 33%. Еще большие отклонения в оценках характерны, например, для коэффициента Джини, который раскрывает неравенство распределения доходов.

Второе. Придется также абстрагироваться от территориальных особенностей; они велики и существенны, но это тема специального доклада, предполагающая региональный мониторинг жизненного уровня.

По нашим (и не только по нашим) оценкам, вследствие реформ в выигрыше оказалась одна пятая часть населения, большинство же в основном проиграло. У некоторых условия жизни не изменились. Мы считаем "выигравшими" тех, кто сумел адаптироваться и встроиться в рыночные структуры.

Изменения уровня и качества жизни населения трансформировались в острейшие социально-экономические проблемы, которые имели не менее острые демографические следствия. Среди них:

• катастрофическое снижение доходов и материальной обеспеченности основной части населения;

• высокая доля бедных при чрезвычайно скудном определении уровня бедности;

• беспрецедентная поляризация условий жизни;

• значительные масштабы безработицы и невыплата заработков;

• деградация социального обеспечения и фактическое разрушение социальной сферы, включая жилищно-коммунальное обслуживание.

Все это не могло не сказаться на состоянии населения, началась его естественная убыль и депопуляция, снизилось качество населения, сложилась неэффективная модель внешней и внутренней миграции.

"Шоковая терапия" привела к резкому падению денежных доходов населения (рис. 1), надежды на их восстановление в ближайшие годы невелики. В 2002 г. реальные доходы достигли лишь величины 1997 г.
 

Рис. 1. Основные показатели денежных доходов населения
в реальном выражении (1990 г. = 100%)

1 - реальные денежные доходы,

2 - реальная начисленная заработная плата,

3 - реальный размер назначенных пенсий
(с учетом компенсаций)

Главный фактор двукратного снижения жизненного уровня россиян (по сравнению с 1991 г.) - неадекватная оплата труда. К настоящему времени ситуация сложилась таким образом:

• минимальная заработная плата составляет сегодня 600 руб. в месяц, то есть 26% от прожиточного минимума (ПМ) трудоспособного населения (2328 руб.);

• среднемесячная начисленная заработная плата в 2002 г. равнялась 4414 руб., или 141 долл. США, то есть 4.7 долл. в день;

• одна треть работников (20 млн. человек) имеют заработок ниже ПМ;

• 60% работников (40 млн. человек) не обеспечивают заработком даже минимальных своих потребностей и потребностей одного ребенка;

• различия в оплате труда 10% высоко- и 10% низкооплачиваемых работников составляют 30 раз. Рост средней заработной платы в 2002 г. на 18% при изменении ее минимального уровня даже с 300 до 450 руб. не означает ничего иного, как значительного увеличения ее в высокооплачиваемых группах населения.

Вследствие ее снижения оплата труда перестала выполнять свои базовые функции: воспроизводственную, так как не обеспечивает даже простого воспроизводства рабочей силы самого работника; экономическую, поскольку не стимулирует к повышению качества и производительности труда; социальную, так как усиливает дезинтеграцию общества, обусловленную нарастающей имущественной дифференциацией.

Сегодня граница бедности оказалась в 1.5 раза ниже принятого в 1991 г. уровня и составляет 1800 руб. (2002), или 60 долл. в месяц (2 долл. в день), что, с точки зрения нормативов ООН, соответствует лишь уровню развивающихся стран. Распределение доходов населения показывает, что доля бедных достигает у нас 25% (36 млн. человек); половина граждан страны имеет доходы меньше 4 долл. в день; десятая часть не обеспечена даже продуктовой корзиной; половина российских детей живет в состоянии бедности.

О чрезвычайно низком уровне потребления свидетельствует прежде всего тот факт, что в среднем затраты на питание достигают половины общих расходов семей, в то время как в развитых странах этот показатель не превышает 20-30%. Сказанное отнюдь не означает, что Россия бедная страна. Напротив, она очень богата, особенно ресурсами. Только основная часть ее населения живет бедно и очень бедно.

Наиболее тяжелые последствия реформ связаны с чрезвычайным ростом социальной поляризации. Об этом свидетельствует распределение доходов населения. Так, соотношение средних доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченных (децильный коэффициент фондов) составляет у нас 14.2; коэффициент Джини - около 0.4; децильный коэффициент дифференциации доходов - 8.2 раза; разрыв в доходах 5%-ных крайних групп с наибольшими и с наименьшими доходами достигает, как минимум, 50 раз; "верхней" 20%-ной группе населения принадлежит 46% общего фонда доходов, а "нижней" - лишь около 6% (табл. 1).

Таблица 1. Распределение денежных доходов населения, %

Денежные доходы по 20%-ным группам
1992
1995
1997
1998
1999
2000
2001
2002
первая (с наименьшими доходами)
вторая
третья
четвертая
пятая (с наибольшими доходами)

Коэфф. Джини (индекс концентрации доходов)

6.0
11.6
17.6
26.5
38.3

0.289

6.1
10.7
15.2
21.7
46.3

0.387

5.8
10.5
15.2
22.3
46.2

0.390

6.0
10.5
15.0
21.5
47.0

0.394

6.0
10.4
14.8
21.1
47.7

0.400

5.8
10.4
15.1
21.9
46.8

0.395

5.6
10.4
15.4
22.8
45.8

0.398

5.6
10.4
15.4
22.8
45.8

0.398

Можно сказать, что ныне существуют две России, которые живут в разных измерениях, плохо понимают друг друга, имеют различные ориентации и предпочтения, собственный спрос и рынок предложений товаров и услуг. Поляризация доходов влечет за собой дезинтеграцию общества, вызывает агрессию со стороны определенных групп населения, особенно молодежи, приводит к нестабильности и массовому девиантному поведению. Это главный фактор криминализации общества, роста потребления наркотиков и алкоголя.

На основе композиции статистических данных из разных источников и с помощью специальных методов построена социально-экономическая пирамида российского общества, которая отражает экономическую стратификацию населения (рис. 2).

Рис. 2. Экономическая стратификация российского населения

Необходимо подчеркнуть один методически важный факт: при существующей поляризации оплаты труда и доходов их средние показатели не отражают динамику происходящих процессов. Рост реальных доходов населения, составивший за три года, по оценкам Госкомстата, 30%, в действительности означает увеличение доходов лишь богатых и высокообеспеченных слоев, в то время как реальные доходы бедных фактически заморожены. В качестве средней характеристики следовало бы использовать модальное значение, которое характеризует наиболее часто встречающийся уровень доходов и существенно ниже среднего статистического. Наличие у одной четверти семей (данные Госкомстата) автотранспорта не должно вводить в заблуждение: здесь действует фактор истории приобретения (15-20 лет назад) и использование автомобиля при самозанятости.

* * *

Можно было бы продолжить описание ситуации, затронув еще и проблемы безработицы, деформации социального обеспечения и инфраструктуры. Но сказанного достаточно, чтобы далее показать, как десятилетие реформ повлияло на процессы демографического воспроизводства.

По предварительным данным Всероссийской переписи населения 2002 г., в России проживает 145.2 млн. человек. Естественная убыль между двумя переписями составила 7.4 млн., из которых 5.6 млн. компенсировано благодаря притоку мигрантов, поэтому реальное снижение численности составило всего 1.8 млн. человек.

Рис. 3. Русский крест - динамика общих коэффициентов рождаемости и смертности (на 1000 человек населения)

1 - рождаемость, 2 - смертность

Естественная убыль населения в России началась в 1992 г., когда пересеклись кривые рождаемости и смертности (рис. 3), и пока нет никаких признаков того, что их направленность может измениться. К настоящему времени миграционная компенсация убыли населения снизилась до 4%, и динамика численности россиян целиком зависит от соотношения рождаемости и смертности. А ситуация здесь совсем не радужная.

Что касается рождаемости, ее характеризуют следующие тенденции:

• абсолютное число родившихся за последние 15 лет сократилось почти в 2 раза - с 2.5 млн. в 1987 г. до 1.4 млн. в 2002 г.;

• суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей, рожденных одной женщиной за всю ее жизнь) сегодня составляет 1.25, в то время как для обеспечения простого воспроизводства (замещения детьми родителей) он должен достигать 2.15, - отсюда и депопуляция;

• по разным причинам общество устойчиво ориентируется на однодетную семью: одного ребенка имеют 54% семей, двух - 37%, трех и более - 9%; по экспертным оценкам, 15-17% супружеских пар бесплодны;

• сейчас около 30% детей рождаются вне брака, что влечет за собой разного рода негативные последствия.

Следует учитывать, что снижение рождаемости - общемировая тенденция. Однако в современной России, помимо этой тенденции, на процесс воспроизводства населения влияют некоторые негативные факторы социального характера (табл. 2), усугубляющие положение. Определенное воздействие оказали временные сдвиги в рождаемости: происходит откладывание и отказ от рождений в связи с системным кризисом и политической нестабильностью в обществе.

Таблица 2. Общие коэффициенты рождаемости, смертности и естественного прироста (на 1000 человек населения

Страны
Число родившихся
Число умерших
Естественный прирост, убыль (-)
 
1990
2000
1990
2000
1990
2000
Россия
Австрия
Великобритания
Германия
Дания
Италия
Нидерланды
Финляндия
Франция
Швеция
США
Япония
13.4
11.6
13.9
11.4
12.4
9.8
13.3
13.2
13.5
14.5
16.7
9.9
8.7
9.6
11.4
9.2
12.6
9.4
13.0
11.0
13.2
10.2
14.0
9.4
11.2
10.6
11.2
11.5
11.9
9.4
8.6
10.0
9.3
11.1
8.7
6.7
15.4
9.3
10.3
10.1
10.9
9.7
8.8
9.5
9.1
10.5
8.5
7.6
2.2
1.0
2.7
-0.1
0.5
0.4
4.7
3.2
4.2
3.4
8.0
3.2
-6.7
0.3
1.1
-0.9
1.7
-0.3
4.2
1.5
4.1
-0.3
5.5
1.8

Еще более драматично складывается ситуация со смертностью в России:

• общий коэффициент смертности (число умерших на 1000 человек населения) неуклонно растет в отличие от стареющих европейских стран;

• численность умерших в 1.7 раза превышает число родившихся за тот же период времени;

• отмечается сверхсмертность мужчин, особенно трудоспособного возраста, показатель продолжительности предстоящей жизни российских мужчин очень низок, даже в сравнении со многими развивающимися странами, - 58 лет.

При сохранении современного уровня смертности из россиян, достигших в 2000 г. 16 лет, до 60 лет доживут менее половины мужчин. Продолжительность жизни мужчин, которым сейчас 25 и более лет, равна или даже меньше продолжительности жизни в конце XIX в., хотя в то время предстоящая жизнь родившихся составляла только 29 лет (что было обусловлено высокой младенческой смертностью).

В стране остается высокой, по современным представлениям, и младенческая смертность, несмотря на ее снижение в последние годы: сейчас этот показатель достигает 13 на 1000 детей в возрасте до 1 года, что в 3—4 раза больше, чем в развитых странах. По уровню младенческой смертности Россия имеет один из самых высоких показателей в Европе (выше только в Румынии) и не только в Европе: в Японии, США, Австралии ситуация тоже лучше, чем у нас.

Прогнозы общей численности населения России, предлагаемые различными организациями, неутешительны: к 2025 г. россиян будет 125 млн., а к середине текущего столетия - лишь около 100 млн. человек, то есть нас станет меньше на 45 млн.

Второе существенное следствие великих трансформаций - это падение качественных характеристик населения по трем основным группам индикаторов: здоровье (физическое, психическое, социальное), интеллектуальный потенциал и профессиональная подготовленность, духовно-нравственные ценности и ориентации.

Оценивая здоровье населения через характеристики нездоровья, приходится отмечать рост заболеваемости, особенно по болезням социальной этиологии (туберкулез, сифилис, СПИД/ВИЧ, инфекционный гепатит). Прогнозы показывают, что к 2010 г. 8-11% населения будет ВИЧ-инфицировано, а это около 13 млн. человек, преимущественно молодежи. По оценкам международных экспертов, Россия находится на стадии концентрированной эпидемии ВИЧ-инфекции. Четверть ВИЧ-инфицированных составляют женщины в активном репродуктивном возрасте. Это означает, что ВИЧ-инфекция может повлечь за собой прямые демографические потери. Экспоненциально растет наркомания, особенно среди детей в возрасте от 11 до 17 лет. По оценкам, численность больных наркоманией достигает 4 млн. человек; ежегодно вследствие употребления наркотиков умирает 70 тыс. человек.

Особенно опасным является снижение репродуктивного здоровья. Доля беременных женщин, страдающих анемией, за десятилетие выросла в 3.6 раза. В результате в 2.6 раза увеличилось число детей, больных уже при рождении. Главную тревогу вызывает то обстоятельство, что поколение детей обладает меньшим потенциалом здоровья, чем их родители, а их дети (внуки родителей) имеют еще меньший потенциал. Уже в момент рождения 40% детей больны, и в течение жизненного цикла их здоровье лишь ухудшается. Так возникает "социальная воронка", куда все активнее втягиваются молодые когорты: проблемы здоровья перемещаются из групп населения старшего возраста в группы детей и молодежи. Для того чтобы выбраться из "воронки" (если это вообще возможно), нужно не одно поколение здоровых людей.

По такому показателю, как продолжительность здоровой жизни, Россия занимает 107-е место в мире. Ожидаемая ее продолжительность у мужчин составляет 51.5 года, у женщин - 61.9 года. С 1999 г. отмечается интенсивный рост числа инвалидов (примерно на 1 млн. человек в год). Общая их численность составляла в 2002 г. более 11 млн. человек (7.5% населения); по прогнозам, в 2015 г. она возрастет до 20 млн. (15% населения).

Падение интеллектуального потенциала - как вследствие прямой "утечки умов", так и ухода профессионалов в непрофильные отрасли экономики - продолжается, хотя и с меньшей интенсивностью. Имеет значение также снижение качества школьного и профессионального образования, особенно характерное для учебных заведений в сельской местности и малых городах.

Не менее остро стоит проблема кризиса социальных ценностей и ориентаций, падения нравов и моральных принципов на фоне отсутствия должного правопорядка и повсеместного нарушения законности. В массовом сознании идет процесс размывания нравственных норм, характерных для русской культуры. Все более распространяются прагматизм, ориентация на личную выгоду, типичные для американской модели межличностных отношений и жизненных ориентаций.

* * *

К концу 90-х годов, особенно после дефолта 1998 г., стало очевидно, что продолжать формировать рынок в России, не обращая внимания на физическое и психологическое состояние граждан страны, уже невозможно. Однако неолиберальная идеология не позволила адекватно ответить на социальные вызовы. Основная направленность социальной программы Правительства России с самого начала (с "шоковой терапии") и по сию пору - это сокращение государственных обязательств в социальной сфере, что фактически противоречит Конституции РФ (ст. 7), в которой Российское государство определено как социальное.

В этой связи следует прокомментировать ряд мероприятий социального характера, предпринятых правительством.

Во-первых, введение плоской шкалы налогов с доходов физических лиц оказалось прямо направлено против бедных и малообеспеченных групп населения. Для них ставка налога увеличилась с 12 до 13%; возрос налоговый пресс, который и прежде был в 2 раза обременительнее, чем у высокооплачиваемых групп. В результате усилилась поляризация населения, разрыв в доходах вырос с 14 до 17 раз. Для тех, чей заработок не превышает 30 тыс. руб. в год, налоговое бремя (с учетом единого социального налога) составило 48.6% (почти половину), те же, кто получает свыше 600 тыс. в год, платит в целом лишь 15% (13 + 2%) со своих доходов.

Во-вторых, введение единого социального налога (ЕСН) перечеркнуло формирующуюся страховую систему с внебюджетными фондами. В результате такого "превращения" взносы предпринимателей, фактически осуществляемые за счет фонда оплаты труда, трансформировались в обычный государственный налог, и это вынудило работодателей замораживать заработную плату. ЕСН становится собственностью государства, утрачивая целевую направленность, и при необходимости используется государством на иные, чем предполагалось, нужды, поддерживая бюджет.

В-третьих, введение пенсионной системы накопительного типа за счет торможения роста пенсий сегодняшних пенсионеров на самом деле имеет двуединую цель:

а) окончательное обоснование снижения действующих ставок пенсий, включая выделение базовой пенсии в структуре трудовой, и

б) аккумуляцию "длинных" рублей в руках государства, с тем чтобы использовать их в качестве инвестиционного ресурса.

В-четвертых, задуманная властями реформа ЖКХ ориентирована не столько на то, чтобы вывести этот сектор из плачевного состояния, сколько получить в свое распоряжение фонд жилищных субсидий, который по размеру приближается к пенсионному; его использование будет еще менее прозрачным, учитывая износ фондов на уровне 70-80%.

В-пятых, реформа сферы образования, введение единого государственного экзамена (ЕГЭ) оказывается гарантией привилегий для тех, кто обучается ближе к центру в оборудованных на современном уровне и укомплектованных учителями школах. Сегодня в России треть школ не имеет не только полного комплекта преподавателей, но зачастую водопровода, канализации, отопления и электричества, качество обучения в таких школах на порядок ниже того, что требует ЕГЭ.

В-шестых, нельзя не упомянуть внедрение так называемой адресной социальной помощи, эффективность которой близка к нулю. На самом деле доля денежных трансфертов в доходах населения составляет сегодня менее 2%, в то же время административные расходы, связанные с установлением права на получение социальной помощи, будут перекрывать сумму пособий, открывая новый источник для коррупции среди чиновников.

* * *
Итак, все сказанное позволяет сформулировать ряд выводов.
• Неблагоприятные условия жизни имели своим следствием нарушение динамического стереотипа высшей нервной деятельности у значительной части населения России. Это, в свою очередь, вызвало ослабление иммунной защиты, развитие патологических процессов, депрессивных состояний и других психических отклонений.

• Состояние "износа" и "усталости" населения приводит к тому, что поколение детей не воспроизводит поколение родителей не только количественно, но и качественно; снижается численность населения, разрушается человеческий капитал, а это угроза национальной безопасности.

• Идет процесс распада социальных связей и ослабления социального потенциала, что сравнимо с истощением природы при отсутствии ее восстановления.

• Либеральная политика государства направлена на поддержание экономического благополучия крупного бизнеса; выживание основной части населения страны фактически в расчет не принимается; в результате разрушается народный потенциал России и нарастает протестный ресурс.

Чтобы переломить гибельные для страны тенденции, необходимо незамедлительно и радикально изменить политику государства, повернуть ее к социальной сфере, руководствуясь идеологией социального государства. Это предполагает реализацию комплексной доктрины, нацеленной на системное решение обострившихся проблем, предоставление населению хотя бы минимальных гарантий государства, широкое развитие социального страхования. Экономический рост и использование перераспределительных механизмов позволят не только пересмотреть прожиточный минимум на современной основе, но и обеспечить достойную оплату труда всем работающим.


По теме:

Н. Римашевская "Либерализм и социальные гарантии в условиях переходной экономики"
Е.А. Козлова, В.Е. Маневич, д.э.н., проф.; М.А. Можина, д.э.н., проф.; В.В. Овсиенко, к.э.н.; Н.М. Римашевская, д.э.н., проф.; М.Н. Узяков, к.э.н. "АНАТОМИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА"
А.Г. Вишневский, д.э.н., проф.; С.А. Васин; Ж.А.Зайончковская, к.геогр.н. "ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ И ТРУДОВОЙ ПОТЕНЦИАЛ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ"
Р. С. Гасслер "Государство благосостояния: теория и практика"
А. Дейкин "Невидимые миру льготы"
Л. Туроу ”Демократия против рынка”
Г. Колодко «Вопросы справедливости и экономическая политика в переходных экономиках»
Р. Макинтайр "Социальная политика в странах с переходной экономикой в аспекте развития человеческих ресурсов"
Дж. Гэлбрейт “Меньше шока, больше терапии”


РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено