РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






раздел "Статьи отечественных экономистов"

Корейская модель для кремлевской группы

Станислав Меньшиков

Об авторе: Станислав Меньшиков - известный российский экономист, профессор, доктор экономических наук. В прошлом - профессор МГУ, МГИМО, НГУ, Эразмского университета (Нидерланды) и т. д.. Заведует лабораторией в Центральном экономико-математическом институте РАН. Автор многочисленных научных и публицистических статей и книг.

17 февраля 2006 года

В последнее время отмечается значительная экспансия «кремлевской» банковско-промышленной группировки за пределы ее первоначальной ориентации почти исключительно на природный газ и экспорт оружия. Речь идет о компаниях, которые формально находятся полностью или частично в собственности государства, но фактически под контролем группы лиц, либо работающих на руководящих постах в президентской администрации, либо непосредственно подчиненных президенту и его окружению. Костяками этой группировки первоначально были «Газпром» (после того, как его возглавил петербуржец и путинский назначенец Алексей Миллер) и «Рособоронэкспорт», на руководство которого пять лет назад были поставлены люди из внешней разведки – альмы матер президента.

С какого-то времени контроль за финансовыми потоками этих двух компаний показался Кремлю недостаточным, и его взоры обратились к нефти, Сначала под «колесницу истории» попала империя Михаила Ходорковского, у которой был вырван огромный кусок и передан государственной «Роснефти», Эта компания, в недавнем прошлом аутсайдер отрасли, в какие-то считанные месяцы выросла в нефтяного гиганта.. Сам президент счел возможным лично посетить руководство концерна, чтобы поздравить его со столь «чудесным» превращением.

Затем «Газпром» тоже решил вторгнуться в сферу черного золота, для чего откупил у Романа Абрамовича три четверти акций «Сибнефти» за 13 миллиардов долларов. Деньги не пришлось брать из Стабфонда, их с готовностью дал взаймы синдикат крупнейших западных банков. В результате государство стало лидером отрасли, добывая четверть всей сырой нефти в стране и контролируя через «Транснефть» 100 процентов ее нефтепроводов. На контроль этих компаний были поставлены те же кремлевцы. Председателем совета директоров «Сибнефти» только что назначен тот же Миллер, а в «Роснефть» - помощник президента Игорь Сечин.

Казалось бы, аппетит «силовиков» должны были удовлетвориться столь быстрыми поглощениями жирных кусков российской нефтянки. Как бы не так. В конце прошлого и начале нынешнего года обозначилась новая фаза кремлевской экспансии. Презрев крутые морозы Владимир Путин, Алексей Миллер и другие слетали в далекий Якутск, чтобы поговорить по душам с местным президентом Вячеславом Штыровым. Миллера интересовали перспективы реализации проекта перекачки якутского газа в порт Находка и Китай.

Российский же президент помимо других дел занимался перераспределением в пользу Центра доходов государственной компании «Алроса» от добычи и продажи алмазов. Кремль считает долю местных властей (40 процентов) слишком большой и настаивает на ее сокращении. Штыров саботирует эти требования, пользуясь слабостью министра финансов Алексея Кудрина, который до сих пор официально представлял Центр в совете директоров «Алроса». По настоянию помощников Путина ему пришлось заняться этим вопросом лично, напомнив Штырову, от кого зависит его переизбрание главой республики на новый срок. Британский журналист Джон Хелмер, описавший эту историю в московской англоязычной газете «Раша джорнэл», остроумно назвал свою статью «Триллер в холодильнике». Вовсе не исключено, что «либерала» Кудрина в директорате «Алросы» сменит в скором времени «силовик» из окружения Путина. Контроль над алмазами того стоит.

Другим направлением новой фазы экспансии кремлевской группы стала автомобильная индустрия. Сначала «Рособоронэкспорт» купил контрольный пакет тольяттинского «АвтоВАЗа», а затем он же установил контроль над «КАМАЗом». Дальше – больше. В январе была озвучена записка Бориса Алешина, возглавляющего Федеральное агентство промышленности («Роспром»), о создании единого, подконтрольного государству концерна, который бы объединил «АвтоВАЗ», «КАМАЗ» и нижегородский «ГАЗ». Алешин предложил выделить концерну 5 миллиардов рублей из федерального бюджета на реконструкцию и развитие этих предприятий.

На недавней большой пресс-конференции Путин высказался по поводу этого замысла довольно туманно. Он сказал, что не хотел бы принуждать никого к объединению в единый холдинг. Трудно сказать, чем вызвана его нерешительность. Ведь лады и камазы уже в сфере влияния Кремля. Что касается «ГАЗа», то он еще несколько лет попал в собственность империи миллиардера Олега Дерипаски, и неизвестно, хочет ли тот с нею расставаться и на каких условиях. Кому президент адресовал свои сомнения, Дерипаске или Алешину, не совсем понятно. Так что идея пока пребывает в подвешенном состоянии.

Наконец, на днях правительство приняло решение о создании объединенного концерна самолетостроительных заводов. Детали этого проекта еще не известны, В прошлом попытки укрупнить многочисленные авиационные предприятия и конструкторские бюро делались не раз, но заканчивались ничем. За свою независимость боролись и «Сухой», и другие лидеры отрасли. Не удалась такая попытка и мультимиллионеру Александру Лебедеву. На сей раз неясно, кто стоит за новой попыткой. Руки «Рособоронэкспорта» или другой кремлевской организации за этим проектом пока не видно. А если так, то где гарантии от нового провала еще в самом зародыше? В нашей стране бюрократия ждет, пока свое определенное слово скажет президент, да и оно далеко не всегда решает.

В принципе, экспансия кремлевской группы может дать положительные результаты в экономике в целом, а может и выродиться в очередную пустышку. Позитив в том, что к механизму промышленной политики впервые подключается государство, которое только и способно оживить пребывающие в коме важнейшие отрасли обрабатывающей промышленности страны. Еще в самом начале своего правления Путин озвучил родившуюся в Академии наук мысль о необходимости перекачки нефтяной и другой экспортной ренты – сверхприбыли в страдающую от хронического голода на капиталы обрабатывающую индустрию, особенно в сферу высоких технологий. Но механизм для такой перекачки так и не был создан.

Частные нефтяные, алюминиевые, никелевые и другие экспортные компании либо отказывались вкладывать капиталы в эту менее рентабельную сферу, либо инвестировали мизер. Когда же государство стало через налоги и экспортные пошлины отбирать значительную часть ренты, эти огромные финансовые средства оседали и продолжают оседать в Стабилизационном фонде, где лежат мертвым грузом под предлогом борьбы с инфляцией.

Когда правительство вопреки сопротивлению неолиберала Кудрина недавно повысило «точку отсечения» нефтяных доходов с 20 до 27 долларов за баррель, оно освобождает 7 долларов с каждого барреля для пополнения федерального бюджета, из которого в отличие от Стабилизационного фонда можно расходовать средства внутри страны. В масштабах всего 2006 года эта добавка достигает 14 миллиардов долларов –суммы достаточной, чтобы значительно увеличить финансирование и кредитование модернизации ключевых отраслей обрабатывающей индустрии. Но на какие цели будут реально истрачены эти средства, пока не ясно.

Экспорт вооружений, превысивший в 2005 году 6,1 миллиардов долларов, тоже может служить источником финансирования не только военной индустрии, но и гражданских отраслей.. Именно этот механизм применил «Рособоронэкспорт», на который приходится 85 процентов экспорта оружия, для первых финансовых вложений в автомобильную индустрию. Но потребность отрасли измеряется миллиардами долларов, и одного этого источника наверняка не хватит для ее возрождения.

Но возникает и принципиальный вопрос – намерено ли государство всерьез помочь развитию российской промышленности или же дело сведется к банальному захвату контроля над финансовыми потоками близкой к Кремлю группой силовиков, стремящихся обрести статус новых олигархов? В первом случае, имеется шанс на ликвидацию однобокой сырьевой ориентации российской экономики и ее качественное обновление. Во втором случае экономика будет по-прежнему вертеться по инерции в порочных кругах сырьевой зависимости, перманентной технической отсталости, узости внутреннего рынка, бедности большинства населения.

Дать определенный ответ на эти вопросы пока трудно, ибо государство не имеет сколько-нибудь разработанной комплексной программы развития экономики в целом. Даже четыре национальных проекта, вокруг которых поднято так много шума, касаются лишь отдельных сторон образования, здравоохранения, жилищного строительства, сельского хозяйства и не выдвигают конкретных ориентиров по развитию этих секторов. Из этих проектов не ясно, например, сколько школ будет подключено к интернету и когда, сколько больниц оснастят новейшей медицинской аппаратурой, сколько новых квартир будет введено в строй по доступным ценам и какой урожайности собираются достичь в ближайшие годы. Программы громогласно названы национальными, но никаких общенациональных перспектив не рисуют. Пройдут годы, а спросить за их исполнение будет невозможно.

Но вернемся к собственно кремлевской группировке, О каких ее конкретных планах на будущее что либо известно? Начнем с «Газпрома». Недавно Алексей Миллер заявил, что собирается превратить его в подлинно глобальную компанию. Конкретно это означает, в первую очередь, строительство новых трубопроводов в Европе и на Дальнем Востоке, подключение все новых стран к российскому газу – от Испании и Англии до Китая и Японии. Ну а как быть с газификацией собственной страны, где значительная часть населения как жила, так и живет без газа? Кроме публичных обещаний на этот счет первого зампремьера Дмитрия Медведева, который по совместительству председательствует в совете директоров «Газпрома», никаких конкретных планов на этот счет не существует. Теперь уже, кажется, всем известно, во сколько раз выросла рыночная капитализация, т.е. биржевая стоимость акций «Газпрома». Но сколько миллиардов он собирается вложить в дальнейшую газификацию России – это пока тайна за семью печатями.

О своих намерениях применительно к «Сибнефти» газпромовцы поведали в связи с избранием ее нового совета директоров. Оказывается, в последний год при Абрамовиче ее добыча нефти перестала расти и даже упала. Придется срочно вкладывать капиталы в разведку новых месторождений и разработку уже имеющихся. Только в 2006 году на эти цели предполагается истратить 1,7 миллиарда долларов. Еще 1,2 миллиарда пойдут на выплату дивидендов. Поскольку три четверти акций «Сибнефти» принадлежат «Газпрому», то почти миллиард дивидендов достанется ему самому. Но как он будет потрачен, пока неизвестно. А хорошо бы знать, ибо компания больше, чем наполовину, государственная, т.е. принадлежит хотя бы формально нам с вами.

Другая государственная компания «Роснефть» о своих планах пока помалкивает. Но главное – и она, и «Сибнефть» ничего не сообщают о том, по каким ценам они собираются продавать нефть и бензин на внутреннем рынке, т.е. российским потребителям. Раньше, когда доля государственных компаний в добыче нефти составляла всего 7 процентов, правительство могло ссылаться на то, что не имеет рычагов давления на «ЮКОС», «ЛУКОЙЛ» и другие частные концерны, которые гнали внутренние цены вверх вслед за мировыми. Но теперь государственные компании добывают больше четверти всей нефти, они лидируют на рынке, и у них, можно сказать, появился «контрольный пакет» влияния на цены.

Как они будут устанавливать свои цены, покажет, что их мотивирует – государственные интересы, т.е. ограничение общей инфляции в стране, или же личное обогащение новых олигархов из кремлевской группировки. Об этом мы скоро узнаем по ценам бензина на колонках «Роснефти» и «Сибнефти». Если цены замрут на прежнем уровне, значит действует установка на государственный интерес. Если же возобновят скачку вверх, значит кремлевцы вплелись в общую олигархическую структуру российского капитализма, и ждать от них государственного поведения не следует.

Меня уже критиковали за иллюзии относительно способности капитализма временами отказываться от ставки на краткосрочное обогащение и переходить к более долговременным, менее грабительским критериям, Но я вовсе не питаю какие-то иллюзии. Просто у капиталиста всегда есть выбор – либо эксплуатировать до предела трудовые и прочие ресурсы и тем самым подрубать сук, на котором он сидит, либо заботиться в первую очередь о рынке сбыта свой продукции, а для этого делают ставку на повышение производительности тех же ресурсов. Первый вариант дает максимум прибыли на короткое время, второй гарантирует ее не сразу, но надолго. Исторический опыт показывает, что капитализм отнюдь не всегда действует близоруко.

Мне, например, понравилось сообщение о планах нового руководства «АвтоВАЗа». Оно собирается построить в Тольятти новый автозавод мощностью 450 тысяч автомобилей в год, где будут выпускать принципиально новые модели. Попытаться вписать что-то новое в существующее производство практически невозможно. Речь может идти только о строительстве нового производства, Так считает новый генеральный директор компании Игорь Есипов. Выпуск автомобилей на новом заводе он обещает начать уже через 2,5-3 года. Существующие мощности "АвтоВАЗа" также будут модернизированы, Фактически планируется удвоить мощности.. На это понадобятся миллиардные инвестиции, без поддержки государства они невозможны.. Но без таких затрат завод обречен. Это и есть разумная стратегия дальнего прицела, а не близорукий курс на краткосрочное обогащение.

План перестройки «АвтоВАЗа» еще и тем хорош, что, пожалуй, впервые ставит вопрос не о продолжении эксплуатации предприятий, созданных еще при Советской власти, а о строительстве принципиально нового производства, которое выпускало бы новые, конкурентоспособные виды продукции. До сих пор российский капитализм лишь использовал коммунистическое наследство, но не создавал практически ничего нового. Интересно, что в данном случае за дело взялись люди, пришедшие из оборонки и не соответствующие классическому типу российского капиталиста, умелого по части спекуляций и захвата государственной собственности задарма, но не особенно способного создавать новые виды продукции..

На днях по телевидению выступал миллиардер Владимир Потанин, который, между прочим, сказал, что эффективным бизнесменом может быть только частный собственник, т.к. только он лично заинтересован в успехе предприятия.. При всем уважении, должен не согласиться. За последнее столетие капитализм в США и других индустриально развитых странах пережил знаменитую «революцию управляющих» которая выдвинула целую плеяду весьма эффективных менеджеров.. Именно они сейчас в большинстве случаев – а вовсе не собственники – руководят крупнейшими компаниями мира. Но многое зависит от личных качеств бизнесменов. Бывают и бездарные менеджеры, способные лишь на «раздевание» и разграбление своих компаний. А среди собственников – кроме «гениев финансовых проделок» встречаются и талантливые созидатели, вроде Генри Форда-старшего и Билла Гейтса.

Наши же российские миллиардеры к этой последней категории, как правило, не относятся. И об этом приходится только сожалеть. Когда несколько лет назад Олег Дерипаска купил контроль над «ГАЗом», а Алексей Мордашев над «УАЗом», многие полагали, что этим крупным и успешным предпринимателям удастся возродить автомобильную индустрию. Но они оказались немногим лучше бывшего «красного директора» Владимира Каданникова, который, пробыв несколько лет фактическим хозяином «АвтоВАЗа» (вместе с группой «СОК»), оставил его в полукоматозном состоянии.

Тем временем китайские автомобильные заводы, принадлежащие государству, начав несколько лет назад с нуля, сумели создать конкурентоспособные модели, которые не только переполнили внутренний рынок, но и успешно выступают на рынках развивающихся стран. Не исключено, что у наших новых менеджеров из Тольятти тоже получится не хуже, чем у китайцев.

Когда я наблюдаю, как беспомощно наше государство распоряжается потоком свалившихся на Россию нефтедолларов, мне невольно приходит на память уникальный опыт одного из азиатских «тигров» - Южной Кореи. В 1961 году это была по преимуществу аграрная страна, в которой практически не было современной промышленности. Но в том году к власти там пришел диктатор Пак Чон И, который решил повторить в своей стране опыт японских «дзайбацу», банковско-промышленных конгломератов, которые еще в конце 19-го века положили начало индустриальному развитию Японии. Пак национализировал банки, сделав их источником финансирования собственных конгломератов – «чеболов». А на руководство ими поставил наиболее способных предпринимателей, поручая им в партнерстве с государством создавать заново современные отрасли промышленности.

Так, предприниматель Ли Пун Чал, основатель ныне всемирно известной корпорации «Самсунг», практически с нуля создал в стране производство телевизоров, видеотехники и прочей бытовой электроники. Другой предприниматель Чун Ю Юн, опираясь на конгломерат «Хундай», по поручению президента Пака сумел в короткое время заново создать современное судостроение, способное спускать с верфей крупнейшие супертанкеры в мире. Еще один предприниматель Ким Ву Чун основал концерн «Дайву», который опять же на деньги государства стал одним их ведущих мировых производителей автомобилей. Благодаря деятельности «чеболов» Южная Корея долгое время росла годовым темпом 9 процентов, войдя ныне в число стран с высоким уровнем среднего дохода на душу населения – 12 тысяч долларов в 2003 году (вчетверо больше, чем в России)..

Может ли южнокорейский опыт пригодиться у нас? Думается, что может в условиях, когда государство начинает активизироваться в экономике хотя бы в виде кремлевских «чеболов». Чего нам для этого нам не хватает?

Прежде всего, ясного понимания со стороны президента, что главным движущим механизмом экономического роста должно быть государственное финансирование и его же организующее начало. Надо отказаться от ложной монетаристской догмы, что расходование нефтедолларов на производительные инвестиции рождает инфляцию. Деньги, идущие на создание новых производственных мощностей, не могут вызывать инфляцию.

Лично я всегда был сторонником создания крупных концернов в нашей обрабатывающей промышленности, т.к. только они способны наладить конкурентоспособное производство, используя экономию на издержках при больших масштабов выпуска продукции для внутреннего и внешнего рынка. В топливно-сырьевых отраслях это стало общей практикой. Но в обрабатывающей индустрии государство только сейчас с большим опозданием и как бы нехотя идет на создание таких концернов. Но это правильное направление, и тут надо действовать смелее.

Наконец, главное – России явно не хватает предпринимателей, способных созидать. Точнее, они существуют, но им не дают простора. Кремлевцы отличаются пока, главным образом, своей лояльностью президенту, но не способностью к экономическому созиданию. У оборонцев, пришедших в «АвиоВАЗ», виден размах. Это уже хорошо, но, как в Южной Корее, требуется его дополнить государственной финансовой поддержкой. В авиастроении у нас много способных конструкторов, но мало подлинных организаторов, которые бы смогли привести этот уникальный потенциал в действие.. Искать и находить такие редкие таланты – тоже приоритетная задача президента, его окружения и правительства.

До сих пор власть выдвигала в олигархи людей, в худшем случае заботящихся всецело о собственно кармане, а в лучшем случае способных удержаться на плаву, не доводя собственный бизнес до деградации.. Теперь ей требуется искать и находить подлинный созидательный предпринимательский талант, как это было в Южной Корее. Тогда и у нас дело, быть может, пойдет на лад. На недавней пресс-конференции Владимир Путин признался, что не видит в себе качеств бизнесмена. Но для главы государства это и не обязательно. Зато способность отличить талант от посредственности и готовность его выдвигать – качество для президента очень даже желательное.




Мнение автора статьи не обязательно полностью совпадает с мнением администрации сайта


По теме:
Лев Черной против либеральной догмы
Станислав Меньшиков, доктор экономических наук, профессор

У нас еще сохраняются шансы на прорыв
Виктор Полтерович, академик РАН (ЦЭМИ РАН, РЭШ)

Пусть расцветет тысяча моделей экономического роста
Дэни Родрик, профессор политической экономии в Гарвардском университете

Многообразнее инструменты, шире цели: движение к Пост-Вашингтонскому консенсусу
Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике

Индикативное планирование и наращивание инвестиций - необходимые предпосылки повышения темпов роста
В. Д. Белкин, В. П. Стороженко (ЦЭМИ РАН)

Юнокальская история. Американцы учли опыт ЮКОСа
Сергей Лопатников

Реформирование экономической реформы
Дэни Родрик, профессор политической экономии в Гарвардском университете

Государственное регулирование экономики: опыт Республики Корея
Светлана Суслина, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Общегосударственное планирование рыночной экономики: опыт Японии
В. Хлынов, доктор экономических наук, Центр исследований Японии Института Дальнего Востока РАН

Государственное регулирование внешнеэкономической деятельности: опыт Японии
О. Иванов, кандидат экономических наук, Департамент экономического сотрудничества МИД РФ

О японском опыте управления
Б. Глиньский, профессор Варшавской школы менеджмента и маркетинга (Польша)



Сайт по теме:
- Персональная страница профессора Станислава Меньшикова






РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено