РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






О степени открытости экономики
Маршалл Поумер


Проблемы прогнозирования № 4 (2001).

Выступление автора следует в русле его взглядов о том, что перестройка экономики - эволюционный процесс, включающий реформирование существующих институтов, и что экономическая трансформация требует не только понимания роли цен и рынка, но и принятия во внимание позитивных функций государства. Для облегчения интеграции в мировую экономику неоходима прежде всего не полная открытость национальной экономики сразу, а долговременная политика государственных ограничений - пошлин, тарифов и т. п. как инструментов поддержки внутреннего производителя и привлечения прямых зарубежных инвестиций [2].

Принцип открытости экономики обладает большой привлекательностью. «Что касается российской экономики, то чем более она открыта, тем лучше», - заявил руководитель Российского бюро экономического анализа и член команды экономистов президента Путина Е. Гавриленков (прим. Rusref: кандидат технических наук, профессор ВШЭ) на страницах журнала «Business Week» в конце 2000 г. Такое упрощенческое заявление, по нашему мнению, ошибочно. Представим, что могло бы произойти, если в России был бы осуществлен подход, противоположный шоковой терапии, и реализована стратегия преобразования закрытой экономики. Сомневаюсь, что сокращение экономики было бы даже приблизительно столь масштабным, хотя, возможно, институциональные изменения на пути продвижения от всеобщего государственного контроля к подлинной рыночной системе были бы относительно скромными. Мне кажется, что в оценке степени открытости экономики следует учитывать воздействие трех моментов, имеющих неоднозначные последствия.

Первый. Конечно, переход к открытой экономике для международной конкуренции означает создание жизнеспособного рынка. Открытость экономики позволяет создать рыночную дисциплину, приводит к конкуренции - источнику жизненной среды динамичной рыночной системы. Более того, если экономика открыта, то роль правительства в ограничении потоков товаров и капитала снижается, таким образом, сокращается возможность коррупции и злоупотреблений, а также ограничивается уязвимость, вызванная некомпетентностью. Один из путей разрушения мошеннических схем коррумпированных инсайдеров - допуск иностранной конкуренции. Второй. Открытая экономика привлекательна тем, что благоприятствует сдвигам в политической и социальной сферах. Прежде всего, открытая экономика - это продолжение политики гласности. Быть открытым - значит быть свободным, и это стимулирует приверженность этой политике. Важно при этом, чтобы предпочтения формировались на основе благоприятных результатов, а не привлекательных слов. В частности, требуют неотложного практического решения проблемы преодоления бедности и повышения экономического роста.

Принято считать, что Запад оказывает поддержку открытой экономике, и именно в этом случае западные инвесторы готовы вкладывать средства в Россию. Точка зрения (иностранцы поддерживают ее), согласно которой экономический рост в России начнется благодаря щедрости иностранных инвесторов, - это иллюзия. Конечно, важен приток иностранных инвестиций и технологий, но их нельзя получить, будучи лишь любезными с иностранцами. Это подтверждает опыт Китая, где функционируют огромные суммы иностранного капитала. Дело не в хорошем отношении к иностранному капиталу априори, а в том, чтобы дать понять иностранным инвесторам, что их реальная деятельность формирует в стране благоприятные оценки. Привлечение иностранных инвестиций в Россию - это второй шаг, а первый состоит в том, чтобы сделать экономику нормально функционирующей и привлекательной для иностранных инвестиций. Открытие экономики расширяет возможности потребительского выбора населения и тем самым способствует повышению жизненного уровня в краткосрочной перспективе. Широкое разнообразие потребительских товаров зарубежного производства на внутреннем рынке обогащает предложение, диверсифицирует потребности. Однако их удовлетворение в краткосрочной перспективе стоит неоправданно дорого, если оно препятствует долгосрочному экономическому развитию.

Третий. Реалистичная оценка экономической ситуации в России предопределяет, что переход к открытой экономике может быть лишь постепенным. Это убедительно подтверждается двумя фактами. Во-первых, в 90-е годы в большой степени произошло замещение товаров российского производства импортными. Во-вторых, после резкой девальвации летом 1998 г. в России впервые после начала переходного периода начался существенный экономический рост. Девальвация была равносильна частичному закрытию российской экономики. Импорт из западных стран резко сократился. Интересно отметить, что при этом также росла доля импорта из других постсоциалистических стран. Неосмотрительная открытость экономики России привела также к значительным потерям в результате бегства из страны капитала, которое связано с криминализацией российской экономики. Для отслеживания нелегальной экономической деятельности необходимо введение ограничений на отток капитала. Серьезную опасность представляет потенциально дестабилизирующий краткосрочный приток капитала. Внезапный отток краткосрочных инвестиций был существенной причиной финансового кризиса 1998 г. Названные проблемы, связанные с открытостью экономики, в последние годы были в некоторой степени преодолены. Необычно высокий уровень импорта в результате девальвации сократился. Проблема бегства капитала была несколько смягчена, так как в настоящее время страх девальвации в значительной степени отсутствует. Уязвимость экономики, связанная с притоком краткосрочного капитала, смягчилась, так как после 1998 г. прекратился приток в Россию краткосрочных западных инвестиций. В будущем в результате вероятного реального повышения стоимости рубля все эти проблемы будут усугубляться, поэтому не следует их недооценивать.

Идея обоснованной осмотрительности в открытии российской экономики освещена в новой книге «New Russia: Transition Gone Awry» («Новая Россия: переходная экономика наперекосяк»), Stanford University Press. 2001, в которой рассматривается широкий круг вопросов, связанных с проблемами экономической политики, стоящими перед Россией. Эта книга, над редактированием которой работали проф. Лоуренс Клейн и автор данной статьи, явилась результатом деятельности Группы экономических преобразований (Economic Transition Group). Эта группа, созданная несколько лет назад по инициативе А. Некипелова и автора данной статьи, объединила работу российских и американских экономистов, обеспокоенных стратегией реформ посредством шоковой терапии, что нашло отражение в книге «Реформы глазами американских и российских ученых», вышедшей в 1996 г.

Вопрос о том, насколько открытой должна быть российская экономика, рассматривается в новой книге (гл. 17 «Руководящая роль правительства») в двух аспектах. Во-первых, большое внимание уделяется концепции, которой пренебрегает ортодоксальная экономическая теория. Речь идет о понятии достаточности совокупного спроса. Представленная в книге макроэкономическая модель экономики отводит этому вопросу первое место. Анализ совокупного спроса в условиях переходной экономики - трудная задача, так как даже низкий совокупный спрос может сопровождаться высокой инфляцией. Обычно один из путей снижения инфляционного давления состоит в степени открытости экономики. Однако в условиях, когда совокупный спрос невелик, увеличение масштаба открытости может быть неблагоразумным. Вовторых, при рассмотрении вопроса об открытости экономики важен анализ по отдельным отраслям. В частности, в гл. 17 приведена ситуация в двух конкретных отраслях - производстве автомобилей и самолетов, для выживания и развития которых требуются значительные инвестиции. В данном случае наиболее очевидным условием инвестирования является закрытие внутреннего рынка. Хотя это звучит противоречиво, но в мировой практике страны с жизнеспособными аналогичными производствами поступают именно так. Россия же не принимает таких мер по ограничению открытости рынка с целью развития этих отраслей, хотя находится гораздо в более выгодном положении, чем другие постсоциалистические страны благодаря размерам своей территории.

Выводы. По словам А. Ципко, Россия в прошлом находилась в «смирительной рубашке идеологии». На наш взгляд, она все еще находится в ней. Современная идеология, сдерживающая развитие экономики России сегодня, исходит от неолибералов, настаивающих на полной открытости экономики для международной торговли и потоков капитала. Конечно, этот тезис очень привлекателен, но не адекватен современной ситуации. Открытость российской экономики это долгосрочная цель, к достижению которой нужно двигаться постепенно.



[1] Выступление на конференции «Постсоциалистические страны в условиях глобализации», посвященной 40летию ИМЭПИ РАН (Москва, 1617 ноября 2000 г.).

[2] Поумер М. Модель совершенной конкуренции и роль государства // Реформы глазами американских и российских ученых. Группа экономических преобразований. М.: Российский экономический журнал, Фонд «За экономическую грамотность». 1996. С. 102, 106.


ПО ТЕМЕ:
Ж. Сапир "Макроструктурные факторы и ограничения инвестирования в России" (2002 г., файл в формате «pdf»)
Французские эксперты рекомендуют: ”России нужно регулирование обменных операций и контроль за движением капиталов”


РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено