РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ

http://auto-fleet.ru/ грузовики и спецтехника.

магазин электронных сигарет





разделы "Статьи отечественных экономистов" и "Природная рента"

ПРИРОДНО-РЕСУРСНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

Глава 6 книги "Путь в XXI век (стратегические проблемы и перспективы российской экономики)», под ред. Д.С. Львова. М.: Экономика, 1999"

А.А. Арбатов, д.э.н., проф.; А.В. Мухин, к.э.н.; А.Ю. Ретеюм, д.геогр.н.

Проблема природных ресурсов имеет два аспекта: глобальный и национальный. Естественно, что когда мы говорим о XXI веке - веке глобальных проблем информатики, экологии и минерально-сырьевых ресурсов с их новыми технологиями и расширением спектра применения полезных ископаемых - в первую очередь имеется в виду глобальный аспект.

Прогнозируемый к 2010 г. рост населения до 10 млрд. чел., даже при относительном сокращении потребления полезных ископаемых на душу населения резко увеличит потребности в минеральном сырье и энергетических ресурсах. По прогнозу Международного энергетического агентства, к 2010 г. потребление первичных энергоносителей в мире увеличится на 47,66 %.

Учитывая это, Россия, охватывающая одну восьмую территории суши и обладающая самыми большими шельфовыми акваториями, имеет все возможности занять ведущее место в мировой экономике XXI в. по природно-сырьевым условиям, обеспечить экономическую безопасность, независимость политики и контроля за использованием ресурсов страны.

На "розовом" фоне концепции устойчивого развития, принятой в Рио-де-Жанейро в 1992 г., все более отчетливо проступает реальный сценарий "золотого миллиарда" с активным участием транснациональных компаний, международных банков, Международного валютного фонда, международной финансовой элиты. Именно они представляют собой готовую структуру, заинтересованную в совершенствовании разработок минерально-сырьевых ресурсов, и трудно противостоять ее действиям одними декларациями об устойчивом развитии и неизбежном формировании ноосферы в будущем.

В связи с этим развитие России как минерально-сырьевой страны несомненно. Вопрос лишь в том, станет она придатком этой самой мировой системы "золотого миллиарда" или экономически самостоятельной страной, в которой минерально-сырьевая отрасль будет развиваться так же гармонично с наукоемкими технологиями, как, например, в США, Канаде, Австралии.

Понятие "природные ресурсы" охватывает довольно широкий круг объектов. Обычно в качестве природных ресурсов рассматривают естественные тела, которые могут быть использованы для удовлетворения потребностей людей. В дальнейшем, с расширением технологических возможностей освоения новых видов энергии, роль ресурсов выпадет еще и на физические поля и некоторые формы движения материи, которые пока используют в незначительных масштабах или совсем не используют (солнечная радиация, волны, приливы и т.д.). Последующее рассмотрение мы ограничим наиболее распространенными природными ресурсами, которые и в обозримой перспективе будут играть значительную роль в национальных и мировой экономиках: минеральные, водные, земельные, лесные и климатические ресурсы.

МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВАЯ И ТОПЛИВНАЯ БАЗА

Российская Федерация - одно из немногих государств мира, располагающее крупными, а в ряде случаев и крупнейшими запасами различных полезных ископаемых. Именно это сочетание масштабности и разнообразия богатств недр чрезвычайно редко и обеспечивает весьма солидный вклад в совокупный природно-ресурсный потенциал (ПРП) России. К настоящему времени выявлены, разведаны и предварительно оценены крупные запасы полезных ископаемых, потенциальная денежная ценность которых в текущих "мировых" ценах составляет около 30 млрд. долл. США1. Из них 32,2 % приходится на долю газа, 23,3 % - на уголь и горючие сланцы, 15,7 % - на нефть, 14,7 % - на нерудное сырье, 6,8 % - на черные металлы, 6,3 % - на цветные и редкие металлы и 1,0 % - на золото, платину, серебро и алмазы.

Значительно выше (140,2 трлн. долл. США) оценивают прогнозный потенциал. В его структуре полностью доминирует твердое топливо (79,5 %), далее следует газ (6,9 %) и нефть (6,5 %). На долю всех остальных видов полезных ископаемых приходится в совокупности 7,1 %. Такое разительное отличие от структуры балансовых запасов обусловлено, в первую очередь, колоссальными, несопоставимыми с другими полезными ископаемыми по величине, геологическими запасами углей на территории России.

Основные запасы углеводородного сырья расположены главным образом в Западно-Сибирской и Урало-Поволжской провинциях. Крупные прогнозные ресурсы выявлены в Восточной Сибири (Красноярский край, Иркутская область, Республика Саха-Якутия), значительным потенциалом обладает Тимано-Печорская провинция (республика Коми, Ненецкий автономный округ, Архангельская область), шельф северных и дальневосточных морей.

В России огромные потенциальные ресурсы каменных углей, однако разведана и эксплуатируется их сравнительно незначительная часть (угли Печорского, Кузнецкого, Канско-Ачинского и других бассейнов). Многие угленосные бассейны, особенно лежащие к востоку от Урала (Тунгусский, Улугхемский, Ленский, Таймырский, восточная часть Южно-Якутского и др.), еще ждут своего доизучения и освоения.

Крупные ресурсы черных, цветных и редких металлов также способны обеспечить потребности страны на длительный период. России принадлежит один из крупнейших в мире железорудных бассейнов - Курская магнитная аномалия. Уникальные по качеству руды крупных месторождений Норильской провинции помимо меди, никеля и кобальта обеспечивают существенное количество платиноидов. Значительным источником валютных поступлений являются месторождения алмазов Якутской алмазоносной провинции, золота Сибири и Дальнего Востока.

Для дальнейшего развития медной и свинцово-цинковой подотраслей промышленности создан резерв разведанных месторождений в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Основная доля запасов и добычи олова приходится на месторождения Якутии, Магаданской области, Хабаровского и Приморского краев. Разведаны и эксплуатируются месторождения вольфрама (Северный Кавказ), молибдена (Красноярский край, Бурятия), сурьмы (Якутия) и других цветных и редких металлов.

Россия богата ресурсами практически всех видов нерудного минерального сырья. Наибольшее значение среди них имеют крупные месторождения высококачественных апатитов Кольского полуострова, Верхнекамское месторождение калийных солей, месторождения плавикового шпата (Читинская область, Бурятия, Приморье), мусковита и флогопита (Кольский полуостров, Восточная Сибирь), хризотил-асбеста (Урал, Тува, Бурятия).

Несмотря на это изобилие, есть виды минерального сырья, запасы которых либо незначительны, либо малоэффективны. Потребность промышленности России в марганце, хроме, ртути, сурьме, титане и ряде других полезных ископаемых ранее почти полностью покрывалась поставками из республик бывшего СССР. Стимулом межреспубликанского обмена была географическая близость центров добычи полезных ископаемых к их крупным потребителям на территории России. Ежегодно из Казахстана поступало около 51,5 млн. тонн угля, 15,1 млн. тонн железной руды, предназначенной для металлургических заводов Урала и Сибири. Уголь и товарная железная руда ввозились из Украины, количество которых составляло соответственно около 4,1 и 5,5 млн. тонн. Среднеуральский медеплавильный завод (МПЗ) на 14% обеспечивался привозным сырьем с Алмалыкского (Узбекистан) и Маднеульского (Грузия) комбинатов. Алюминиевые заводы Сибири (Новокузнецкий, Красноярский, Саянский, Братский) в значительной мере снабжались глиноземом с Павлодарского алюминиевого завода в Казахстане, Волгоградский - с Николаевского глиноземного завода (ГЗ) на Украине.

Необходимо подчеркнуть, что собственно величина запасов, даже подготовленных к промышленному использованию, играет довольно ограниченную роль. Во-первых, опережающий рост внутренних издержек на освоение и эксплуатацию месторождений неизбежно ведет к уменьшению балансовых запасов, и наоборот. Во-вторых, значимость запасов проявляется при сопоставлении с их использованием, то есть с годовым объемом извлечения. Соответствующие показатели применительно к разным категориям запасов характеризуют обеспеченность данной страны конкретным полезным ископаемым на том или ином временном горизонте. В-третьих, нагрузка на собственную минерально-сырьевую и топливную базу, а значит и темпы ее исчерпания, в значительной степени определяются избранной стратегией политического и экономического развития государства, которая в конечном итоге формирует как спрос на полезные ископаемые и продукты их первичной переработки, так и возможности их конкуренции с другими, например импортными, источниками.

Ориентировочные сведения об основных видах собственных запасов полезных ископаемых Российской Федерации приведены в таблице 1. В ней, естественно, отсутствуют сведения по тем минеральным ресурсам, главным источником которых в настоящее время выступают импортные поставки. Уровень потребления соответствует 1991 г., то есть не отражает обвального падения спроса в последующие годы. Это дает основания рассматривать приведенные в таблице 1 оценки как минимальные.

Таблица 1

Обеспеченность России разведанными запасами некоторых видов полезных ископаемых, в годах

Ископаемые

Годы

Нефть

35

Природный газ

81

Уголь

60-1802

Железные руды

42

Ниобий

43

Медь

40

Никель

40

Молибден

40

Вольфрам

37

Цинк

18

Свинец

15

Сурьма

14

Золото: россыпное

12

коренное

37

Фосфаты

52

Калийные соли

112

ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ

Как правило, под водными ресурсами понимают пригодные для использования массы водоемов и водотоков, а также подземных скоплений влаги, вода (льды) горных и полярных ледников, водяные пары атмосферы.

Водные ресурсы используют в промышленности, коммунальном и сельском хозяйстве. Различают два вида использования водных ресурсов: водопользование и водо- (влаго) потребление. При водопользовании вода не изымается из водоемов и не расходуется, а лишь потребляется для выполнения определенных функций. Это - гидроэнергетика, водный транспорт, рыбное хозяйство, лесосплав, рекреационные цели и др. При водопотреблении вода забирается из водных объектов, при этом часть ее теряется безвозвратно, часть расходуется промышленностью, сельским хозяйством и на коммунальные нужды.

Огромные объемы воды человек мобилизует косвенным путем - через выращивание сельскохозяйственных культур. Показателем доступных для растений запасов влаги в почве служит величина испарения.

Ресурсы для целей водо- и влагопотребления характеризуются стоком и испарением. Их соотношение меняется под влиянием хозяйственной деятельности, поэтому для описания общих потенциальных ресурсов воды необходимы также данные об атмосферных осадках (сумме стока и испарения). Соответствующие сведения по России и миру в целом приведены в таблице 2.

Таблица 2

Запасы водных ресурсов и удельная обеспеченность стоком в России и в мире

Россия

Весь мир

Осадки, км3

10 500

119 000

Сток, км3 (включая подземный)

4 500

51 000

Испарение км3

6 000

68 000

Удельная обеспеченность стоком в 1998 г., м3/чел в сутки

85

23

Удельная обеспеченность стоком в 2020*г., м3/чел в сутки

85

17

* Средний сценарий

Потенциальные эксплуатационные ресурсы подземных вод России превышают величину 300 км3 в год. Россия относительно хорошо обеспечена водными ресурсами. По объемам речного стока (4262 км3/год она занимает второе место в мире после Бразилии, причем положение России по сравнению со всеми другими странами в перспективе улучшится в связи с ростом численности в них населения. На одного жителя России приходится в среднем около 30 тыс.м3 воды (или 76 м3/сутки). Для сравнения: на одного жителя в Европе приходится 4,6 тыс. м3/год, в Азии - 5,2 тыс. м3/год, в среднем на одного жителя земли - 9,0 тыс.м3/год воды. Однако распределение речного стока по территории России крайне неравномерно. Территории бассейнов Северного Ледовитого и Тихого океанов, которые слабо заселены, обладают почти 87% всех ресурсов речного и подземного стока. Территории же Прикаспия и юга Западной Сибири имеют очень редкую сеть местных водотоков и главный их источник составляют транзитные реки Волга и Иртыш.

По условиям водообеспеченности в России различают три зоны:

а) высокой водообеспеченности, где удельные водные ресурсы превышают 6 л/сек на км2 (все северные регионы, Дальний Восток);

б) средней водообеспеченности, где удельные водные ресурсы измеряются 2 - 6 л/сек на км2 (Центр, Урал, юг Западной Сибири, Восточная Сибирь);

в) низкой водообеспеченности, где удельные водные ресурсы не достигают 2 л/сек на км2 (Ставрополье, Заволжье, Нижнее Поволжье, Барабинская низменность в Западной Сибири, Забайкалье, Центральная Якутия).

По запасам почвенной влаги на полях страна делится на зоны:

* избыточного увлажнения (таежные районы);

* достаточного увлажнения (южнотаежные районы);

* неустойчивого увлажнения (лесостепь Русской равнины и Западной Сибири);

* недостаточного увлажнения (степи центрально-черноземных областей; Предкавказья и юга Западной Сибири);

* засушливую (сухие степи Приазовья, Калмыкии и Заволжья);

* крайне засушливую (полупустыня Прикаспия);

* безводную (пустыня в низовьях Волги).

Около 80% пашни страны размещено в зонах неустойчивого и недостаточного увлажнения, что обусловливает уязвимость отечественного сельского хозяйства по отношению к погодным условиям и климатическим изменениям. В целом ресурсы влаги в земледельческих районах России в 1,2 -2 раза ниже, чем в странах Европы и США. В связи с этим требуются специальные мероприятия по мелиорации почв.

В настоящее время уровень водопотребления в России составляет около 5% от суммарных ресурсов стока, а величина влагопотребления измеряется примерно 5 - 7%. Эти показатели свидетельствуют о существующих резервах системы водопользования и водопотребления.

Страна имеет более 500 судоходных рек, общая их протяженность превышает 300 тыс. км. Из них эксплуатируется внутренним водным транспортом около 80 тыс. км (см. табл.3).

Таблица 3

Протяженность водных и используемых железнодорожных путей, тыс. км

Транспортные пути

1940

1950

1960

1970

1980

1990

1995

Водные судоходные пути

92

110

118

121

120

103

84

Железнодорожные пути

59

67

72

78

83

87

87

Кроме того, насчитывается 12 крупных озер, где возможно судоходство. Потенциал рекреационных водных ресурсов образуют свыше 40 тыс. рек и более 50 тыс. озер.

Технический гидроэнергетический потенциал страны оценивается в 2 000 млрд. кВт./ч., причем 9/10 его сосредоточено к востоку от Урала. Насыщенность территории пригодными к использованию гидроэнергетическими ресурсами составляет в расчете на 1 км2 в Восточной Сибири 162 тыс. кВт./ч. в год, на Дальнем Востоке - 110 кВт./ч., в Западной Сибири - 55 тыс. кВт./ч. Наиболее обеспечены гидроэнергетическими ресурсами в европейской части России Северный Кавказ и Северо-Запад. В настоящее время используется менее 10 % энергетических ресурсов рек. Крупнейшие ГЭС расположены на каскадах равнинных водохранилищ, с помощью которых были зарегулированы реки Волга, Кама, Ангара и Енисей.

В России в конце 90-х гг. ежегодно организованный сброс сточных вод составлял около 70 км3 из них 24 - 25 км3 - загрязненных. Для нейтрализации токсических веществ требуется разбавление сточных вод в пропорции, варьирующейся от 1:1000 до 1:100000. Половина загрязненных стоков сбрасывается в Волгу, Дон и Кубань, на которых приходится всего 7 % речного стока страны. Резко ухудшилось качество воды. По данным мониторинга, качество воды большинства водных объектов России не соответствует нормативным требованиям. Около 90 % объема забираемых для нужд водоснабжения поверхностных и почти треть подземных вод подвергаются обработке. По официальным данным, каждый второй житель России вынужден использовать для питьевых целей воду, не соответствующую по ряду показателей гигиеническим требованиям, почти треть населения страны пользуется децентрализованными источниками водоснабжения без соответствующей подготовки. Чрезмерная нагрузка на водные экосистемы вызвала их разрушение. Однако и воды мощных рек бассейнов Северного Ледовитого и Тихого океанов, такие, как Обь, Енисей, Лена и Амур, загрязнены выше допустимых пределов. Это означает, что их возможности как приемников стоков исчерпаны.

В результате загрязнения и строительства плотин, блокировавших пути к нерестилищам для ценных проходных и полупроходных рыб, крупные реки России практически потеряли свое рыбохозяйственное значение.

Реки и озера страны играют весьма существенную средообразующую роль. Прямое влияние рек на природу берегов (проявляющееся в виде заливных лугов, особой прибрежной растительности и т.д.) распространяется на площади примерно 600 тыс. км2, что составляет около 4 % территории страны. Специфические приозерные природные комплексы занимают площадь около 6 % территории страны. Таким образом, примерно на десятой части площади страны природа представляет собой продукт воздействия внутренних вод.

Выполнение водными объектами разных ресурсных функций неизбежно порождает острые противоречия. Типичным примером водохозяйственных конфликтов могут служить столкновение интересов гидроэнергетики, сельского хозяйства и рыболовства в низовьях зарегулированной Волги. Повсеместно существуют противоречия между водопотребителями и теми, кто сбрасывает загрязненные стоки, между разными водопотребителями и т.п.

В не столь далеком прошлом водохозяйственные проблемы решались в рамках отраслевой организации экономики. В этих условиях отрасли, считавшиеся стратегически важными (в первую очередь гидроэнергетика), навязывали свою волю всем остальным пользователям водных ресурсов, как правило - с ущербом для них. Последствия такой практики будут сказываться еще многие десятилетия, так как созданную инфраструктуру (в виде плотин, ГЭС, каналов и т.д.) в обозримом будущем нельзя перестроить.

ЗЕМЕЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ

Сельскохозяйственные угодья России имеют площадь около 210 млн. га, из них около 125 млн. га занимает пашня. Такими земельными ресурсами располагают еще только две страны в мире - Индия и США. По обеспеченности земельными ресурсами Россия находится и, очевидно, будет находиться в благоприятном положении (см. табл.4).

Таблица 4

Земельные ресурсы России и мира

Россия

Весь мир

Современная площадь пашни, млрд. м3

Обеспеченность пахотными угодьями в 1998 г., га/чел.

Обеспеченность пахотными угодьями в 2020 г* га/чел.

125

0.85

0.7

850

0.14

0.1

* Средний сценарий

В значительной мере такое положение результат долговременной политики экстенсивного развития отечественного сельского хозяйства, при которой увеличение производства достигалось преимущественно за счет расширения обрабатываемых площадей. Это одна из причин низкой производительности пахотных угодий. Так, урожайность зерновых и зернобобовых культур в нашей стране в 3 - 4 раза ниже, чем в Западной Европе, почти в 2 раза ниже, чем в сходной по природным условиям Канаде и в 4 раза ниже, чем в США.

Площадь пашни увеличивалась в России вплоть до середины 80-х гг. Тем самым отчасти компенсировалась потеря 15 млн. га наиболее ценных пойменных сенокосов, затопленных при создании водохранилищ на равнинных реках. Гидротехническое строительство фактически разрушило вековую систему совместного ведения земледелия и животноводства в густо населенных долинах Волги, Камы и Дона, при котором питательные вещества возвращались в почву водоразделов благодаря скармливанию скоту сена с лугов, удобряемых естественным образом во время половодья. Эта система не имела аналогов из-за отсутствия за рубежом крупных массивов заливных лугов.

Повсеместная распашка земель, включая крутые склоны и поверхности, подстилаемые легкими породами, привела к широкому распространению эрозии почв. Площадь угодий со смытыми почвами постоянно увеличивается и в настоящее время достигла 30 % общей площади пашни и пастбищ. Потери гумуса при сильной эрозии измеряются в южных районах в 300-500 кг/га и достигают 1-2 т/га на орошаемой пашне. Потери питательных веществ из почвы в результате эрозии примерно в 2 раза превышают объем вносимых минеральных удобрений. Эрозия сокращает площади земель при росте оврагов, которые ежегодно отнимают 30-50 тыс. га. Кроме того, смыв почв увеличивает их каменистость, негативно отражающуюся на плодородии. Общая площадь каменистых пахотных угодий за последние 20 лет возросла в 2 раза и теперь на них приходится 7 % общей площади.

Ущерб от эрозии оценивается примерно в 20-30 млрд. руб. ежегодно (в ценах 1998 г.), что составляет около 10 % дохода, произведенного сельским хозяйством. При сохранении существующих тенденций через 20-25 лет поля России могут потерять в среднем 5-10 см гумусного горизонта. Эрозия почв - серьезнейшая угроза безопасности страны.

Вторая по значению антропогенная причина деградации земельных ресурсов - засоление почв вследствие нерационального орошения. Накопление солей при переполиве полей в черноземных областях, Поволжье и на Северном Кавказе привело к потере для земледелия по меньшей мере 7 млн. га богатейших почв. В настоящее время вторичным засолением страдает более 5 % пашни страны.

Третья причина низкой производительности пахотных угодий - уплотнение почв из-за использования тяжелых сельскохозяйственных машин. В итоге плодородие ранее рыхлых почв снизилось на 10-15 % и более.

Из-за оттока людей из села в последние годы в России сокращается площадь наиболее плодородных приусадебных земель и колхозных угодий. Только за последнее десятилетие выпало из оборота более 7 млн. га пашни и около 5 млн. га сенокосов и пастбищ. К сожалению, эти процессы практически не способствовали уменьшению масштабов деградации земельных ресурсов, так как происходили в основном в малонаселенных северных районах.

Несмотря на перечисленные выше негативные причины, Россия обладает еще значительным земельно-ресурсным потенциалом. Наибольшую ценность представляют черноземы, которые В.В. Докучаев, основатель почвоведения, считал главным богатством России. Потеряв за годы хищнической эксплуатации от 20 до 50 % своего гумуса, русский чернозем продолжает оставаться наиболее плодородной почвой в мире.

В настоящее время около 150 млн. га сельскохозяйственных угодий страны, в том числе 75 млн. га пашни, нуждаются в защите от неблагоприятных факторов окружающей среды. Обеспечить ее могут 14 млн. га лесных насаждений. Пока их было создано всего 3,1 млн. га, что составляет менее четверти научно обоснованной потребности. К сожалению, в последнее десятилетие посадки полезащитных лесных полос сократились в 3 раза по сравнению с предыдущим периодом. При таких темпах даже лучшие наши почвы, черноземы, не получат надежной охраны к концу XXI века.

Кроме агролесомелиорации, есть другие хорошо зарекомендовавшие себя методы повышения плодородия почв, сочетающие безопасность и экономическую эффективность. Их комплексное внедрение - гарантия возможностей надежного продовольственного обеспечения страны.

ЛЕСНЫЕ РЕСУРСЫ

Россия - крупнейшая лесная держава. Она располагает 1/5 мировых запасов древесины, в том числе более чем половиной запасов ценных хвойных пород. Лесные ресурсы России превосходят ресурсы всей Северной Америки. В перспективе, очевидно, значение страны как главного обладателя лесных ресурсов на планете еще более возрастет (см. табл. 5).

Таблица 5 Лесные ресурсы: запасы и удельная обеспеченность

Россия

Весь мир

Современные запасы, млрд. м3

Обеспеченность в 1998 г., м3/чел.

Обеспеченность в 2020 г* ., м3/чел.

82

560

550

400

70

40

* Средний сценарий

Земли лесного фонда занимают площадь свыше 1110 млн. га. Лесами покрыто более 770 млн. га, что составляет 45 % территории страны. Это определяет исключительную средообразующую роль лесного покрова, в частности выравнивание сезонных и межгодовых изменений стока рек, увеличение влажности воздуха, уменьшение колебаний температуры приземного слоя атмосферы, увеличение содержания влаги в почве в засушливых районах и т.д. Под влиянием лесов находится не менее 60 % территории России. Экологический фактор учитывается при хозяйственной классификации лесов: около 222 млн. га лесного фонда (или 20 % площади) отнесены к так называемой первой группе, выполняющей защитные функции (водоохранные, санитарно-гигиенические, оздоровительные и т.д.).

Промышленные рубки ведутся в лесах второй и третьей групп, которые расположены в густонаселенных и малообжитых районах (их площади составляют 61 и 828 млн. га соответственно). В структуре запасов древесины преобладают хвойные породы - лиственница, сосна, ель и пихта, причем их суммарная доля достигает почти 80 %, на лиственные породы приходится около 20 % объема.

Особенность российских лесов - преобладание спелых и перестойных древостоев (57 % запасов), что обусловлено сравнительно ограниченными масштабами рубок в Азиатской части страны. По регионам, однако, степень освоения лесов резко различается. На Европейской территории России в результате давней и интенсивной эксплуатации леса имеют молодой возраст. Хвойные древостои обладают сравнительно низким бонитетом - только 6 % их площади имеет бонитет II и выше, более 50 % площади занимают низкобонитетные древостои ( Y класса).

Объем расчетной лесосеки России, определенный по нормам, обеспечивающим воспроизводство ресурсов, оценивается в размере примерно 500 млн. м3, в том числе по хвойному хозяйству - 300 млн. м3. Фактически в настоящее время вырубается 20 % лесосеки, тогда как до 1990 г. этот показатель на протяжении несколько десятилетий находился примерно на уровне 50 %.

Несмотря на недоиспользование лесосеки по стране в целом, в России происходят крупномасштабные неблагоприятные процессы изменения структуры древостоев. Особенно быстро сокращаются запасы ценных хвойных пород в регионах Европейского Севера и Дальнего Востока. Темы сокращения составляют примерно 1 млн. куб. м/год, что соответствует скорости обезлесения более 1 % в год. Большие площади совершенно лишились леса, причем никакие лесовосстановительные работы на них не проводились и не проводятся. Систематические перерубы с использованием отсталых технологий привели к смене породного состава лесов и широкому распространению мелколиственных пород, не представляющих большой ценности.

С лесохозяйственной точки зрения в России выделяют пять регионов:

1) лесоизбыточные Сибирь и Дальний Восток (включая Красноярский край, Камчатку, Магаданскую область, Якутию и Туву) с резервными, главным образом, лиственничными лесами, которые занимают площадь 310 млн. га. Расчетная лесосека в этих лесах оценивается в 120 млн. м3, из них 100 млн. м3 - хвойные;

2) лесоэксплуатирующие Сибирь и Дальний Восток преимущественно с хвойными лесами площадью 260 млн. га. Расчетная лесосека здесь превышает 260 млн. м3, из них 160 млн. м3 - хвойные;

3) лесозаготавливающий Север Европейской части страны (в составе Архангельской, Вологодской, Кировской, Костромской, Пермской, Свердловской и Мурманской областей, Коми, Башкортостана и Карелии) с лесами на площади 116 млн. га, треть которых - хвойные. Расчетная лесосека региона составляет 160 млн. м3, в том числе 100 млн. м3 - хвойные породы. Вследствие чрезмерной эксплуатации лесосека может в регионе сократиться к 2010 г. на 20 млн. м3;

4) лесодефицитный Европейский центр России и Урал, где леса распространены на площади менее 50 млн. га и имеют из-за многолетних перерубов сравнительно низкое качество (половина запасов древесины приходится на лиственныые породы, доля спелой древесины - несколько более 20%). Расчетная лесосека в регионе определена в объеме около 60 млн. м3, в том числе 20 млн. м3 - хвойных. Поскольку прирост древесины в регионе превышает вырубку в 1,5 раза, имеются тем не менее хорошие перспективы для оптимизации лесного хозяйства;

5) безлесный Юг с островными лесами на общей площади около 1 млн. га.

Очевидно, эти регионы требуют совершенно различной стратегии использования лесных ресурсов.

В последние годы объем заготовок древесины в России сократился в 3 раза, достигнув уровня 100 млн. куб. м. Это меньше, чем вывозят Швеция и Финляндия, вместе взятые, где размеры ресурсов в 50 раз меньше. Как показывает пример Скандинавии, США и Канады, объемы заготовок в принципе могли бы быть увеличены в 5-7 раз и более. О резервах свидетельствуют следующие цифры (см. табл. 6).

Таблица 6. Объемы лесопереработки в России и других странах (1994-1997 гг.)

Страна

Вывозка древесины, млн. м3

Производство пиломатериалов, млн. м3

Производство бумаги и картона, млн. т

Россия

120

30

4

Финляндия

45

9

10

Швеция

55

12

9

США

490

95

80

Канада

180

60

18

Каким же образом можно распорядиться лесным богатством России? Чтобы ответить на этот вопрос, следует, прежде всего, иметь в виду ожидаемое усиление экологического значения леса на Земле в связи с неизбежным ростом эмиссии углекислого газа и глобальными изменениями климата. Россия уже выступает одним из главных (наряду с Бразилией) приемников выбросов углерода и в будущем эта ее роль (а точнее, роль ее лесов в усвоении углерода) может стать критически важной. Осознание этого факта требует соответствующего выражения его в лесной политике государства, которая до сих пор еще не сформулирована.

По долгосрочным прогнозам Международного института прикладного системного анализа и других организаций, в перспективе до 2010 г. и далее следует ожидать существенное увеличение спроса на древесину и лесные продукты. К концу первого десятилетия XXI в. цены на лес могут повыситься в 2-4 раза. Россия в состоянии во много раз увеличить экспорт продукции лесной промышленности, что обеспечит поступление до 10 млрд. долл. ежегодно. Но чтобы занять подобающее место на мировом рынке и извлечь выгоду из своего уникального положения крупнейшего обладателя лесных ресурсов, России целесообразно наладить сотрудничество со странами, занимающими сходное положение, прежде всего с Бразилией, скандинавскими странами (которым особенно близки идеи устойчивого развития) и Канадой. Необходимо установить также более тесные контакты с основными перспективными потребителями леса - Японией, Китаем и быстро развивающимися странами Юго-Восточной Азии.

Резкое повышение продуктивности лесного сектора требует активного вмешательства государства в размещение производства. Необходимо сконцентрировать заготовку древесины на ограниченной площади лесов сырьевого назначения, выделив для этой цели ряд районов с наиболее высоким потенциалом и наилучшим географическим положением. Если вывозить древесины около 400 млн. м3, то России будет достаточно при хорошей организации лесного хозяйства эксплуатировать леса на площади около 200 млн. га., что составляет 20 % лесного фонда. Такая политика потребует жесткого государственного контроля. При этом необходимо изжить современную практику отчуждения лесного дохода у лесопользователей и повысить их заинтересованность в рентабельной эксплуатации леса.

Государство, будучи собственником лесных ресурсов, имеет право извлекать соответствующие рентные доходы. В настоящее время размеры платы за пользование лесом в России в 100-1000 раз меньше, чем в странах со сложившимися рыночными отношениями. Бюджет недополучает по самой минимальной оценке 10 млрд. руб. (в ценах 1998 г.). Такие деньги позволили бы покрыть все расходы государства на поддержку сельского хозяйства. Данная мера не может привести к существенному подорожанию продукции, поскольку сейчас лесные подати за обезличенный кубометр составляют всего 4 - 5 % стоимости древесины, отпускаемой на корню.

Громадная разница в объемах выпуска продуктов глубокой переработки древесины между Россией, с одной стороны, и западными лесопроизводящими государствами, с другой - свидетельствует о направлении развития отечественного лесного сектора. Необходимо в условиях постоянно растущего спроса на мировом рынке наращивать выпуск целлюлозы, бумаги и картона, обеспечив государственную поддержку целлюлозно-бумажной промышленности. Этому может способствовать также высокая обеспеченность страны водными ресурсами, дефицит которых служит сдерживающим фактором у конкурентов. Обязательным условием реализации такой стратегии служит экологическая модернизация промышленности, которая, как показывает опыт соседней Финляндии, оборачивается в конечном счете экономической выгодой.

КЛИМАТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ

Россия - страна, в целом расположенная в неблагоприятных климатических условиях. Более трети ее территории находится в холодном поясе, где вообще невозможно получать гарантированные урожаи культур открытого грунта (для сравнения укажем, что в США к данному поясу относится менее 3% территории). Страна вынуждена вести сельское хозяйство в условиях умеренного пояса при недостатке тепла (между тем в США имеется теплый пояс, на долю которого приходится 30 % территории, а также жаркий пояс, занимающий 2 % территории). В северной части умеренного пояса, где суммы температур выше 10 градусов составляют 1000-2200 градусов, возможно выращивание лишь культур с коротким вегетационным периодом (серых хлебов, пшеницы, зернобобовых, картофеля). В южной части при суммах активных температур от 2200 до 4000 градусов, произрастают культуры с более или менее продолжительным вегетационным периодом. Но здесь ограничивающим фактором выступает недостаток влаги. Общий дефицит тепла в России снижает продуктивность посевов по сравнению со средним мировым уровнем в 3-5 раз.

Один из немногих способов преодоления негативных последствий нехватки тепловых ресурсов в России - повышение уровня агротехники, в частности защита посевов с помощью кустарниковых и древесных полос и увеличение норм внесения удобрений, особенно органических. Этих мер достаточно для увеличения полезной биологической продуктивности в 2-3 раза.

Несмотря на относительно северное положение, Россия обладает значительными ресурсами солнечной радиации. Большая продолжительность солнечного сияния делает экономически оправданным использование солнечных нагревательных установок на широтах южнее Москвы. По достаточно осторожным оценкам, развитие малой солнечной энергетики при поддержке со стороны государства может обеспечить экономию около 20-30 млн. т.у.т. через 10-15 лет.

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРИРОДНО-РЕСУРСНОГО ПОТЕНЦИАЛА

Из приведенного обзора можно видеть, что в целом Россию следует отнести к странам, чрезвычайно богатым природными ресурсами. Вопрос о том, как ими распорядиться, для нас особенно актуален ввиду коренной смены системы хозяйствования в целом и природопользования - в частности.

Какую роль играли природные ресурсы во время господства централизованно-планируемой экономики? Можно без преувеличения сказать, что богатая природно-ресурсная база и огромная масса низкоквалифицированных трудовых ресурсов были той базой, на которой создавалась индустриальная и военная мощь СССР. При этом богатая ресурсная база не только обеспечивала потребности собственной экономики, но и позволяла экспортировать значительные объемы минерального сырья и леса.

Быстрому и широкомасштабному освоению природно-ресурсного потенциала способствовал курс на индустриализацию через опережающее производство средств производства, требующий больших количеств сырья и энергии. Немаловажным было также то, что добыча сырья и топлива, заготовка леса и строительство гидроэнергетических объектов, освоение новых сельскохозяйственных земель являлись трудоемкими производствами, не требующими в подавляющем большинстве сколько-нибудь значительной квалификации, что позволяло находить применение громадному числу рабочих, освобождавшихся в своей массе от привычной деятельности в определенные периоды нашей истории в силу разных причин. К этому следует также добавить закрытость экономики, не позволявшую стране участвовать в международном разделении труда.

Активное использование природной базы позволило выполнить следующие задачи:

* поднять индустриальный потенциал страны до уровня, отвечающего статусу великой державы в военной области;

* компенсировать экспортом природных ресурсов экономическое отставание в сферах, связанных с конечным потреблением и высокими технологиями;

* укрепить политический союз с социалистическими странами путем поставки им природных ресурсов на льготных условиях.

Страна была на первых местах в мире по производству, потреблению и экспорту многих видов природных ресурсов, но это не принесло ей процветания. Более того, база некоторых видов природных ресурсов была подорвана, а других - существенно ухудшена, что сказалось прежде всего на росте производственных затрат. В результате позиции России в конкурентной борьбе были ослаблены, она утратила значительную часть рентного потенциала.

С учетом результатов анализа внутрироссийских и мировых тенденций в этой области и современного состояния природно-ресурсного потенциала страны, а также требований реформирующейся экономики предстоит создать и реализовать новую концепцию использования природных ресурсов в соответствии с общей идеологией и целями России при переходе в XXI в.

Главное при разработке такой концепции - определение роли, которую должны играть природные ресурсы в социально-экономическом развитии России.

Английский мыслитель XVIII в. Дж. Стюарт высказал очень современно звучащую мысль "Представляется, да так оно и есть на самом деле, что первоначальные продукты земли, которых имеется ограниченное количество и которые существуют совершенно независимо от человека, даны природой совершенно так же, как молодому человеку дается небольшая сумма денег с той целью, чтобы вывести его на путь полезного труда и преуспевания".

Несколько лет назад ту же мысль в какой-то мере проиллюстрировало исследование Станфордского университета, посвященное сравнительному анализу душевого ВНП стран с различной долей сырья в экспорте. Это исследование показало, что страны с высокой долей такого экспорта имеют худшие показатели по сравнению со странами с малой долей экспорта или не экспортирующие сырья вообще.

Выходит, надо сворачивать добычу, ограничив ее только высокими технологиями? Но в том-то и дело, что для этого нужна достаточно мощная материально-техническая база. Каждая развитая страна создавала такую базу исходя из своих возможностей, в том числе природных. Нынешнее состояние экономики США сформировалось, в том числе, на базе богатого сырьевого потенциала страны, которая до сих пор является одним из крупнейших производителей сырья. Важную роль в становлении национального богатства Швеции сыграла железная руда, в Великобритании - уголь и цветные металлы, в Германии - уголь и железная руда, в Канаде - разнообразный комплекс полезных ископаемых и других природных ресурсов.

В отличие от нас эти и некоторые другие страны использовали природные богатства для строительства новой экономики. Россия же - для латания дыр неэффективной экономики и милитаризации страны. В результате она осталась без значительной части богатых ресурсов и при больной экономике. Что же делать дальше?

За продолжение активного использования природно-ресурсного потенциала выступают сейчас практически все: и поборники так называемой "национальной безопасности", и сторонники максимизации рентного дохода в бюджетных поступлениях государства, и предлагающие использовать природные ресурсы как начальный импульс для развития экономики. И даже борцы за резервирование достаточного количества ресурсов для будущих поколений фактически выступают за их довольно активное, пусть и упорядоченное, использование, поскольку сохраняют современную модель экономики природных ресурсов на неопределенно долгую перспективу.

Критерий "национальной безопасности", если отбросить ксенофобские и шовинистические оттенки, продиктован боязнью зависимости от экспорта природных ресурсов. Истоки такой позиции лежат в сложившейся десятилетиями психологии дефицита, вечной зависимости получателя от поставщика. Стремление обеспечить отечественное производство всем необходимым любой ценой ведет к истощению экономики, обнищанию населения и, как частное следствие, к ускоренному истощению природных ресурсов. Такой путь, как нам кажется, бесперспективен. Уже первые годы существования российской бездефицитной экономики продемонстрировали преобладающую зависимость производства от платежеспособного спроса и существенно уменьшили страхи зависимости от экспорта. Это же подтверждает многолетняя ожесточенная борьба за рынки сбыта экспортеров природных ресурсов.

Когда ставится задача сохранения природных, прежде всего невозобновимых, ресурсов, неизбежно возникает вопрос, а для скольких поколений? Обычно предлагаемые сторонниками такого подхода меры могут сохранить имеющиеся ресурсы для еще 3-5 поколений, то есть приблизительно на один век. При отсутствии глобальных катаклизмов любого происхождения продолжительность будущего существования человечества должна измеряться тысячелетиями, а не веками, и поэтому перед ним стоит проблема не сбережения ресурсов для будущих поколений, а постоянной смены ассортимента и характера использования ресурсов, то есть модели природопользования. Такая задача может быть решена только постоянно прогрессирующим в своем интеллектуальном и техническом оснащении, в уровне познания окружающего мира, в объеме экономических возможностей человечеством.

История свидетельствует о постоянно меняющихся технологических укладах, позволяющих вовлекать новые виды ресурсов и отказываться от истощающихся. Кроме того, экономически эффективное использование природных ресурсов (как в собственной экономике, так и в международной торговле) увеличивает экономическую мощь государства, позволяет более гибко и безболезненно реагировать на истощение того или иного ресурса. Необходимо иметь в виду, что минеральные ресурсы, а именно о них в первую очередь идет речь в данном контексте, являются сами по себе не потребительским благом, а только средством для его получения. Чем богаче экономика, тем разнообразнее пути получения тех конечных благ, которые первоначально производились с использованием отечественного минерального сырья. Приведенные выше соображения о будущих поколениях нельзя признать очевидными и не нуждающимися в дополнительных обоснованиях, когда принимаются решения о сокращении добывающей деятельности.

В свете сказанного выше, представления об использовании природно-ресурсного потенциала в качестве начального импульса для будущего экономического развития уже на основе другой движущей силы преимущественно интеллектуального, научно-технического характера представляется наиболее перспективным.

Для реализации такой политики важно не просто усилить инвестиционную активность и вслед за ней - выпуск наиболее эффективных в товарном отношении природных ресурсов, а связать эту активность с появлением и развитием новых ростков в тех отраслях экономики, которые будут способствовать ее структурной перестройке и переходу на новый технологический уклад. Если наращивать производство природных ресурсов в условиях стагнирующей или, еще хуже, падающей экономики, вся выручка от реализации сырьевой продукции и весь эффект от использования этих ресурсов в российской экономике уйдут на "латание дыр" и не преобразуют народное хозяйство. Это подтверждает весь предшествующий опыт широкомасштабного использования природных ресурсов. Иными словами, степень активности природопользовательской деятельности должна быть тесно сопряжена с состоянием экономики, с ее способностью эффективно использовать получаемые средства.

Для реализации данного подхода необходимо сформировать экономическую политику таким образом, чтобы максимизировать эффект от производства и использования природных ресурсов, сделать этот эффект управляемым, применимым в самых нужных для народного хозяйства точках.

ВОСПРОИЗВОДСТВО СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ

Среди проблем обеспеченности природными ресурсами, которые могут играть важную роль в следующем столетии, особое место занимает сокращение разведанных запасов полезных ископаемых. В течение последних 10-15 лет ухудшилось качество сырьевой базы из-за истощения наиболее крупных и экономически эффективных месторождений. Это объективный и исторически неизбежный процесс, общий для всех стран с развитой добывающей промышленностью. В СССР выбывание "хороших" запасов компенсировалось ростом вложений в геологоразведку, благодаря которым открывались такие же или даже большие по объему, но нередко худшие по качеству месторождения.

Разработка значительной их части при существовавших тогда условиях была проблематичной или даже невозможной. Тем не менее, такие открытия продолжались, подхлестываемые плановыми показателями и необходимостью держать установленное соотношение между добычей и приростом запасов. Пока беспрепятственно выделялись бюджетные средства, мало кто задавался вопросом: как долго можно компенсировать неотвратимое естественное явление ростом затрат, далеко не всегда приносящих реальный результат, то есть добытое сырье и топливо? Отчетность была на высоте, а замороженные государственные средства в виде месторождений, которые неизвестно когда будут эксплуатироваться, не беспокоили.

Положение существенно изменилось в начале 90-х годов. Финансирование разведочных работ было в основном передано добывающим организациям, заинтересованным в разведке только таких запасов, которые пригодны для немедленной эксплуатации. На это же время приходится почти полное прекращение бюджетного финансирования и сокращение отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы вследствие падения добычи. Все это заставило значительно свернуть геологоразведочные работы и привело к резкому сокращению прироста запасов. По многим важным видам сырья прирост стал меньше текущей добычи.

Большинство аналитиков, рассматривая положение в МСК, отмечают данную ситуацию как очень серьезную. Насколько это серьезно на самом деле? Конечно, в падении прироста запасов ничего хорошего нет. Но надо иметь в виду, что прошлые опережающие приросты требовали ускоренного роста затрат и в большой степени состояли из запасов, которые нельзя было отнести к активным. Прирост запасов не только не отражал реального соотношения с добычей, но и не соответствовал мировой практике. Достаточно привести такой пример.

Крупнейшая российская нефтяная компания "ЛУКойл" - один из лидеров по обеспеченности разведанными запасами нефти - их хватит при современных темпах извлечения на 48 лет, в то время как добывающая в 4 раза больше нефти крупнейшая транснациональная компания "Шелл" может позволить обеспечивать себя запасами только на 15 лет вперед. Для большинства зарубежных компаний текущая обеспеченность запасами колеблется в пределах 10-15 лет, что обусловлено стоимостью геологоразведочных работ, неопределенностью долгосрочных экономических трендов, налоговым законодательством и некоторыми другими причинами. Для отечественных же предприятий величина кратности колебалась от 30 до 45 лет!

Наличие запасов минерального сырья, их ассортимент и количество обусловлено двумя причинами - объективной и субъективной. Первая отражает объективно существующий вне зависимости от нашего знания комплекс природных факторов на территории страны, в различной степени благоприятствующих формированию и сохранению месторождений полезных ископаемых.

Вторая отражает уровень человеческих знаний, позволяющих с различной степенью достоверности оценить ресурсный потенциал. Уровень таких знаний напрямую зависит от объемов геологоразведочных работ, позволяющих изучить геологическое строение и, в случае его благоприятствия, выявить месторождения полезных ископаемых.

В идеале сколь угодно большие объемы геологоразведочных работ могут позволить полностью раскрыть природно-ресурсный потенциал страны или региона. Однако в реальности геологоразведочными работами целесообразно заниматься до тех пор, пока сопровождающие их открытия не станут по своей ценности меньше, чем стоимость самих работ, последующего освоения месторождения, его эксплуатации, транспортировки продукции к потребителям. Короче говоря, возможная цена реализации продукции должна окупать все производственные затраты.

Прекращать геологоразведочные работы можно также, если территория достаточно полно изучена геологически, что позволяет сделать обоснованные выводы о бесперспективности или о малой вероятности дальнейших сколько-нибудь значимых открытий.

По-видимому, российский МСК вступил в такую стадию истощения собственной сырьевой базы, когда обеспеченность сырьем зависит не столько от увеличения объемов геологоразведочных работ, сколько от материало- и энергосбережения, транснационализации российских предприятий и активизации их участия в разведке и разработке зарубежных ресурсов, от развития новых экспортных отраслей, позволяющих импортировать дефицитные виды сырья. Конечно, отпущенное природой еще не закончилось, но, безусловно, перестало быть главным источником обеспечения, в особенности в некоторых старых добывающих регионах.

Можно предположить, что активизация использования собственной минерально-сырьевой базы произойдет в результате принципиальных теоретических прорывов в учении о поисках и разведке месторождений полезных ископаемых. Весь предшествующий период становления и развития это учение шло вслед за геологоразведочными работами, описывая, объясняя и теоретически обобщая их результаты, что позволяло прогнозировать и направлять геологоразведочные работы на обнаружение уже известных науке форм скопления минерального вещества в неизученных районах. Новый же подход должен быть основан на гипотезах о происхождении пока неизвестных минералов, горных пород, типов месторождений, которые могут содержать новые формы соединений с требуемыми нашей цивилизацией свойствами.

Такие прорывы в принципе возможны, но пока у нас нет оснований рассчитывать на них в своих прогнозах будущих условий нашего развития.

ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ

Богатства недр России служат источником не только сырья для базовых отраслей ее промышленности, но и доходов от внешнеторговых операций. По-видимому, эта роль минерального сырья и топлива в той или иной мере сохранится в анализируемой перспективе. Некоторое представление о соотношении импорта и экспорта важнейших видов первичного минерального сырья и топлива, а также объемах их нетто-экспорта (импорта), сложившихся в середине 90-х годов, дает табл.7.

Таблица 7. Некоторые характеристики внешней торговли России минеральным сырьем и топливом, 1996 г.

Виды ископаемых

Доля экспорта во внешней торговле данным полезным ископаемым, %*

Нетто-экспорт,млн. долл. США**

Сырая нефть

96

14484

Природный газ

100

15772

Каменный уголь

77

697

Руды и концентраты железные

72

176

Руды вольфрамовые

88

5,2

Руды и концентраты свинца

61

3,4

Руды и концентраты молибдена

85

10

Никель необработанный

99,8

1214

Руды и концентраты ниобиевые

71

4,3

Драгоценные и полудрагоценные камни и металлы

87

3284

Руды и концентраты медные***

22

-42

Руды и концентраты хрома

0,8

-64

Руды и концентраты алюминиевые

29

-59

Руды и концентраты цинка

5,1

-15

Руды и концентраты олова

21

-25

*) по стоимости;

**) нетто-импорт со знаком "минус";

***) с учетом толлинга

Внешняя торговля природными ресурсами в новых условиях получает несколько иные мотивации и ограничения. Раньше целью экспорта было поступление свободно конвертируемой валюты в бюджет государства. Колоссальная разница между внутренними и мировыми ценами обеспечивали высокую номинальную эффективность экспорта вне зависимости от реальных производственных затрат. Импорт сырья рассматривался как вынужденная мера и считался нежелательным из соображений безопасности. Избежание импорта было важнейшим аргументом для обоснования дорогих экономических неэффективных проектов. Хотя опыт последних десятилетий убедительно доказал горазда большую зависимость поставщиков от покупателей.

Когда объемы производства топлива и сырья будут определять, помимо природного потенциала наличием спроса (в том числе и внешнего), уровнями производственных затрат и цен, инвестиционной привлекательностью экспортных отраслей на свободном рынке инвестиций, объемы экспорта и импорта должны будут оценивать только критериями экономической эффективности.

Рост производственных затрат в природоэксплуатирующихся отраслях и повышение внутренних цен на природные ресурсы снижают эффективность экспорта и сужают круг экспортных ресурсов, но уменьшение внутреннего потребления вследствие структурной перестройки экономики противодействует этому процессу. На расширение экспорта подобное же влияние может оказать приток новых инвестиций, которые возможны от зарубежных производителей, имеющих худшие по качеству природные ресурсы.

В переходный период, когда разброс цен на отдельные виды ресурсов достаточно широк - от выше мировых до значительно ниже их, необходимо регулировать внешнеэкономические отношения. Формы регулирования внешнеэкономической деятельности могут быть различными.

Для повышения надежности обеспечения и нивелирования конъюнктурных колебаний на разных стадиях освоения и использования ресурсов желательна транснационализация нашего природоэксплуатирующего комплекса, которая расширит возможности технического обновления и позволит сгладить зависимость эффективности производства от регионально-страновых условий, что очень важно для отраслей этого комплекса.

Российские природные ресурсы, будучи сейчас, с одной стороны, одним из немногих конкурентоспособных товаров на внешнем рынке, а с другой - потребителями крупных инвестиций, техники, новых технологий, представляют собой перспективный объект международной кооперации. Обилие природных ресурсов и множество проблем, связанных с их использованием, делают формы такой кооперации многообразными. Это могут быть совместные предприятия, сервисные контракты, соглашения о концессиях и разделе продукции, целевые кредиты, техническая помощь и т.п.

Таким образом, переходя в XXI век, российский природно-ресурсный комплекс, нацеленный на ускоряющий импульс социально-экономического развития, должен пройти основные стадии качественных изменений, отражающих меняющиеся внутренние и внешние условия. Внутренние изменения касаются прежде всего целей функционирования комплекса, характера собственности на ресурсы и предприятия, новой инвестиционной политики, взаимоотношений с потребителями, смещения приоритетов от объемных показателей к показателям экономической эффективности, степени влияния на весь ход экономических процессов и отвечающей этим изменениям ценовой и экспортно-импортной политики. Наиболее важные для комплекса внешние изменения связаны с формированием новой, менее материало- и энергоемкой структуры экономики, либерализацией и изменениями условий экономической деятельности, уменьшением и прекращением государственной поддержки, новыми возможностями международной кооперации и транснационализации, ростом экологических требований при эксплуатации природных ресурсов.

1 Данная оценка - одна из многих и не претендует на точность. Это обусловлено разными обстоятельствами, в том числе и таким очевидным, как подверженность мировых цен на минеральное сырье резким и часто непредсказуемым изменениям. Оценки подобного рода важны не столько их абсолютной величиной, сколько с точки зрения сопоставления этих стоимостных показателей с другими компонентами ПРП, и прочими составными частями национального богатства.

2 За счет резкой дифференциации эксплуатируемых угольных бассейнов по величине разведанных запасов углей оценка обеспеченности сильно варьирует в зависимости от принятой методики ее расчета.



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено