РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






раздел "Статьи отечественных экономистов"

НАЦИОНАЛЬНОЕ БОГАТСТВО

Глава 5 книги "Путь в XXI век (стратегические проблемы и перспективы российской экономики)», под ред. Д.С. Львова. М.: Экономика, 1999"

Е.М. Бухвальд, д.э.н.; Л.И. Нестеров, д.э.н.

Важным условием достоверности всякого прогноза, тем более, прогноза долговременного, является его базирование на анализе длительных трендов в социально-экономическом развитии, которые характеризуют количественные и качественные изменения макроэкономических агрегатов, наиболее полно и всеохватывающе описывают прогресс современного общества, его экономический потенциал, социальные достижения и пр. К числу таких агрегатов "высшего уровня" относится национальное богатство. При этом важной особенностью богатства как экономической категории является то, что оно выступает одновременно и как результат, и как предпосылка социально-экономического развития (последовательных циклов воспроизводства), формирующих его материальную и духовную культуру общества, а также его главную и высшую ценность - самого человека.

Вместе с тем само понятие национального богатства постоянно обогащается, отражая все то новое, что характеризует хозяйственный, социальный, экологический и иной прогресс современного общества. Эволюция взглядов на содержание богатства и его воспроизводственную роль идет сообразно новым представлениям об источниках и механизмах экономического роста, его целях и приоритетах. Важнейшее значение при этом приобретают тенденции гуманизации и экологизации экономического развития. Не случаен, например, в сегодняшней экономической науке все больший акцент на роли человека, его качественных характеристик в создании богатства. То же во многом касается природных богатств и сохранения естественной среды обитания, которые трактуются уже не как бездонный резервуар "естественных даров" природы, а как вполне конечный ресурс, нормальное состояние и возобновление которого является предметом целенаправленных форм хозяйственной деятельности и затрат огромных масс общественного труда. Только адекватное этим новым представлениям понимание богатства может послужить основой использования этой категории в качестве исходной точки прогнозирования тенденций, проблем и перспектив развития экономики России на пороге и в начале нового тысячелетия.

НАЦИОНАЛЬНОЕ БОГАТСТВО В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ

Идея исчисления"национального богатства" как совокуп-ности различных видов накопленного капитала зародилась у ряда европейских экономистов более трех веков назад. С тех пор она пережила многочисленные этапы как усиления интереса к ней и попыток ее практической реализации, так и почти полного забвения отсутствия необходимой информации и неразработанности методологии расчетов.

В середине ХХ века интерес к исчислению национального богатства возродился в связи с подготовкой ООН международного стандарта статистического учета - системы "национальных счетов".

В наиболее широком понимании национальное богатство представляет собой результат постоянно возобновляющегося процесса накопления и использования обществом материальных и духовных результатов труда и эксплуатируемых природных ресурсов для удовлетворения, как текущих нужд, так и долговременных потребностей экономического роста. В отечественной науке история исследований и оценок национального богатства ознаменована такими именами, как А.И. Анчишкин, В.Н. Богачев, А.Л. Вайнштейн, Я.Б. Кваша, В.Н. Кириченко, Я.А. Кронрод, А.И. Ноткин, Г.Н. Сорокин, С.Г. Струмилин и многие другие.

Не будем останавливаться на всех аспектах дискуссий, которыми сопровождалось и сопровождается поныне утверждение современного понимания богатства и его состава. Заметим лишь, что центральное место занимали и занимают вопросы вычленения категории богатства из системы макроэкономических агрегатов, описывающих результаты расширенного общественного воспроизводства, а также предметного содержания (структуры) богатства, включения (или невключения) в богатство природных ресурсов и "человеческого капитала". Объекты споров - и проблемы методологии количественных измерений богатства в целом и его отдельных составляющих.

Для методологически обоснованного использования категории богатства в анализе текущих социально-экономических процессов и в их прогнозировании нужно следующее.

Прежде всего, необходимо разграничить строго научное и, так сказать, обыденное представление о богатстве. Богатство в обыденном смысле допускает смешение текущего потока благ (доходов) и их накопленного итога в вещественной и денежной форме. Богатство в научном смысле - накопленный материальный итог или результат предшествующих циклов воспроизводства и, одновременно, предпосылка их последующего продолжения. При таком толковании богатство четко отделено от текущего потока благ (доходов) и не имеет прямого "приращения" в форме финансовых активов - таковые лишь в отдельных случаях являются непосредственной частью богатства, но чаще всего выступают только как его "титулы" и воплощают собой механизм воспроизводства реального богатства в условиях рыночного хозяйствования.

Богатство в обыденном смысле, как принято считать, подчиняется простой закономерности: "чем больше, тем лучше". Для богатства в научном смысле столь простое умозаключение, как бы это не казалось парадоксальным, не приемлемо абсолютно. Это вытекает из отмеченной выше двойственной природы богатства как одновременно и результата, и необходимой предпосылки дальнейшего социально-экономического развития общества.

Накопление основного капитала, например, может быть в определенных условиях избыточным. Он остается при этом незадействованным - снижается общая эффективность производства, созданные мощности либо простаивают, либо производят ненужную продукцию, впустую переводя материальные ресурсы. Такой "рост богатства" означает по сути лишь умножение потерь.

Названная двойственная природа богатства и его тесная связь с конкретными условиям воспроизводства в той или иной стране продуцирует известное "столкновение" двух подходов к его количественной (экономической) оценке, а именно оценки, основанной на "капитализации эффекта" функционирования богатства.

Богатство как экономическая категория - это единство его двух сторон: материально-вещественной и социальной. Строго говоря, подобная двойственность присуща любой экономической категории. Но в богатстве единство и взаимодействие двух названных сторон проявляется наиболее наглядно. Сказанное связано с тем, что некоторые основные признаки материального содержания богатства (накопляемость, долговременность использования, воспроизводимость за счет приложения той или иной формы общественного труда, многократная отчуждаемость в процессе жизненного цикла и пр.) делают его преобладающей формой материализации господствующей системы отношений собственности.

Не будет преувеличением сказать, что все наиболее радикальные повороты в экономическом развитии общества сопровождались и сопровождаются качественными изменениями в социальной структуре богатства. Эти изменения могут носить характер более или менее плавной адаптации социальной структуры богатства к новым тенденциям и приоритетам воспроизводства его материального содержания, но могут приобретать и характер ожесточенных, силовых форм революционного "передела собственности". Последнее, как показывает исторический опыт, в итоге, обычно, оказывается крайне разрушительными для богатства общества, включая "человеческий фактор", наносит трудно поправимый ущерб его воспроизводству. Для российской науки сегодня принципиально важным становится анализ тенденций воспроизводства национального богатства в специфических условиях так называемых транзитивных процессов, т.е. условиях перехода экономики России к рыночным отношениям.

Нельзя отрицать, что существуют переходные процессы в воспроизводстве самого национального богатства и что без уяснения их сути нельзя говорить о научной методологии исследования богатства, его количественных измерениях и, тем более, методах прогнозирования количественных и качественных изменений в богатстве.

Переходные процессы применительно к воспроизводству национального богатства затрагивают как его социальную, так и материально-вещественную природу. Переходное состояние социальной природы богатства характеризуется сложными, противоречивыми и неоднозначно оцениваемыми процессами изменения отношений собственности, прежде всего, в связи с разгосударствлением и приватизацией. Переходное состояние материально-вещественной природы богатства характеризуется сдвигами в его структуре и даже общей величине. Определенную роль здесь играет, в частности, отказ от присущих прежней экономической системе "идеологических догматов" накопления богатства, имевших своим следствием неэффективность его использования, как для целей производства, так и для целей потребления.

Имеется в виду отказ от бездумного курса на наращивание производственных мощностей, как самоцели, от разного рода "проектов века", от практики природопользования, построенной на принципе "окончательной победы человека над природой" и пр. Такое смещение акцентов в накоплении богатства сегодня очевидно, хотя декларации в этом направлении все еще часто обгоняют реально происходящие изменения. И тем не менее, уже сегодня можно говорить о формировании исходной базы рыночного механизма регуляции процессов накопления богатства. Этот механизм пока несовершенен, он нуждается в существенном воздействии со стороны государства, однако это воздействие не может и не должно вернуть страну к той ситуации, когда формальный "рост" богатства имел приоритет над эффективностью его использования.

Резюмируя сказанное выше, подчеркнем, что оценка, анализ и прогнозирование национального богатства сегодня становятся важными "рабочими инструментами" формирования современной модели российского "социального рыночного хозяйства". Это связано с рядом факторов. Во-первых, в совокупном потреблении населения заметно возрастает роль накопляемых благ. Во-вторых, в богатстве получают отражение количественные и качественные параметры состояния природной среды, которое становится значимым приоритетом социально-экономического развития. В-третьих, в каком-то смысле преодолевается извечное "отчуждение" богатства от человека; богатство все более становится не только выражением некоего запаса вещных благ, противостоящих человеку, но и олицетворением уровня развития самой человеческой природы. В категориях богатства человек, "человеческий фактор" развития получает качественно новое измерение как итог накопления знаний, навыков физической, нравственной, психологической готовности к труду, ("образовательного и квалификационного потенциала", "фонда здоровья" и пр).

Новая концепция богатства закономерно формирует и новую концепцию накопления, позволяющую увидеть (и, значит, оптимально спрогнозировать) пропорции распределения человеческого труда между накоплением традиционных вещных (воспроизводимых) благ, улучшением качества природной среды и вложением в различные формы так называемого "человеческого капитала". При этом единство логики процесса воспроизводства продукта и богатства общества должно, на наш взгляд, строиться на принятии как аксиомы положения, что всякое богатство есть результат той или иной формы общественного накопления, а всякая форма накопления имеет целью приращение (или предотвращение убыли) той или иной разновидности богатства. Только при неукоснительном следовании этому положению можно избежать схематизма в оценке богатства, подмены его целостной трактовки и единого измерения суммой случайно набранных количественных величин.

Статистическая Комиссия ООН разработала и приняла в 1993г. международный стандарт системы национального счетоводства, которым, в частности, рекомендуется всем странам единообразно исчислять показатели "экономических активов", совокупность которых составляет национальный капитал или богатство страны. В этой системе национального счетоводства показатели накопления и располагаемого богатства включают в себя не только материальные, но и нематериальные элементы. Такое понимание богатства одобрено Экономическим и социальным советом ООН; его разделяют и внедряют в практику экономического анализа и прогнозирования экономисты и статистики большинства стран мира, оно взято на вооружение и отечественными исследователями1. Этим путем, медленно, хотя и не вполне уверенно, начинает идти и российская статистика. Используя информацию из 192 стран мира, специалисты Всемирного банка произвели экспериментальные оценки накопленного в мире "человеческого, природного и физического" капитала по состоянию на 1994 год. Из их оценок следует, что "физический капитал" (который традиционно рассматривался до сих пор статистиками именно как "национальное богатство") составляет всего лишь 16% от общего объема богатства в мире, в то время как природный капитал - 20% и "человеческий" капитал - 64%2.

С ЧЕГО "БЕРЕТ СВОЙ ОТСЧЕТ" НАЦИОНАЛЬНОЕ БОГАТСТВО РОССИИ?

Приходится с сожалением констатировать, что концептуальные изменения понимания богатства пока мало затронули официальные оценки национального богатства России. В преобладавшей ранее в качестве инструмента макроэкономического анализа системе показателей баланса народного хозяйства эта категория выражала только накопление материальных средств как воспроизводимых активов. В рамках такого подхода Госкомстатовские оценки национального богатства России до сих пор складываются из стоимости основных фондов, материальных оборотных средств и домашнего имущества населения. По-прежнему не учитывается стоимость земли, недр и лесов, а также величина "человеческого капитала", т.е. стоимость накопленных знаний и квалификации работников.

Но и такие, "урезанные" оценки национального богатства впервые начали публиковаться в статистических ежегодниках СССР только с 1982г.

Как показывают официальные данные, с 1960г. по 1990г. национальное богатство СССР увеличилось с 0,6 трлн. руб. до 4,5 трлн. руб. (в ценах 1973г.), т.е. в 7,5 раз.

В то же время статистические данные свидетельствует о наличии постоянной тенденции опережения темпов роста национального богатства по сравнению с национальным доходом. В 1961-1965гг. в экономике СССР на 1% прироста национального дохода приходилось 1,14% прироста воспроизводимого национального богатства, а в 1986-1990гг. - уже 2,56%. Примерно такая же тенденция наблюдалась и в экономике России в 1980-е годы.

Многие признаки (например, динамика некоторых ведущих натуральных показателей производства и потребления) говорили о том, что "советская экономика", несмотря на победный марш национального богатства, шла дорогой не все более быстрого роста, а, как раз наоборот - по пути углубления застойных тенденций. Мы не будем здедсь анализировать достоверность статистики богатства в силу тех или иных причин официальные данные о динамике богатства по сути маскировали отчетливый процесс замедления социально-экономического развития, "вползание" экономики страны в долговременный структурный кризис, стагнацию реального уровня жизни населения и даже его ухудшение по отдельным позициям и пр., не говоря уже о нарастающем разорении природной среды и ресурсов России.

Долговременный структурный тренд воспроизводства национального богатства СССР определялся тем, что в составе учитываемого богатства примерно две трети составляли основные фонды (или по современной статистической терминологии - основной капитал); пятую часть - домашнее имущество населения и шестую часть - материальные оборотные средства (См. табл.1).

Данные табл. 1 свидетельствуют, что в целом в воспроизводственной структуре национального богатства Союза ССР постоянно шли неблагоприятные тенденции снижения доли "богатства для потребления", что отражало общий тренд развития экономики в сторону падения эффективности накопления, снижения социальной результативности экономического роста и иллюзорности самой возможности достижения существенного прорыва в области благосостояния населения на базе "административно-командной" модели экономики.

Таблица 1.
Изменения в структуре национального богатства Союза ССР 1960-1990 гг. (по данным в неизменных ценах, в % к итогу)

Составные элементы богатства

1960

1970

1980

1990

I .Натурально-вещественная структура богатства

Всего

100

100

100

100

Основной капитал

63.8

63.5

64.3

65.8

Материальные оборотные средства и запасы

20.1

19.3

17.0

14.9

Домашнее имущество населения

16.1

17.2

18.7

19.3

II .Воспроизводственная структура богатства

Всего

100

100

100

100

Производственный фонд

50.8

54.1

56.1

56.8

в том числе:

Производственный основной капитал

36.4

39.2

42.4

44.0

Производственные запасы

14.4

14.9

13.7

12.8

Непроизводственный фонд

49.2

45.9

43.9

43.2

том числе:

Непроизводственный основной капитал

27.3

24.3

21.9

21.8

Непроизводственные запасы (запасы ТДП в торговле и промышленности)

5.8

4.4

3.3

2.1

Домашнее имущество населения

16.1

17.2

18.7

19.3

Источники: Национальное богатство в условиях формирования рыночных отношений. М.: Наука, 1994, с. .33; Основные показатели баланса народного хозяйства СССР и союзных республик.
Статистический сборник. М:, 1990, с.46.

НАЦИОНАЛЬНОЕ БОГАТСТВО РОССИИ
В УСЛОВИЯХ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА

Еще в рамках экономико-политической системы бывшего Союза ССР ряд союзных республик (например, Латвия) пытались произвести оценки своего национального богатства по территориальному признаку. Российская Федерация не входила в число лидеров учета национального богатства на республиканском уровне. В этой связи первые оценки национального богатства России были опубликованы уже после обретения ею своего государственного суверенитета.

После распада СССР "дележ" национального богатства (за исключением отдельных объектов) был произведен по так называемому "территориальному признаку". При этом из общего объема национального богатства СССР к России отошло около 60%; к Украине - 16%; к Белоруссии - 3,6% этого богатства. В республиках Прибалтики осталось 3,2%, в среднеазиатских республиках - чуть более 11% и в закавказских республиках - 3,9% "общесоюзного" национального богатства.

Практика получения таких оценок и, соответственно, их использования в целях экономического анализа и прогнозирования сразу столкнулась с двумя существенными трудностями, продиктованными особенностями той ситуации, когда эти оценки появились.

Первая трудность заключалась в чрезвычайных сложностях оценки национального богатства в условиях глубоко кризисного развития экономики, обвального падения инвестиций и прочих негативных явлениях в экономике, сопровождаемых гиперинфляцией. Наша экономическая наука и статистика просто не располагали достаточным методологическим аппаратом для оценки и анализа богатства в столь сложных воспроизводственных условиях.

Вторая трудность была связана с уже названным выше переходом отечественной статистики к системе национального счетоводства с заметным пересмотром представлений о круге макроэкономических категорий, характеризующих как объемы текущего производства и потребления (национальный доход и продукт), так и располагаемого запаса накопленных благ (национальное богатство). Такой полномасштабный пересмотр статистической методологии и практики статистических измерений требует как времени, так и существенных материальных затрат. В результате, как было отмечено выше, новая модель статистики национального богатства, отвечающая современной международно-признанной методологии макроэкономического учета, в России практически пока еще не реализована и, увы, нет реальных признаков существенных продвижений в данном вопросе. Фактически имеющиеся в российской статистике блоки данных о богатстве по сути совпадают с теми, что отражались в статистике национального богатства Госкомстатом СССР, а в отдельных случаях (например, выявление доли и структуры производственного и непроизводственного фондов богатства) значительно усложнились даже те оценки, которые были доступны советской статистике национального богатства. Все отсутствующее является пока предметом экспертных оценок отдельных исследователей.

Официальные оценки национального богатства России имеются за период начиная с 1980г. За период 1980-1990 гг. они обобщены (с включением некоторых наших оценок расчетно-экспертного характра) в табл.2.

Таблица 2. Изменения в структуре национального богатства Российской Федерации (по данным в неизменных ценах, % к итогу)

I . Натурально-вещественная структура богатства

II .Воспроизводственная структура богатства

в том числе:

Составные элементы богатства

1980

1985

1990

1995

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

Основной капитал

64,9

65,5

66,3

65,8

Материальные оборотные средства и запасы

18,1

18,5

16,8

14,9

Домашнее имущество населения

17,0

16,0

16,9

19,3

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

Производственный фонд

58,4

60,0

59,9

56,8

в том числе:

Производственный основной капитал

42,5

43,7

44,3

44,0

Производственные запасы

15,9

16,3

15,5

12,8

Непроизводственный фонд

41,6

40,0

40,1

43,2

Непроизводственный осн. капитал

22,4

21,8

22,0

21,8

Непроизводственные запасы (запасы ТНП в торговле и промышленности

2,2

2,2

1,2

2,1

Домашнее имущество населения

17,0

16,0

16,9

19,3

Источники: Национальное богатство в условиях формирования рыночных отношений. М.: Наука, 1994, с.34. Народное хозяйство Российской Федерации. Статистические сборники за 1991-1996гг.

В табл. 3 представлены в сопоставлении Госкомстатовские и неофициальные экспертные оценки национального богатства России в середине 90-х годов.

Таблица 3. Оценки национального богатства России (квадрилл. Руб.)

Элементы богатства

Официальные оценки

Альтернативные оценки

Основной капитал

17,1

19,1

Материальные оборотные средства

0,3

3,0

Домашнее имущество населения

0,3

9,0

Лесные ресурсы

-

300,0

Сельскохозяйственные угодья

-

5,0

Минерально-сырьевые ресурсы

17,7

-

ИТОГО:

1600,0

1260,0

Источник: Вопросы статистики, 1996, N .10, с. 26; 1997, N .11, с.18

Данные табл.3, скорее всего, следует воспринимать не в некоем абсолютном значении (богатства в конечном итоге не становится больше или меньше в зависимости от того, как его измеряют) - они свидетельствуют, что в официальной статистике имеет место огромная недооценка национального богатства России, которая в плане видения перспектив долгосрочного социально-экономического развития страны также опасна, как и переоценка имеющихся ресурсов и их роли как потенциальных источников роста.

И по данным Госкомстата, и по экспертным оценкам, по-прежнему преобладающая часть так называемого "воспроизводимого" национального богатства России в середине 90-х годов продолжала концентрироваться в сфере производства, а "потребительское богатство" составляло относительно небольшую долю богатства. В то же время в США более половины воспроизводимых элементов богатства концентрируется в виде "богатства для потребления", в том числе на домашнее имущество населения приходится почти четверть этого богатства, а на жилища - почти 30%. По-видимому, именно эти структурные характеристики могут быть взяты за основу для прогноза необходимых изменений в составе воспроизводимого национального богатства России к исходу первой четверти следующего века.

НАЦИОНАЛЬНОЕ БОГАТСТВО РОССИИ И ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕДПОСЫЛОК СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТАБИЛИЗАЦИИ И ПОДЪЕМА НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

Несмотря на очевидные признаки недостоверности данных официальной статистики можно с большой долей истины утверждать, что в 90-е годы в экономике России резко усилились сложившиеся еще в "советский" период тенденции "проедания" и фактической утраты многих элементов национального богатства. Феномен "проедания" во многом был порожден системой административно-командной экономики, когда на фоне общего старения производственного аппарата имели место в отдельных отраслях или предприятиях заведомо избыточные накопления основного производительного капитала, значительное завышение объемов строительных работ, что приводило к с химерическим объемам "незавершенки", выпускалась ненужная продукция как производственного, так и непроизводственного назначения и пр. Вопреки многочисленным оптимистическим прогнозам, становление рыночных начал хозяйствования не смогло преодолеть названных выше тенденций "проедания" или неэффективного воспроизводства богатства. Скорее "проедание" как бы приняло иные формы и иные масштабы.

Это касается, прежде всего, выхода на экономически и социально неприемлемые объемы, некомпенсируемые инвестициями, физического и морального износа основного капитала.

В 90-е годы наблюдалось неуклонное падение валовых накоплений в сфере материального производства (см. табл.4). В 1997 г. в сопоставимых ценах они были вдвое ниже, чем в 1992 г

Таблица 4.
Динамика ВВП и валовых накоплений (в сопоставимых ценах, % к 1992 г.)3.

в том числе:

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Валовой внутренний продукт

100,0

91,3

79,7

76,4

73,8

74,4

Валовые накопления,

100,0

71,1

57,6

50,7

47,2

47,1

основной капитал

100,0

77,6

71,0

66,2

62,4

60,2

запасы материальных оборотных средств

100,0

56,4

27,5

16,0

14,8

17,6

Рассчитано по: Цены в России. М.: Госкомстат РФ, 1988, с.11; Россия в цифрах. М.: Госкомстат РФ, 1998, с. 152 .

Как явствует из табл.4., в годы реформ валовые накопления за счет ВВП снижались гораздо более высокими темпами, чем падал сам ВВП, что объясняется систематическим уменьшением доли накопления. Если в 1992 г. валовое накопление составляло 35,7% ВВП, то в 1997 г. - только 22,6%. При этом особенно стремительно падала доля ВВП, направляемая на изменение запасов материальных оборотных средств - с 11,0% до 2,6%.

"Проедание" богатства все более переходит за те пределы, которые еще можно было бы оправдать специфическими условиями экономики переходного типа.

Вышесказанное предопределяет главную тенденцию развития экономики страны на средне- и долгосрочную перспективу как восполнение потерь национального богатства и повышение экономической и социальной эффективности его использования за счет сочетания механизмов рыночного хозяйства и мер государственного регулирования процессов накопления и потребления. С точки зрения современной концепции богатства нужно говорить как о достижении общественно-необходимых объемов накопления, так и о поддержании его внутренней сбалансированности роста элементов вещного воспроизводимого капитала (производственного и непроизводственного назначения), вложений в расширенное воспроизводство природно-ресурсного потенциала и улучшение окружающей среды и, наконец, вложений в радикальное улучшение количественных и качественных показателей национального "человеческого капитала" через оздоровление социально-демографических процессов, повышение уровня медицинского обслуживания, роста доступности и престижности образования, инженерно-технической и научной деятельности и пр.

ОСНОВНОЙ КАПИТАЛ И ОБНОВЛЕНИЕ
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА РОССИИ

Основной производительный и непроизводительный капитал занимают важное место в формировании потенциала социально-экономического развития страны.

Госкомстат России с 1992 года производит (хотя и не в полном их объеме) переоценки стоимости основных фондов в их восстановительную стоимость. Обобщающие итоги этих переоценок отражены в табл.5.

Таблица 5.
Стоимость основного капитала в экономике России. (в трлн. руб., по полной восстановительной стоимости, на конец года)

в том числе в отраслях:

Виды основного капитала

1980

1985

1990

1995

1996

Общий объем, включая скот

1,06

1,46

1,93

13497,8

13703,0

производящих товары

0,51

0,72

0,95

7525,5

7516,6

оказывающих услуги

0,55

0,74

0,98

5968,3

6186,4

Источник: Российский статистический ежегодник. , М.: Госкомстат РФ, 1997, с. 291

В рамках нормализации воспроизводства основного капитала как одного из важнейших условий стабильности долговременного социально-экономического развития страны особое внимание обращают на себя проблемы преодоления значительного износа этого капитала, а также повышения его загрузки и эффективности использования. В частности, есть основания полагать, что размеры износа основного капитала в российской экономике, определяемые официальной статистикой по итогам переоценок этого капитала, существенно занижаются, прежде всего, из-за неучета или неполного учета факторов морального износа. Об этом свидетельствуют данные о продолжительном (сверхнормативном) среднем возрасте наличного основного капитала, особенно, его активной части. О том же говорит сопоставление российских данных с показателями воспроизводства и износа основного капитала в странах с развитой рыночной экономикой, где близкие формальные показатели износа основного капитала на деле характеризуют качественно иное состояние производственного аппарата, его значительно более высокую производительность и конкурентоспособность.

При этом следует иметь в виду, что показатели физического и морального износа основного капитала в российской экономике нарастают параллельно с низким уровнем загрузки производственных мощностей. Так, за последние 5-6 лет загрузка производственных мощностей упала во многих отраслях российской промышленности до 15-20%. В 1997 г., например, производственные мощности по выпуску тракторов использовались на 8%, по производствву газовых турбин - на 11%, по выпуску шерстяных тканей - на 19%4. Значительная часть основного капитала вообще не подлежит какой-либо модернизации и нуждается в полном замещении. В этой связи при вступление экономики России в XXI век и первые годы ее развития в новом тысячелетии предстоит решать задачи нормализации воспроизводства основного капитала, выхода на необходимые объемы инвестирования в основной капитал с целью сохранения ключевых элементов производственного и научно-технического потенциала страны, а также материальной базы предоставления социальных услуг населению. Необходимые объемы инвестирования, их потенциальные источники должны определяться как с точки зрения воспроизводства основного капитала, так с позиции разумного баланса интересов потребления и накопления.

Вопрос о необходимых инвестициях в основной капитал и механизмах их реализации чрезвычайно актуализируется тем, что падение инвестиционной активности оказалось наиболее устойчивым симптомом кризисных явлений в экономике.

Естественно, что вследствие разных методологических подходов к этим оценкам, получаемые результаты также весьма заметно различаются. Например, Е. Васильчук полагает, что решение задачи выхода российской экономики на траекторию устойчивого роста (примерно до 10 и более процентов прироста ВВП к 2005 г.) и развертывания отечественной постиндустриальной революции потребует "разом" (?) вложить в российскую экономику 1,7 - 2,0 квадриллиона рублей (видимо, в ценах 1996г.)5. При этом, как считает данный автор, часть средств может быть найдена за счет перераспределения ресурсов ВВП: увеличения в нем вложений в основной капитал - до 30-35%. Но сам автор оценивает внутренний инвестиционно - ресурсный потенциал только в примерно треть от потребного объема средств и рассчитывает, что остальные две трети могут быть найдены за счет международной помощи и иностранных инвесторов, что маловероятно.

В печати также приводились близкие оценки, источником которых, судя по всему, являются Торгово-промышленная палата РФ и Российская ассоциация промышленно-строительных банков6. По этим оценкам, на замену физически устаревших производственных мощностей в российской экономике (без учета морального износа) требуется 350 млрд. долл. Если учесть также и обновление на основе факторов морального износа, то следует добавить еще 185 млрд. долл. В итоге получается "накопленная потребность" в 535 млрд. долл. Помимо этого, экспертами отмечается необходимость ежегодного текущего возмещения амортизации в размере от 13-14 до 18-19 млрд. долл.

Наш прогноз ориентирован прежде всего на проблемы инвестирования в так называемый основной производительный капитал. При этом важно отметить, что, хотя отечественная статистика и переходит к принципам "национального счетоводства", проблема разграничения производственных и непроизводственных капитальных вложений по-прежнему сохраняет свое значение для практики прогнозирования и регулирования инвестиционного процесса.

Для количественного определения объема необходимых инвестиций в производительный основной капитал мы выделили группу ключевых отраслей, к числу которых отнесли промышленность, строительство, сельское хозяйство, транспорт и связь. Основной капитал этой группы: полная стоимость - 2.200 млрд. долл., износ - 50,5% от полной стоимости; в том числе в промышленности полная стоимость - 1.100 млрд. долл., износ - (48%).

Базовая гипотеза нашего расчета строится на том, что в самом первом приближении объем необходимых инвестиций отождествляется с размерами износа основного производительного капитала, определяемого по итогам его ежегодных переоценок7. Названное "восполнение износа" нельзя, однако, понимать буквально: в современных условиях даже простое воспроизводство основного капитала по стоимости, если оно разумного регулируется и опирается на реальные достижения научно-технического прогресса, означает, как правило, в известной мере его расширенное воспроизводства в натуре за счет применения более эффективных средств труда и межотраслевого перелива основного капитала в наиболее продуктивные сферы.

Подобная методика позволяет говорить лишь о весьма приблизительной оценке необходимого объема инвестирования, требующей существенных корректировок. Главная причина этих корректировок - неполнота учета основного капитала в ходе его переоценок и, как было отмечено выше, практическое игнорирование морального износа. Однако и тогда, когда общий износ основного капитала определен более или менее достоверно, все равно он остается лишь приближением к решению задачи о необходимом объеме инвестиций.

Во-первых, необходимые российской экономике огромные инвестиции не могут быть осуществлены в "одночасье", скорее всего и ее ожидает достаточно длительный период особо активного инвестирования, в течение которого износ фондов также будет продолжаться.

Во-вторых, справедливы, по нашему мнению, те подходы к рассматриваемой проблеме, которые разделяют "необходимые инвестиции" на две главные составляющие: необходимое минимальное возмещение текущего износа фондов, осуществляемое в сжатые исторические сроки и необходимый массив дополнительных инвестиций на среднесрочную перспективу. Реальная статистическая картина наличия и износа фондов позволяет выразить количественную определенность задачи постепенного перехода экономики, длительное время работавшей в режиме устаревания, а ныне и прямого "проедания" производительного основного капитала, к ситуации экономически приемлемого износа или (что примерно равнозначно) достижения нормального для конкурентной экономики среднего возраста капитала.

В-третьих, всякая выводимая количественная определенность строго соотносится с той целью, ради которой предусматривается необходимость инвестирования в основной производительный капитал. Мы полагаем, что эти цели в первом приближении могут быть сформулированы следующим образом:

* структурная перестройка российской экономики, причем на первом этапе - восстановление значимости обрабатывающих или финишных отраслей, который, в противовес имевшему в 90-е годы разбуханию удельного веса сырьевого и энергетического комплексов;

* восстановление дееспособности инфраструктурных "тылов" российской экономики и удельного веса данной группы отраслей в совокупном основном капитале.

В-четвертых, следует иметь в виду, что в полосу реформ российская (тогда еще советская) экономика вступила при достаточно противоречивой ситуации с воспроизводством основного капитала. С одной стороны, налицо была относительная его избыточность, особенно, в промышленности, которой, с другой стороны, противостояло недостаточное накопление капитала в социальной сфере экономики (что было хорошо заметно по низким показателям душевой обеспеченности населения жильем, объектами социального обслуживания и пр.). Износ избыточного капитала не восстанавливает желаемой пропорциональности. Отсюда - необходимость для разных сфер и отраслей поправочных коэффициентов, к соотношению между износом основного капитала и необходимыми инвестициями. Так, для всего основного капитала коэффициент перехода к режиму расширенного воспроизводства взят нами на уровне 1,1 к стоимости износа, для группы производительного капитала (с учетом структурных факторов) - 0,9; в том числе, для промышленного основного капитала - 0,8-0,85. Более низкий коэффициент для промышленного основного капитала по сравнению с производительным основным капиталом (тем более, по сравнению с основным капиталом непроизводственной сферы) определяется наличием в отрасли огромного объема избыточного капитала и капитала, не подлежащего восстановлению (например, в отраслях ВПК), а также необходимостью опережающих инвестиций в инфраструктурные отрасли экономики.

Тем не менее, при обоснованности определенных корректировок, ключевое значение для правильного количественного выражения необходимых инвестиций имеет достоверная оценка износа этого капитала.

Мы акцентируем внимание на этой проблеме постольку, поскольку формальный показатель износа, фигурирующий в нашей статистике, далеко не адекватно отражает реальное положение дел с состоянием основного капитала и, соответственно, с объемом необходимых в него инвестиций, он явно и сильно занижен.

Это подтверждается и практикой международных сравнений. В России фактические сроки эксплуатации основного капитала, прежде всего, его активной части в среднем примерно в 2 раза выше нормативных8, тогда как в экономически развитых странах такая ситуация является скорее исключением, нежели правилом. Формально одинаковы или очень близки (около 40-45%) значения износа основного нежилого капитала США на начало 90-х гг. и производительного капитала в России на середину 90-х гг. Но при одной и той же степени износа в одном случае (США)9 мы видим современную конкурентоспособную экономику, а в другом (Россия) - производственный аппарат, значительная, если не большая часть которого неконкурентоспособна на мировом рынке. Более того, можно обоснованно предполагать, что даже "равновозрастные" элементы основного капитала в нынешней российской и западной экономике могут иметь совершенно различные характеристики с точки зрения если не физического износа, то морального устарения.

Мы считаем, с учетом всей совокупности обстоятельств, что реальный уровень износа основного капитала России в сопоставимом с зарубежными показателями значении может быть оценен примерно в 60%. Поэтому первым и наиболее очевидным "горизонтом" необходимых инвестиций является восполнение износа основного капитала в пределах разницы между фактической и экономически- или рыночно- приемлемой величиной этого износа. Речь идет о шаге, восстанавливающем по сути лишь минимально необходимый уровень конкурентоспособности национального производства.

Для этого потребуются инвестиции в размере не менее 10-15% от стоимости нынешнего основного производительного капитала. Кумулятивно необходимый объем инвестиций в ключевые отрасли производственной сферы оценивается на период до 2005 г. порядка 1000 млрд. долл., в том до 2001 г. - 320 - 340 млрд. долл. Соответственно требуемый объем инвестиций в промышленность составляет 460 и 200 млрд. долл. Динамика удельного веса инвестиций в ВВП страны (в расчете на совокупность названных выше ключевых отраслей производственного сектора российской экономики) будет, по нашему прогнозу, выглядеть следующим образом (см. табл.6)

Таблица 6.
Удельный вес необходимых инвестиций в основной производительный капитал в ВВП России

Год

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

Среднегодовой темп прироста ВВП в %

1,5

2,0

2,5

3,0

3,5

4,0

5,0

6,0

Инвестиции в % к ВВП

8,9

11,6

14,9

18,6

22,3

25,9

28,9

31,4

33,5

Приведенные в табл.6 расчеты основаны на экспертных оценках, предполагающих постепенное увеличение темпов ежегодного прироста ВВП России примерно до 6% к 2005 г. Для достижения реально потребного российской экономике объема инвестиций в основной производительный капитал потребуется при этом более чем утроить удельный вес производственного накопления, который должен достигнуть примерно 33-34% от ВВП. Если же брать всю массу накоплений в целом (прежде всего, с учетом необходимых инвестиций в "социальный" основной капитал), то их доля в ВВП по прогнозным оценкам вплотную приблизится к 50%. Лишь после 2010г. можно будет говорить о последовательном уменьшении нормы накопления и снижении инвестиционного бремени на ВВП страны.

Реальна ли такая "плата" за нормализацию процессов воспроизводства основного капитала, даже после длительной полосы инвестиционного застоя и "проедания" национального "производительного капитала"? Главное в решении данной задачи с точки зрения макроэкономического анализа - дать ответ на вопрос: до какой "планки" может увеличиваться удельный вес вложений в основной капитал в структуре ВВП без негативных последствий экономического и, главное, социального характера? Другими словами, насколько определенный нами выше необходимый объем инвестиций в российскую экономику совместим с ее реальными возможностями? Такой анализ позволит в рамках необходимого объема инвестиций выделить их предельно возможную величину за счет внутренних источников. Что касается разницы между этими двумя величинами, то она, по сути составляет оценку необходимого объема привлечения зарубежных источников инвестирования в той или иной форме.

Упоминавшийся выше экспертный анализ Е. Васильчука определяет эту "планку" на уровне в 30-35% ВВП. Это - очень высокий показатель инвестиционной ориентации ВВП. Реальные оценки ограничивают "планку" на начало следующего века 22-24%. При этом предполагается, что практически весь прирост ВВП будет уходить в прогнозируемом периоде на нужды накопления. Но благосостояние широких слоев населения может тем не менее возрасти за счет более равномерного распределения экономических благ и преодоления чрезвычайно высокой степени дифференциации по доходам. Учет этого аспекта накопления весьма важен. Хорошо известно, что в странах с развитой рыночной экономикой основным аккумулятором сбережений, реализуемых, как правило, через систему так называемых институциональных инвесторов, является сектор домохозяйств. При этом в рамках сектора домохозяйств доминирующую роль в реализации функций сбережений/накоплений играет сегодня не экономически наиболее обеспеченная верхушка, а преобладающий "средний класс", который в России еще не создан (по оценкам специалистов, он составлял к началу 1998 г. от 10 до 20 % населения даже в крупных городах страны10 и вероятно серьезно сократился в связи с финансовым кризисом. В российской экономике условия для реализации такой модели формирования внутренних источников накопления пока не сложились и для этого пока нет серьезных предпосылок.

Создавшаяся ситуация в экономике России не может быть нормализована без мощного потока иностранных инвестиций. Но, если Е. Васильчук полагает соотношение внутреннего и внешнего инвестиционного потенциала как 1 : 2, то, по нашему мнению, практически более реально соотношение 1 : 1. При этом следует иметь в виду, что ориентация на 50% иностранного капитала предполагает необходимость выхода к концу прогнозируемого периода на объемы привлечения иностранных инвестиций в экономику России в размере до 80-100 млрд. долл., т.е. по меньшей мере, в 4 раза больше, чем весь накопленный (по 1997 г. включительно) объем иностранных капиталовложений в экономику России в виде прямых и портфельных инвестиций.

Применительно к социальной сфере социального обслуживания населения также существует проблема необходимых инвестиций и наращивания объемов функционирующего здесь основного непроизводственного капитала. Здесь эти расчеты базируются на особой методике прогнозирования, исходящей в большей степени из соотнесения фактических и нормативных показателей обеспеченности населения тем или иными видами капитальных благ социального характера (жилье, учреждения образования, здравоохранения и пр.).

Как уже было отмечено выше, в полосу реформ российская экономика вступила при достаточно противоречивой ситуации с воспроизводством основного капитала. С одной стороны, налицо была относительная избыточность основного производительного капитала, особенно промышленного, которой, с другой стороны, противостояло недостаточное накопление основного капитала социальной сферы. Об этом позволяют судить данные, приведенные в табл.7.

Таблица 7. Обеспеченность населения России некоторыми видами капитальных благ социальной сферы (на конец 1997 г.)

Объекты здравоохранения.

Учреждения образования.

Виды капитальных благ социальной сферы

Фактическая обеспеченность населения России

Норматив обеспеченности

Фактическая обеспеченность к нормативу, в %

Фактическая обеспеченность в экономически развитых странах

Жилье - число кв. м. общей площади на одного жителя

18,5

30

61

50

Число жителей на больничную койку

82

120 - 190

Число студентов вузов, аспирантов и докторантов на 10 тыс. населения.

207

300 - 330

Источник: Россия в цифрах. М.: Госкомстат РФ, 1998, с. 114.

ДОМАШНЕЕ ИМУЩЕСТВО КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ПРИОРИТЕТ НАКОПЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО БОГАТСТВА

Динамика и состав домашнего имущества населения играет роль одного из важнейших индикаторов социальной направленности роста экономики, накопления "потребительского богатства" и его обращенности к нуждам человека, удовлетворению его материальных и духовных запросов. В так называемой плановой экономике уделялось определенное внимание оценкам этого элемента национального богатства. Однако эти оценки, скорее всего, были ориентированы на возможности преодоления того извечного дефицита, которым сопровождалось поступление этого элемента богатства в сферу его непосредственного использования. Сегодня ситуация изменилась. Дефицита для приобретения накопляемых потребительских благ, в том числе и технически сложных, более не существует (за исключением дефицита достаточных средств у большей части населения, поскольку именно элементы накопляемого домашнего имущества прежде всего стали объектом "революции цен"). Доступность этой категории товаров для части населения резко возросла. По ряду товарных групп (например, по автомобилям) достигнут просто беспрецедентный рост значений показателей натуральной обеспеченности. Следует заметить, что именно в плане накопления данного элемента богатства наиболее явственно обнаружились тенденции экономической дифференциации населения России. В этой связи все прогнозы динамики и структуры домашнего имущества как части национального богатства оказываются тесно связанными с некоторыми гипотезами будущей динамики реальных доходов населения и, главное, роста или сужения степени его расслоения по доходам.

В отечественной литературе и в статистике в последние годы широко используются такие новые категории как "домашнее хозяйство" и "потребительское богатство". Эти понятия приобретают все большее значение в связи с внедрением в повседневную практику статистики системы национального счетоводства, а также с реформированием в России жилищно-коммунального хозяйства и переводом его на рыночные отношения. Домашнее хозяйство рассматривается в настоящее время как особый сектор экономики, в котором происходит часть процессов производства, но в основном осуществляется конечное потребление населения и воспитание подрастающего поколения людей. В домашнем хозяйстве (далее используется краткий термин - "домохозяйство") осуществляется и накопление части создаваемого продукта в форме "потребительского богатства".

В России имеется примерно 59 млн. домохозяйств, которые разнохарактерны по числу своих членов. Одинокие образуют примерно шестую часть всех домохозяйств. Из 2-3 человек состоит половина, а из четырех и более человек - треть всех домохозяйств. Такая структура является исходной базой анализа формирования, оценки и прогнозирования "потребительского богатства".

"Потребительское богатство" объединяет наличное недвижимое и движимое имущество, которым владеет или пользуется (арендует) домохозяйство. К недвижимым элементам этого богатства относятся жилые и хозяйственные постройки, в которых осуществляется жизнедеятельность членов домохозяйства. К движимым элементам относятся все накопленные в домохозяйстве товары длительного и среднесрочного пользования: мебель, посуда, предметы хозяйственного обихода, предметы культурно-бытового назначения, радиоэлектроника, книги, транспортные средства, одежда, обувь, часы, ювелирные изделия, игрушки, спортивные товары и пр. В российской статистике для движимого имущества применяется термин "домашнее имущество", к которому относятся все его элементы со сроком службы год и более.

На начало 1988 г. в жилищном фонде России имелось 2,7 млрд. кв. м. общей площади11 или около 53 млн. квартир и индивидуальных домов. В этом фонде немало общежитий и "коммуналок", в которых проживает около 10 млн. человек (более 9% всех домохозяйств). Примерно 40 млн. россиян (15 млн. домохозяйств) претендуют на улучшение своих жилищных условий.

Четверть жилищного фонда России состоит из индивидуальных домов и однокомнатных квартир; около половины фонда - это двухкомнатные квартиры и только треть состоит из трех и более комнат. При этом следует иметь ввиду, что по минимальным международным стандартам обеспеченность жилищем каждого члена домохозяйства должна состоять из отдельной комнаты плюс комната совместного пребывания, а само жилище предлагает оборудование всеми видами благоустройства (водопровод, канализация, отопление, электричество и пр.).

Фактическая обеспеченность российских домохозяйств жилищем и вводимые в настоящее время социальные нормативы пока еще ниже минимальных международных стандартов.

Прежде всего, следует учитывать, что объем жилищного строительства в стране сократился с 780 тысяч квартир в 1992 г. до 550 тысяч в 1997 г. Однако если считать по квадратным метрам, снижение не столь серьезно: с 48,4 до 45,4 млн. кв. м. Сокращение вызывается ростом цены сооружения одного квадратного метра общей площади жилищ. Средняя стоимость сооружения одной типовой квартиры в 1996 году составляла около 240 млн. руб. Вполне очевидно, что даже при использовании всего ежегодного накопления финансовых средств домохозяйством (7,7% всех расходов домохозяйств) на выплату стоимости такой новой квартиры в среднем потребуется не 47 лет, как заложено в расчетах Минэкономики РФ, а 180 лет.

Если все жилища в стране на начало 1998 г. (2,7 млрд. кв. м.) оценить по средней стоимости сооружения в 1996 г. (3,3 млн. руб. за 1 кв. м), то полная восстановительная стоимость жилого фонда выразится суммой 8,9 квадриллиона рублей, что в два с половиной раза выше официальной оценки.12 Износ жилищ в среднем по стране составляет 30%, тем самым на его восстановление в ближайшие годы потребуется с учетом удорожания стройматериалов и пр. более 3 миллионов деноминированных рублей, половина этой суммы относится к жилищам в частной собственности граждан.

В настоящее время на каждого россиянина в среднем приходится всего 18 кв. м общей площади, а в ближайшее время социальную норму обеспеченности предполагается повысить до 25 кв. м, для чего потребуется построить дополнительно 1 млрд. общей площади. Это в свою очередь, вызовет, как минимум, удвоение расходов на жилищное строительство в неизменных ценах. Где взять такие средства, пока неясно.

Движимая часть потребительского богатства по официальным данным на начало 1997 г., оценена в 561,7 трлн. руб. в ценах приобретения соответствующих лет.13 Такая оценка не отражает восстановительной стоимости домашнего имущества россиян, а именно она нужна для определения потребности в имуществе, его замене и расширении для оборудования современных жилищ. Нами осуществлены экспертные оценки этой части потребительского имущества в ценах 1996 г.14. Согласно им, полная восстановительная стоимость домашнего имущества населения России в настоящее время выразилась суммой более 3,5 квадрилл. руб., что более чем в 6 раз выше официальной оценки. Износ домашнего имущества составил примерно 40%, т.е. около 1,5 квадрилл. руб. прежде всего потребуются на восполнение износа. Если жилой фонд увеличится в 1,4 раза , то на оборудование его дополнительно придется израсходовать еще около 1,5 квадриллиона рублей.

У домохозяйств россиян зарегистрированы финансовые средства на счетах в банках на общую сумму 130 триллионов рублей, к которым надо приплюсовать зарегистрированную твердую валюту на сумму 8,6 млрд. долл. (около 50 трлн. руб.),15 не считая финансовых активов за рубежом и денег (в частности, валюты) в "кубышках" (по некоторым оценкам, до 30 млрд. долл.).

По нашим оценкам, общий объем потребительского богатства России к концу 1996 г. в ценах этого года выражался в сумме примерно 15 квадрилл. руб. или более 100 млн. руб. на каждого жителя. Распределение общей суммы по элементам богатства см. в табл.8.

Таблица 8. Потребительское богатство России на конец 1996 года (квадрилл. руб. в ценах 1996 г.)

из него:

Элементы богатства

Полная восстановительная стоимость

Износ

Остаточная стоимость

Недвижимое имущество

10,0

7,0

3,0

в т.ч. в личной собственности

5,0

3,5

1,5

Личное движимое имущество

5,0

3,2

1,8

Домашнее имущество

4,5

2,7

1,8

Финансовые активы

0,5

0,5

-

Итого:

15,0

9,2

4,8

Вполне очевидно, что в ближайшие годы потребуется гораздо больше средств, чем нужно на возмещение износа потребительского богатства. К 2005 году предполагается привести обеспеченность всех россиян в соответствии с новой минимальной нормой жилья, предоставить 9 млн. домохозяйств индивидуальное жилище, расселив "коммуналки". Нужно учесть, что потребности в домашнем имуществе будут расти. Но достижение таких целей, не говоря уже о соответствии международным минимальным нормативам пока не согласуются ни с возможностями государства, ни с возможностями домохозяйств.

ПРИРОДНО-РЕСУРСНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

При оценке роли национального богатства в формировании перспектив социально-экономического развития страны следует исходить из органичного единства так называемых "воспроизводимых" и "невоспроизводимых" элементов этого богатства. К числу последних относятся и природные богатства. В последнее время появились многие "алармистские" оценки и прогнозы, касающиеся природных богатств России и ее способности в будущем обеспечить себя необходимым потоком энергоносителей и природного сырья. Для того, чтобы оценить достоверность этих прогнозов, необходимо ответить на вопросы о том, как в действительности велик природный потенциал российской экономики, какова его структура, как идет процесс его "воспроизводства", имеются ли реальные признаки "проедания" национального богатства через нерациональное использование его природно-ресурсной составляющей.

Хорошо известно, что именно на ресурсно-ориентированный сектор экономики России легло тяжелое бремя "поддержания на плаву" народного хозяйства страны в условиях долговременного кризиса. По существу, именно за счет природных богатств страны оплачивается сейчас то, что показатели снижения жизненного уровня населения России не достигли еще критических значений. Например, экспорт минерального и иного сырья и продуктов его первичной переработки дает более 70% валютных поступлений. Однако ни один вид богатства нельзя считать бездонным колодцем. Природно-ресурсные составляющие богатства также имеют определенные формы "воспроизводства". Сегодня ситуация осложняется тем, что из-за многократного снижения объема геологоразведочных работ по большинству видов минерального и энергетического сырья фиксируемый прирост запасов не покрывает их текущего изъятия в процессе природоэксплуатации. Подобная ситуация чревата угрожающими последствиями для долговременного социально-экономического развития страны.

Последние годы свидетельствуют об ухудшении как количественных, так и качественных показателей состояния земельных богатств России. Сложившаяся ситуация объясняется не только усилившимся процессом изъятия земель из сельскохозяйственного оборота, но также и тем, что из-за свертывания финансирования прекращены или сведены к минимуму землезащитные и землевосстановительные работы, ликвидированы специализированные предприятия и организации, которые занимались этими работами, утрачена техника и кадры.

Спрогнозировать динамику национального богатства России невозможно без учета вопросов интеграции природно-ресурсного фактора в богатство и возникающих в ходе экономического развития его взаимодействия с другими составляющими этого богатства. Не следует поддаваться соблазну некоего упрощения, что достаточно любым образом получить стоимостную (денежную) оценку того или иного объема природных благ, "приплюсовать" ее к оценке других элементов богатства, чтобы считать задачу измерения кумулятивной величины богатства вполне решенной. Такое суммирование итогов методологически разнородных измерений малопоказательно даже в виде сиюминутной оценки, а в смысле долговременного прогноза вообще близко к нулевой достоверности.

В.Н. Богачев справедливо подчеркивал, что под влиянием всех форм человеческой деятельности природные блага из элементов внешнего окружения все более перемещаются в состав хозяйственной среды и все более выступают не только ресурсным источником, но и прямым результатом воспроизводственного процесса. Возникают особые формы хозяйственной деятельности (прямые и косвенные меры природозащиты и природовосстановления), которые поглощают огромные материальные и трудовые ресурсы (в т.ч. и инвестиционного характера), причем их результат не может быть описан с помощью традиционных форм продукта или дохода. Имманентной формой описания результатов деятельности этих сфер хозяйствования является только форма совокупного богатства.

Состояние природной среды все более выступает прямым результатом различных форм хозяйствования, как прямо обращенных к элементам этой среды (от добычи полезных ископаемых до различных попыток восстановления нарушенной природной среды), так и косвенно на них воздействующих (от продолжающихся выбросов, сопровождающих большинство видов производственной деятельности, до применения технологии их улавливания). Лишь совсем недавно был четко теоретически сформулирован то, что в процессе включения природных составляющих богатства в общий процесс воспроизводства хозяйственная деятельность воздействует на ценность природных благ как со знаком "плюс", так и со знаком "минус", причем конечный (алгебраический) итог этого воздействия никем и ничем не предопределен. С этой точки зрения в отечественной науке справедливо были подвергнуты критике взгляды тех экономистов, которые, признавая насущную необходимость охраны природы и растущих затрат хозяйственных ресурсов на эти цели, тем не менее, отрицали хозяйственную ценность природных благ и правомерность их стоимостной оценки (в том числе и как части национального богатства) на том основании, что эти блага-де неким образом изначально "даны", а не выступают продуктом труда. Для современных трактовок проблемы характерна позиция, исходящая, как правило, из органичного взаимодействия естественной, изначальной ценности природных благ и их ценности, дополнительно привнесенной (или, наоборот, "съеденной") в результате тех или иных форм хозяйственной деятельности человека.

Такой подход "генерировал" попытки отдельных исследователей обратить внимание государственных деятелей на то, что динамика национального богатства страны в действительности выглядит далеко не так радужно, как это видится со страниц официальных статистических изданий. Так, В.К. Фальцман на основании собранных им материалов доказывал, что вместо непрерывного приращения богатства (с учетом природных ресурсов) еще до распада СССР имело место его уменьшение, прежде всего за счет того, что на 1 руб. прироста "рукотворного" (т.е. воспроизводимого) богатства расходуется 2,2 руб. природных ресурсов16. Подобный расчет не лишен ряда явных условностей (фиксация исходной стоимости природного богатства; абстрагирование от пополнения всех категорий разведанных запасов, от появления альтернативных источников сырья и энергии, от фактора экономии и других возможностей, предоставляемых современной НТР) и потому не вполне корректно характеризует тренд эколого-экономического развития нашего общества. Однако этот расчет, несомненно, убеждает в том, что динамика богатства подчиняется более сложным закономерностям, нежели это виделось прежде.

При оценке динамики совокупного богатства следует учесть, что "обмен веществ" между человеком и природой никогда не совершался в пользу последней, но при нынешнем размахе хозяйственной деятельности неравновесность этого процесса или обмена принимает характер социального бедствия, эколого-экономической катастрофы.

Само по себе сокращение хозяйственной деятельности не ведет к улучшению положения с природной составляющей богатства. Это, в частности, обнаружило себя в ходе спада производства в России в начале-середине 90 годы.

Можно ли утверждать, что падение промышленного производства вдвое привело к радикальному изменению экологической ситуации? Полагаем, что это далеко не так, причем как в долгосрочном, так и в краткосрочном аспекте данной проблемы.

В краткосрочном аспекте обнаружилось, что катастрофическое сокращение объема промышленного производства в России в действительности лишь весьма ограниченно снизило общее негативное воздействие на природную среду (по оценкам различных экспертов - от 10% до 30%). Частично это объясняется структурными особенностями нынешнего кризиса, частично тем, что при сохранении в действии крайне устаревшего производственного аппарата даже падение объема выпуска почти вдвое уже не в состоянии позитивно сказаться на природной составляющей богатства.

В условиях кризисного состояния народного хозяйства долговременный негативный характер для тенденций эколого-экономического развития хозяйства имеет не только "сброс" финансирования особых экологически-ориентированных мероприятий, но и общее ветшание производственного аппарата страны, которое вызывает растущую угрозу крупных техногенных и экологических катастроф. Преодоление этой проблемы может инициироваться как раз не снижением, а увеличением объемов производства, особенно в отраслях инвестиционного машиностроения.

Мы не рассматриваем здесь такую важную составляющую национального богатства как "человеческий капитал". Ему посвящается отдельная глава. Отметим только, что в ряде исследований используется близкое к понятию "человеческого капитала", но не идентичное ему понятие "интеллектуальный капитал" или "интеллектуальная собственность". Величина этой составляющей национального богатства России, согласно экспертным оценкам, приближается к 400 млрд. долл.17 Категория "интеллектуальная собственность" или, точнее, все-таки "интеллектуальный капитал" представляет собой некую синтетическую форму богатства, интегрирующую наиболее важную и продуктивную часть "человеческого капитала" и совокупность невещественных богатств, объединенных в понятии "научно-технический, информационный потенциал" в той мере, в какой он не воплощен в уже действующих средствах труда и иных материальных формах богатства.

ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ БОГАТСТВА

Последовательное осуществление рыночно ориентированных реформ включает в себя, как одно из важнейших составляющих, переход к преимущественно рыночным механизмам воспроизводства богатства. Радикально меняется социальная природа богатства - именно в нем в наибольшей мере отражается глубина процессов разгосударствления и приватизации, перехода к реальному многообразию форм собственности. Хотя нынешний процесс преобразования отношений собственности в российской экономике не всегда получает положительные оценки, ясно одно: ситуация, при которой социальная природа богатства определялась формулой "общее - значит ничье", постепенно преодолевается.

Для анализа и прогнозирования процессов роста и реструктуризации российской экономики важное значение имеют оценки (преимущественно на примере основного капитала и экспертно - для всего "воспроизводимого" богатства) хода процессов разгосударствления богатства (см. табл.9).

Существенной стороной социальной природы богатства выступает ее связь с тенденциями экономической дифференциации населения. Начальный этап рыночных реформ характеризовался взрывообразным увеличением экономической дифференциации населения, которая стала принимать подчас просто вызывающий характер. Официальная статистика описывает названную дифференциацию преимущественно в терминах распределения текущих доходов (например, через так называемый "Коэффициент Джини"). Сведений о пропорциях распределения накопленного богатства, хотя бы в пределах основного капитала, к сожалению, практически нет.

Большой интерес представляет вопрос о "внешних элементах" национального богатства России, т.е. о ее собственности, территориально расположенной за пределами страны. Основная масса этого богатства в виде недвижимости сформировалась еще в советский и даже досоветский периоды и была унаследована Россией, одновременно перенявшей на себя и все внешние долги бывшего Союза ССР. Формально это имущество продолжает находиться в государственной собственности, хотя время от времени появляется информация о попытках его закулисной приватизации. Однако в последние годы эта форма "заграничного богатства" активно дополняется новыми источниками формирования внешних активов, а именно за счет вывоза (или, как иногда говорят, "бегства") капиталов из России, который, по оценкам отечественных и зарубежных экспертов, за последние годы составляет 50 млрд. долл. и более. В целом в настоящее время зарубежные активы России (всех субъектов собственности) оцениваются в 700-800 млрд. долл., из которых около половины находится в виде недвижимости, а остальное - вывезенная валюта, иные ценности, а также финансовые средства, переведенные в зарубежные финансовые и банковские институты18.

НАЦИОНАЛЬНОЕ БОГАТСТВО РОССИИ В ПЕРСПЕКТИВЕ

Детализация гипотезы о восполнении потерь национального богатства и переходе к режиму его устойчивого расширенного воспроизводства как генеральном направлении социально-экономического развития страны на перспективу может быть проиллюстрирована не только анализом тенденций воспроизводства национального богатства России в 90-е годы, но и системой прогнозных оценок: до 2000 г. - (краткосрочный прогноз); на 2001- 2005гг. - (среднесрочный прогноз); и на 2010 - 2025 гг. - (долговременный прогноз).

Как известно, прогноз воспроизводства национального богатства зависит от определения возможностей накопления части создаваемого валового внутреннего продукта19, а также иностранных инвестиций в основной капитал. Начиная с 1992 года, в России на накопление основного капитала расходовалось примерно одна пятая часть ВВП, а на накопление материальных оборотных средств - от 3 до 4% ВВП. В свете реальных перспектив инвестиционного процесса такие пропорции, по-видимому, сохранятся до 2000г., когда по мере экономической стабилизации и подъема производства можно будет ожидать интенсификации всех сторон процесса накопления. Как мы полагаем, примерно на рубеже 2005-2010 гг. экономике России предстоит пережить определенный "инвестиционный бум", связанный с замещением основного производительного капитала, сбросом преимущественно сырьевой ориентации экономики и существенным изменением места России в международном разделении труда.

Объемы вложения населением средств в предметы домашнего имущества в последние годы остаются неизменными и даже несколько сократились, но объем в условиях относительного удешевления этого элемента богатства означает значительные "натуральные" приращения богатства для потребления. Рост реальных доходов и выравнивание экономической дифференциации населения (за счет поддержки его наименее обеспеченных слоев) придаст этому процессу дополнительные стимулы. В формировании богатства для потребления особое место займут потребности и предпочтения "среднего класса", а не узкой "элитарной" группы населения, как это имеет место.

Объектом прогнозирования выступают, однако, не только динамика богатства, его материально-вещественный состав и воспроизводственная структура, а и социальные аспекты его распределения (социальная структура богатства). В настоящее время в системе отношений собственности на основной капитал еще продолжаются серьезные подвижки, но начало следующего века будет отмечено переходом экономики России к достаточно стабильной, стационарной системе отношений собственности на основные элементы национального богатства. В частности, доля публичной (государственной и муниципальной) собственности на основной капитал к началу следующего века сократится до трети, а позднее и до четверти с соответствующим возрастанием доли всех прочих форм собственности, кроме так называемой "смешанной российской собственности", которая также будет терять свои позиции. Что касается иностранной собственности или смешанной собственности с преобладающим иностранным участием, то, как мы полагаем, к завершению прогнозного периода ее доля не превысит 12-15% стоимости всего основного производительного (коммерческого) капитала, хотя в отдельных отраслях экономики эта доля может возрасти до 30-35%.

В перспективе до 2025 года обеспеченность населения России жильем достигнет показателей, характерных сегодня для большинства стран с развитой рыночной экономикой (30-35 кв.м. общей жилой площади на человека). При этом примерно 3/4 жилищ будет находиться в частной собственности, получит заметное развитие движение кондоминиумов собственников жилья, которые в российских условиях являются целесообразной формой реализации права частной собственности на жилой капитал.

В рамках отношений собственности на природные ресурсы сохранится преобладающее значение федеральной государственной собственности, которая останется исключительной в отношении ресурсов, имеющих общегосударственное стратегическое значение. Доля оформленной собственности субъектов Федерации и муниципальной собственности на природные блага не превысит примерно четверти оценочной стоимости этих благ и сконцентрируется в основном в виде отдельных категорий сельскохозяйственных земель, выбывающих лесных площадей, топливных ресурсов и строительных материалов местного значения, рекреационных ресурсов и т.п.. Вопрос о развитии частной собственности на природные блага (прежде всего, в отношении земельного фонда) будет по преимуществу перенесен с федерального уровня на уровень субъектов Федерации, причем доля частной собственности на земельные сельскохозяйственные угодия к завершению прогнозного периода будет колебаться по отдельным субъектам Федерации от 5-10% до 50%. Более обширные масштабы частной собственности на земельные угодья пока прогнозировать крайне сложно.

1 См. напр.: Национальное богатство в условиях формирования рыночных отношений (Под ред. В.К. Фальцмана и Е.М. Бухвальда). М.: Наука, 1994.

2 Доклад о развитии человека за 1996 год. Нью-Йорк: ПРООН, 1996, с. 64; Expanding the Measure of Wealth, Washington: World Bank, 1997, р.110.

3 См. Россия в цифрах. М.: Госкомстат РФ, 1998, с. 152.

4 См. Россия в цифрах. М.: Госкомстат РФ, 1998, с. 172-177.

5 См. Финансовые известия. 13 февраля 1997, с..2.

6 См. Финансовые известия. 4 февраля 1997, с. 5.

7 См. Бухвальд Е.М., Нестеров Л.И. Проедание национального богатства - модель "экономики без будущего"// - ЭКО, 1994, № 6, с.58-61.

8 См. Вестник статистики. 1996, NN.6, 10.

9 См. Statistical Abstract of the United States. 1993., p .477, 547.

10 Известия. 1998, 17 января.

11 Россия в цифрах. М.: Госкомстат РФ, 1998, с. 114.

12 Национальные счета России в 1989-1995 годах, М.: Госкомстат РФ, 1997, с.94.

13 Россия в цифрах. М.: Госкомстат РФ, 1998, с. 133.

14 См. Вопросы статистики. 1998, N - 1,

15 Россия в цифрах. М.: Госкомстат РФ, 1997, с. 66-67.

16 Фальцман В.К. Динамика национального богатства СССР // Экономика и математические методы. 1991, т.26, вып. 2, с.253.

17 См. "Финансовые известия", 18 декабря 1997 г., с.8.

18 Известия, 6 марта 1996 г.

19 Речь идет о накоплении в широком понимании, включая также вложение средств населением в потребительские блага долговременного пользования, а в известном смысле - и все категории затрат, которые могут быть отнесены к числу формирующих элементы "человеческого капитала".



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено