РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ







раздел "Статьи отечественных экономистов"

МВФ: УРОК ДЛЯ УКРАИНЫ

Юрий ПАХОМОВ, академик НАН Украины, директор Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины

оригинал

В данной статье предпринята попытка оценить реформаторскую деятельность Международного валютного фонда. Поводом же послужила критика моих высказываний по поводу некоторых аспектов деятельности Фонда в прошлом и настоящем, прозвучавшая в мой адрес со стороны сотрудников МВФ [1]. В своей статье они прибегают к многочисленным подменам и подтасовкам, явно ошибочным суждениям.Эти и другие обстоятельства заставили отвлекаться на ответы критикам, прибегая к доказательствам " ad homine ", т. е. к ссылкам на авторитеты. Однако, как мне кажется, в моей статье и в этом случае высвечиваются моменты, проливающие свет на деятельность МВФ.

Неверны утверждения, согласно которым реформы по рецептам МВФ (т. е. Вашингтонского консенсуса) были успешными. Результат, к которому пришли Украина и Россия, т. е. полный крах, имел место и в странах Латинской Америки, где эти рецепты периодически применялись. Анализ опыта проведения рыночных реформ в странах с переходной экономикой, добившихся успеха, говорит о непригодности к ним клише ни одной из известных в мире моделей реформирования, в том числе и модели Вашингтонского консенсуса Международного валютного фонда. Эти страны, хотя и сотрудничали с МВФ (например посредством займов), однако избрали свой уникальный путь трансформации национальной экономической системы, не выполняя слепо все предписания сценария Вашингтонского консенсуса. Его отвергли не только страны Центральной и Восточной Европы (например, Польша или Венгрия), но и Дальний Восток (Китай, Вьетнам), Юго-Восточная Азия, а также Испания, Турция, Египет и др. [2]. Таким образом, ошибочно утверждать, что реформы в упомянутых успешных странах состоялись благодаря тому, что они были проведены в соответствии с эмвээфовской рецептурой. Для иллюстрации данного положения ограничусь анализом трансформаций в двух странах - Китае и Польше.

Сначала о Китае. Нобелевский лауреат, бывший старший вице-президент и главный экономист Всемирного банка Дж. Стиглиц в своем докладе в Университете при Конгрессе США [3] изложил по вопросу реформ в Китае следующее: "Масштабы и успешность развития китайской экономики в последние 20 лет также представляют собой загадку для стационарной теории (имеется в виду теория, лежащая в основе рецептов МВФ. - Ю. П.). Руководство страны не только отказалось от стратегии быстрой приватизации, оно не использовало и многие другие элементы Вашингтонского консенсуса. Тем не менее, Китай добился беспримерных экономических успехов" [4]. Еще более определенно Дж. Стиглиц высказался в отношении реформ в Китае в 1999 г., когда (по итогам мирового финансового кризиса) контраст результатов трансформаций у нас (Россия и Украина) и в странах, отклонивших модель МВФ, оказался особенно разительным."С этими (российскими и др.) провалами, - пишет Дж. Стиглиц, - контрастируют огромные успехи, достигнутые Китаем, который сумел выстроить свой собственный путь перехода, не используя чертежи и рецепты западных консультантов" [5].

Не менее категорично о различиях, и даже о противоположности китайского пути реформ и пути от МВФ свидетельствует другой Нобелевский лауреат, также американец Лоуренс Клейн. Он, в частности, пишет: "Защитники такой (эмвээфовской - Ю. П.) стратегии перехода часто уверяют, что другого пути (для России - Ю. П.) просто не было. Китайская реформа, о которой было известно еще с 80-х годов, пошла по совершенно другому пути" [6]. (Аргументировать китайскую непричастность к модели МВФ я попытаюсь и по ходу дальнейшего изложения материала.)

Обратимся теперь к реформаторской практике Польши, которая, по мысли некоторых авторов (в т. ч. и моих "критиков"), является образцово эмвээфовской. Следует заметить, что с "шоковой терапией", наступившей в результате попыток подстроить польскую экономику под модель МВФ, мирились не долго. Л.Бальцерович вскоре был отправлен в отставку, а затем в Польше начали проводить национально ответственную политику [2]. Сошлемся на авторитетные свидетельства социал-демократа Г. Колодко - выдающегося польского реформатора, добившегося (после первых "шоковых" провалов Л. Бальцеровича) подлинных успехов реформ в Польше. Он охарактеризовал отторгнутую к тому времени Польшей модель МВФ следующим образом: "Изначально Консенсус (Вашингтонский - Ю. П.) был… ориентирован на экономики, уже являющиеся рыночными…. Поэтому страны, столкнувшиеся с проблемами переходного периода, никогда не находили в Вашингтонском консенсусе удовлетворительного ответа на свои самые злободневные вопросы…"; "подход оказался упрощенным, и все получилось не так, как предполагалось…"; "Вашингтонский консенсус не стал эффективным потому, что не учитывал возможности создания институтов" [7].

Нельзя обойти молчанием и попытку приписать МВФ успехи в странах Западной Европы; они (эти успехи) благодаря МВФ якобы просто "не привлекают к себе такого внимания". В действительности же в западноевропейских странах происходило все с точностью до наоборот: вместо внезапной скоропалительной открытости (как в Украине или России) осуществлялась многолетняя (пока экономика не стала кокурентоспособной) избирательная протекционистская закрытость; вместо оттеснения государства обеспечивалось его усиление; вместо чистой рыночной стихии достигалось сочетание рынка с индикативным и иным планированием и т. д. Либерализация, выявление полноты мощи рынка, масштабная приватизация и пр. - все это венчало, а не предваряло (как по МВФ) трансформации. "Немецкое экономическое чудо, - пишет Л. Эрхард, - состоялось без сплошной либерализации, без полной приватизации промышленности, в условиях множества внешнеторговых ограничений" [8]. А вот что в связи с непричастностью МВФ к делам западноевропейским сказал в середине 90-х председатель Европейской экономической комиссии ООН П. Раймент: "Предлагаемая (МВФ - Ю. П.) модель капитализма не имеет ничего общего с тем, что практиковалось в Западной Европе и в других демократических странах с рыночной экономикой. Там главным являлся градуализм, а скоропалительные, или шоковые мероприятия - редкое исключение" [9].

Что касается экономических успехов Соединенных Штатов, то их также бессмысленно приписывать Международному валютному фонду. Давайте взглянем на убийственную характеристику рекомендаций МВФ, данную в главе 2 Экономического доклада Президента США (1997 г.). Там, в частности, говорится: "Доклады ряда международных институтов, использующих чрезмерно упрощенные модели американской экономики, рекомендовали ужесточение денежно-кредитной политики. Если бы этим советам последовали, то не удалось бы достичь значительного экономического роста…" [10].

Уверяю, что число фиксаций реформаторских провалов МВФ можно умножать и умножать. Причем более вескими являются, разумеется, не отдельные, а обобщающие оценки реформ (реформ, а не просто взаимодействий, и не просто займов), осуществленных по программе Международного валютного фонда. Считаю, что показательными, и подводящими итоги такому реформированию были оценки, данные МВФ в выступлениях Б. Клинтона и Т. Блера на Форуме в Давосе в 1999 г. Там было предложено, учитывая провалы, реформировать МВФ, что вскоре и произошло. Добавлю, что в Давосе к высказываниям о провалах МВФ глав государств подтолкнули протестные выступления ряда политиков с мировым именем.Так, Генри Кисинжер заявил о том, что "деятельность МВФ провоцирует падение правительств и обостряет социальную напряженность в ряде стран мира. Стратегия МВФ становится источником внутренних трудностей, и это ведет к тому, что страны отдаляются от Запада" [11].

Пагубная роль МВФ наиболее рельефно выявилась во время финансового кризиса 1997-1998 гг. (особенно в Аргентине). Об этом было написано довольно много. Однако авторитетные свидетельства ущербности реформ от Международного валютного фонда имели место и в 80-х, и в начале 90-х годов. Вот что, к примеру, по поводу модели МВФ сказала еще в 1991 г. в своей нобелевской речи Сюзан Джордж: "Модель… пошла на пользу западным банкам… С 1982 по 1990 гг. только в виде процентов от третьего мира ими получено более $700 млрд., что сделало безнадежным положение почти всех стран, где она применялась. Цены взвиваются в небеса, когда люди не могут платить, магазины, вследствие либерализации импорта, полны товарами, которые некому покупать. Программы подрывают возможности развития национального производства. Вывод - политика провалилась, привела к росту нищеты, развалу экономики и антиэмвээфовским бунтам в 12 странах. В то же время авторы этой политики у себя дома, и их совесть ничем не омрачена [12].

Годам, предшествующим мировому финансовому кризису (1994, 1995), был посвящен и анализ 20 экономик, осуществленный под руководством Дж. Сакса [13]. Именно по итогам данного обследования, а также вследствие других наблюдений этот бывший сторонник реформ по МВФ стал яростным и, пожалуй, наиболее убедительным разоблачителем реформаторских деяний этой организации. Но наиболее обобщающую характеристику "эпохе МВФ" дал на рубеже тысячелетий упоминавшийся уже Дж. Стиглиц: "Ушедший век, - писал он, - был нещадным к упрощенным идеологиям левого и правого толка. Социализм не выдержал суда истории и проиграл… Правая идеология, представленная Вашингтонским вариантом неолиберального рыночного фундаментализма была не более успешной… Третий путь (Восточная Азия) лежит между социализмом и рыночным фундаментализмом.Ирония состоит в том, что Америка - давний яростный сторонник рыночного фундаментализма, развивалась по своему третьему пути" [14].

Вместе с тем я вовсе не отрицаю наличия в реформаторской рецептуре МВФ полезных рекомендаций. Сомнений нет: уместно примененные стабилизационные рецепты (жесткие монетарные рестрикции) во многих случаях спасают ситуацию.

Однако я хочу обратить внимание на некоторые основополагающие моменты модели МВФ.

Во-первых, необоснованными, на наш взгляд, являются предписания МВФ о внедрении полномасштабной модели, в которой ключевым (и всеразрушающим) элементом является взрывная либерализация в виде шоковой терапии. Именно в этом пусковом механизме заложены беды, и среди них - тотальная, блокирующая развитие криминализация. Я уже упоминал, что в той же Польше, с ее достаточно развитым частным сектором и рыночными традициями, шоковая терапия могла быть отчасти допустима. Однако в постсоветских странах, где отсутствовали даже зачатки рынка, взрывная либерализация была заведомо убийственной для экономики [15].

Во-вторых, в Украине и России использование даже тех элементов рецептуры МВФ, которые имели стабилизационную, а не шоковую направленность, было разрушительным для экономики. В случае же их умеренного применения, подобные рецепты могли бы принести пользу. Известно ведь, что реформаторское действие, в зависимости от его дозировки, очередности и точной прицельности во времени, способно стать либо лекарством, либо ядом.Но парадокс состоял в том, что этой амбивалентностью разумно пользовались в основном неподконтрольные Фонду страны. Ущербность же обнаруживалась там, где бал правил МВФ. Возьмем для иллюстрации проблему очередности отдельных реформаторских подходов, что крайне важно для успеха. В Китае, Польше и других успешных странах приватизации предшествовало создание конкурентной среды, в то время как в Украине и России "лошадь и телега" - именно с подачи МВФ - менялись местами. Ущерб, наносимый подменой очередности, а, по сути - полным игнорированием со стороны МВФ фактора конкуренции, порицал даже глава Всемирного банка Дж. Вульфенсон. Ему принадлежит, в частности, следующий упрек, адресованный МВФ: "Проведение приватизации до создания эффективной регулятивной системы или конкурентной среды может привести к катастрофе, как это случилось в России" [16].

Аналогичные выводы приемлемы и относительно либерализации. В нормально реформируемых странах (особенно поставторитарных) либерализация и открытость осуществляются на финише реформ (когда отечественное производство конкурентно окрепло) [17]. В Украине же и тут все было поставлено с ног на голову: реформы начались именно с либерализации, что и вызвало цепную реакцию развала.

Рассмотрим теперь проблемы государственности. Роль государства и в высокоразвитых странах (не только в успешных развивающихся) непрерывно возрастала [18]. Это определялось многими обстоятельствами, в том числе процессами перехода к постиндустриальному обществу. Известно также (и это, снова-таки, аксиома), что в кризисные периоды и, особенно, при переходе от одной системы к другой, государство выступает локомотивом перемен. Такая его роль обусловлена необходимостью (как в нашем случае) создания принципиально новой институциональной среды, т. е. новых институтов. Китай, Польша, Чехия, Вьетнам и многие другие страны смогли реализовать эти закономерности. В Украине же (впрочем, как и в России), всякой логике вопреки, с подачи МВФ в ходу был модный лозунг: "Чем меньше государства, тем лучше" [19]. О том, что игнорирование со стороны МВФ и государства, и институтов повлекло за собой системный вакуум (когда одной системы уже нет, а другой - еще нет), писал Г. Колодко [20]. Лишь с опозданием (в 1998 г.), когда украинское государство окостенело и прогнило, пришло ободряющее указание Всемирного банка о важности укрепления государственных институтов [21]. От Всемирного банка, но не от МВФ!

В-третьих, неадекватной была политика Международного валютного фонда и в отношении технологического прогресса. Так, Дж. Стиглиц в упомянутом выше докладе отмечал, что промышленная политика, проводимая в успешных (развивающихся) странах и "направленная на уменьшение технологического разрыва между ними и более развитыми странами, расходилась с духом Вашингтонского консенсуса" [22].

В-четвертых, типичным для МВФ был перехлест в требовании завышения курса национальной валюты "подопечных" стран. Тем самым, как известно, искусственно облегчалась импортная экспансия и одновременно угнеталось отечественное производство. Кроме того, экономика страны теряла гибкость: на страну, как выразился Дж. Сакс, надевалась "смирительная рубашка" [23]. При этом, в виду плохого бизнес-климата, а равно и других признаков ущербности (завышенные кредитные ставки и т. д.), позитивное начало в факторе завышенной динамики курса (приток инвестиций) не срабатывало, а негативное (потеря рынка, жизнь в долг, опасность дефолта или финансового краха) получало простор. Страны же, неподвластные МВФ, во многом выигрывали именно от поддержания стабильного курса своей валюты в результате его занижения. Так, Китай устойчиво сохранял пятикратное занижение курса юаня по ППС (паритету покупательной способности), и тем самым форсировал экспорт.

Возникает вопрос: чьи же интересы отстаивал МВФ в своих рекомендациях осуществлять завышение курса национальной валюты? Вопрос, как говорится, риторический. Лишь после краха "старого" МВФ, со сменой его парадигмы, стало пробивать дорогу понимание, что сильная валюта - хороша для стран сильных (да и то в меру) [24], а странам слабым на пользу может пойти умеренная эпизодическая девальвация. Поучительные уроки Аргентины, экономика которой была блокирована завышенным курсом, а также России и Украины, совершивших прорыв за счет эффекта девальвации, окончательно подвели оценочную черту под многодесятилетней деятельностью МВФ в области использования (довольно некстати) валютной удавки. Вместе с тем, это не отрицает использования в переходных (и развивающихся) экономиках, в умеренных дозах и в соответствующих ситуациях, повышательной динамики валютного курса. Важно только - чем как раз и грешил МВФ - не превращать в яд то, что пригодно как лекарство.

Особый вопрос - МВФ и Украина. Подумать только, каким должно быть мнение о стране со стороны эмвээфовских пришельцев, чтобы факт формального заключения договора с МВФ в 1994 г. выставлять в качестве громоотвода бедствий, обрушившихся на экономику и жизнь в начале 90-х (точнее - в 1992 г.) [1]. Ведь в Украине даже рядовой обыватель знает, что разрушение национального хозяйства произошло в немалой степени благодаря трубадурам от МВФ, которые, закупив СМИ, уже с начала 90-х зомбировали украинский народ на предмет восприятия модели МВФ как высшего блага. Нашему народу делалась установка на ожидание близкого экономического чуда, которое должно произойти от целительных свойств эмвээфовских рецептов. Напомню также другие азбучные истины. Реформы от МВФ с эпицентром в России не могли быть только лишь российскими: они в равной мере (буквально в тот же день!) становились и украинскими. Ведь обе страны имели единое денежно-финансовое пространство, а инструменты реформирования были именно монетарными, и именно эмвээфовскими!

Следует отметить, что с начала 1992 г. Украина (в равной мере, как и Россия) вследствие внедрения вышеназванных компонентов модели МВФ окунулась в пучину бедствий: были сожжены сбережения населения; цены взлетели до небес; десятки миллиардов долларов хлынули из страны на Запад; из-за хаоса и дискомфорта от внезапной открытости в неподготовленной к конкуренции стране в одночасье рухнуло производство (в том числе и высокотехнологичное); платежеспособность населения упала до нищенского состояния [25]; замененные импортом ранее доступные товары стали доступны только внезапно появившимся богачам.

И ни для кого не являлось секретом, что программа реформ в Украине с самого начала была сформулирована МВФ; это, повторяю, всячески рекламировалось.

Понимаю, что сегодня от всего этого деятелям от МВФ хочется откреститься. Видимо, неприятным для них было бы обвинение в причастности к обесценению народных сбережений. Однако тому есть доказательства. Так, в докладе МВФ "Большой Семерке" по поводу проблем реформ советской (не российской или украинской, а именно советской - Ю. П.) экономики в 1990 г. заявлялось, что в ходе реформирования потребуется "поглощение (читай обесценение - Ю. П.) избыточных вкладов, замораживание кредитов", а также "поддержка (со стороны властей - Ю. П.) быстрой и всеобъемлющей либерализации", которая не может обойтись "без начального спада производства и занятости" [26].

Надо отдать должное российской (в малой степени - украинской) и зарубежной научной элите - ее представители сопротивлялись, как могли. Выше уже приводились отдельные отрывки из книги "Российские реформы глазами американских ученых", среди авторов которой - несколько Нобелевских лауреатов. Эти ученые предвосхитили то, что задним числом огласила Комиссия Конгресса США (Комиссия Кокса): "Курс МВФ привел к сокрушительному провалу реформ и отбросил Россию и другие бывшие республики СССР на задворки мирового сообщества" [27].

Весной 1994 г. по инициативе американской стороны была создана группа экономических преобразований из 15 человек, включающая Нобелевских лауреатов: Лоуренса Кляйна, Василия Леонтьева, Джеймса Тобина, Кеннета Эрроу. В сделанном группой заявлении говорилось о "необходимости внесения коренных изменений в стратегию российских реформ" [28]. Сам Дж. Сакс, который в начале 90-х был советником по реформам у руководителей России и Украины, вынужден был признаться: "Мы положили больного на операционный стол, разрезали грудную клетку, но у клиента обнаружилось совершенно иное анатомическое строение" [29]. Даже Мильтон Фридмен, Нобелевский лауреат и творец монетаристской теории (которую, якобы, исповедует МВФ) при встрече с реформаторами в Москве отрицал допустимость применения модели МВФ в России и высказался примерно в таком духе: если дело обстоит иначе, я не монетарист [30].

Разоблачительными для МВФ являются и постреформаторские факты, т. е. то, что выявилось после преодоления Украиной и Россией эмвээфовской модели. Обманом оказались многие "страшилки", которые помогали Фонду держать наши страны в блокирующей развитие монетаристской узде. Известны, например, предупреждения, которые МВФ систематически делал по части эмиссии. В общественное сознание внедрялась мысль, что малейший шаг по линии эмиссии чреват гиперинфляцией. И эти указания, подхваченные отечественными подпевалами, в стране, пережившей ужасы гиперинфляции, ложились на благодатную почву. В итоге национальная экономика рушилась от безденежья, а импорт заполонял торгово-экономическое пространство. И это все выдавалось за неизбежность. Когда же после 1998 г. и Россия, и Украина, освободившись от монетарной зашнурованности, стали восполнять нехватку денег, в т. ч. и за счет эмиссии, то все внушения оказались неслучайной ложью, ибо экономика в итоге начала оживать.

"Критики" из эмвээфовских кабинетов выставляют в виде козыря предположение, что, дескать, еще неизвестно, могло ли при другом варианте реформирования быть лучше. Полагаю, что данное суждение абсурдно, и не только потому, что хуже уже невозможно. Ведь Украина, со слов помощника Госсекретаря США Уэйна (выступление в Конгрессе США), имела, с учетом ее стартового потенциала, рекордное среди остальных постсоциалистических стран падение [31]. К тому же при оценке гипотетических (несостоявшихся) иных вариантов положено учитывать следующие реалии: ни одна страна, использовавшая модели МВФ, по сути, не выдержала испытания на прочность, и, наоборот, успех в реформах имели те, которые нарушали эмвээфовские догматы и шаблоны. Отсылки к относительно успешным странам Центрально-Восточной Европы некорректны: здесь преуспели лишь те государства (речь идет не только о Польше), которые, даже ритуально кланяясь МВФ, выстраивали собственную программу. Украина, как известно, была в числе добросовестных клиентов МВФ, за что и поплатилась. Из всех этих раскладов следует, что катастрофы страна могла избежать, лишь отойдя от рецептов Фонда.

Замечу, что среди стран, реализующих реформы МВФ, успешной обычно называется лишь Боливия. Но сам Дж. Сакс, проводивший там реформы, об этом своем успехе отзывался довольно своеобразно. Ему принадлежит высказывание: "Если позволить себе быть циничным, то надо констатировать следующее: Боливия привыкла быть нищей страной, страдающей от гиперинфляции; теперь же она стала нищей страной, но без гиперинфляции" [32]. Как видим, позитива тут не густо. О Чили я не говорю - ее подъем начался после отхода от анализируемой нами модели. А иные оценки - мистификация, обычная в деятельности МВФ.

Вывод, следовательно, состоит в том, что отказ от модели Международного валютного фонда позволил бы Украине (как и России) попасть в число тех, кто сам выбирает путь и рецепты сообразно со своей спецификой. И, конечно, ни та, ни другая страна уже не выбрали бы ни взрывную либерализацию, ни развал государства, ни внезапную внешнеэкономическую открытость, исключающую оазисный эффект, столь важный для адаптации к новым рыночным условиям и наращивания конкурентоспособности. И, безусловно, в рамках иного варианта реформирования эти страны должны были быть более успешными - как все те, которые рационально выстроили свой путь в рынок.

И все же, главное не просто в иной рыночной судьбе в случае выбора другой реформаторской модели. Следует заметить, что Россия и Украина как объекты реформирования не сравнимы с Боливией или Чили, и даже с Китаем или Турцией. Напомним, что СССР до развала был страной с первоклассной наукой и образованием, передовыми технологиями, соперничающими с американскими, населением, страдающим от дефицитов, но все же превосходящем по жизненному уровню не только Китай, но и Польшу [33]. Конечно, Советский Союз имел свои экономические дефекты и перекосы, которые с послекосыгинских времен стремительно нарастали. К изменениям подталкивали и заскорузлый авторитаризм, и недемократичность, и узость пространства самовыражения. В итоге обострялась потребность замены сложившейся системы иной. Но вопрос - какой? У меня сомнений нет, что страна имела все основания, осуществив демократические реформы и наращивая (а не погашая) энергетику созидания и волну надежд, стать на путь успешного трансформирования в постиндустриальное общество. И, конечно же, не в архаично-рыночное, что по самому замыслу уготовано ей было реформами от МВФ. Ибо в рамках эмвээфовской модели иной путь - кроме технологической и интеллектуальной деградации - просто исключался. Повторю еще раз вывод, сделанный в рамках исследования Всемирного банка: "Промышленная политика, направленная на уменьшение технологического разрыва между ними (слаборазвитыми странами - Ю. П.) и более развитыми странами, на деле расходилась с духом Вашингтонского консенсуса" [34].

Я не усматриваю в действиях МВФ контекст мирового заговора, однако оценка сил, стоящих за этой международной организацией, может оказаться полезной. Думаю, что мало кому удастся отрицать влияние на политику МВФ интересов доминирующего в мире транснационального (в основном с американским базированием) капитала и стран (прежде всего США), поддерживающих этот капитал. И не все здесь стоит осуждать: ведь государство и должно отстаивать, а также "проталкивать" интересы своего капитала. Однако вопрос в данном случае состоит не в том, какая страна и как помогает своим корпорациям, а в позиции МВФ: действительно ли эта международная организация беспристрастна - как ей положено по статусу. Сошлемся на мнение того же Дж. Стиглица: "МВФ, - писал он, - нравится это или нет, является государственным (разумеется, американским - Ю. П.) учреждением, несмотря на претензию на корпоративность" [35]. Он же называл "шоковую терапию" блицкригом, а сам подход - якобинско-большевистским [36]. Дж. Стиглицу вторит Дж. Сакс - многолетний включенный наблюдатель деяний Фонда: "Откровенно говоря, МВФ слишком заботится об интересах Уолл-стрит" [37].

И последнее - относительно сотрудников МВФ. Думаю, что проблема здесь есть, и ее не следует упрощать. Речь может идти не о факторе неквалифицированности, а о зауженной (в рамках убогих схем) специализации консультантов и советников от МВФ. Реформаторами, идеологами реформ должны быть люди, знающие "анатомию и физиологию", а также систему ценностей, социально-экономическую генетику реформируемого общества. Те же, кто отстаивал и навязывал схемы МВФ, ничего, кроме этих схем, не знали. Вот как писал Э. Этциони о советниках (даже не о клерках!) Фонда: "Они знают параметры состояний, но не имеют понятия о процессах, которые происходят при переходе от одного состояния к другому" [38]. Как было доказано многочисленными исследованиями (да и на поверхности это видно), сама доктрина, а с ней и рецептура модели МВФ отличается упрощенностью, узостью, некомплексностью. Она игнорирует институты, отрицает промышленную политику, отвлекается от конкурентности, не считается с социальной сферой, особенностями структурного и организационного строения экономики. О какой же квалификации, связанной с решением судеб страны, можно говорить в данном случае? И, видимо, не так-то уж был не прав Дж. Сакс, считавший МВФ "смесью некомпетентности и предвзятости" [39].

Желательно, чтоб в ситуации, в которой сегодня оказался Международный валютный фонд, его сотрудникам были свойственны скромность и понимание того, что они часто не располагают ответами на сложнейшие проблемы реформирования постсоциалистических переходных экономик, которое происходит впервые в мире.

  1. Критика была направлена в мой адрес со стороны сотрудников МВФ Л. Фильюоли и Б. Лисоволика в статье "МВФ и Украина: что было на самом деле?" // газ. "Зеркало недели" от 31 августа 2002 г.
  2. См.Интервью Ю. Пахомова в статье "Вожди из пены" // газ. "Зеркало недели" от 13-19 июля 2002 г.
  3. Доклад составлен по итогам реализации трехлетнего исследовательского проекта Всемирного банка, охватившего экономики 94-х стран. Краткое изложение доклада представлено в ж. "Вопросы экономики". 1998. №8.
  4. См.: ж. "Вопросы экономики". 1998. №8. С. 24.
  5. См.: ж. "Вопросы экономики". 1999. №7. С. 6.
  6. Реформы глазами американских и российских ученых. М., 1996. С. 33.
  7. Еще одно компетентное высказывание: Д. Сорос в интервью польскому журналу " WPROST " прямо связал благополучное состояние польской экономики с "проведением взвешенной, прагматичной и, главное, собственной экономической политики" (газ. "День" от 2.03.1999 г.). Понятно, что подобное высказывание не могло быть адресовано ни Украине, ни России, где власти и их подпевалы вплоть до конца 90-х годов чванились тем, что не собираются изобретать свой велосипед.
  8. Эрхард Л. Цель - рыночное хозяйство. М., 1995. С. 416-417.
  9. См.: ж. "Мировая экономика и международные отношения". 1996. №5. С. 70.
  10. См.: ж. "Вопросы экономики". 1998. №8. С. 9.
  11. См.: газ. "Независимая газета" от 9.02.1999 г.
  12. См.: Реформы глазами американских и российских ученых, с. 118.
  13. См.: газ. "Независимая газета" от 2.02.1999 г.
  14. См.: газ. "День" от 12.05.2001 г.
  15. Напомню, что классик либерализма А. Маршалл писал: "В мире экономики природа не делает скачков" (Маршалл А. Соч. Т. 1, М., 1987. С. 329). Американский журнал US News and World Report как бы вторил классику, когда высказывал мнение, что "требовать введения в России чистой рыночной системы - то же самое, что всплывать водолазу на поверхность без декомпенсации" ( US News and World Report . 1993. IX .р. 126).
  16. См.: ж. "Вопросы экономики". 1999. №11. С. 5.
  17. Известный исследователь реформ в Китае А. Девятов в книге "Китайская специфика" пишет: "Китайская открытость - это… закрытость китайского рынка от западного рынка без границ…"; "Приветствуется неограниченный ввоз валюты в Китай, а вывоз… строго контролируется…"; "бегство инвестированного в Китай капитала исключено…" и т. д. (см.: Девятов А. Китайская специфика. М., 2002. С.185-186).
  18. В Великобритании, Франции, Германии, Италии, Нидерландах и США доля государственных расходов в ВВП возрастала в среднем следующим образом: 1870 г. - 9-10%, 1913 - 12-13%, 1950 - 26%, 1996 г. - 45-46%. В т.ч. в США в те же годы этот показатель составлял: 4%; 9%; 21%; 33% (см.: газ. "Независимая газета" от 13.05.2000 г.). В Украине соответствующий показатель только за период 1996-1999 гг. снизился на 12% (с 37,4 до 25,3%). И лишь начиная с 2000 г., когда наша страна, в связи с крахом прежнего МВФ, стала выползать из-под могильного камня эмвээфовских реформ, роль государства возросла (2000 г. - 27,7%).
  19. Ясно, что прежнее государство для рыночных трансформаций не годилось. Но ведь требования МВФ не касались создания государством новых институтов, соединения обновленных функций государства с силой бизнеса.
  20. См.: газ. "День" от 2.02.1999 г.
  21. См.: ж. "Вопросы экономики". 1998. №8. С. 5.
  22. Там же. С. 26.
  23. См.: газ. "Независимая газета" от 3.10.1998 г.
  24. Позже оказалось, что даже высокоразвитые страны - Япония и США - не выдерживают длительного завышения курса валюты. Как писал Дж. Стиглиц, "сильный доллар уже привел к анормальной ситуации, когда богатейшая страна мира не в состоянии жить по средствам" (см.: газ. "Независимая газета" от 16.06.2002 г.). И тем более длительное (искусственное) поддержание сильной валюты в слабой стране чревато подлинно катастрофичными последствиями. И в этом смысле Украина лишь случайно (во многом из-за раздавленности народа многолетней нищетой и беспросветностью) избежала бунтов - таких, как в Аргентине.
  25. Косвенно об этом, а также об истоках паралича и бартеризации экономики свидетельствуют данные о тотальной демонетизации экономики Украины. Если в нормально развивающихся странах денежная масса составляет от 70 до 110% ВВП, то в Украине этот показатель с 1991 по 1996 гг. уменьшился с 80 до 12% (см.: газ. "День" от 18.07.2001 г.).
  26. См.: ж. "Российский экономический журнал". 1994. №3. С. 8-10.
  27. См.: газ. "Независимая газета" от 22.05.2001 г.
  28. См.: ж. "Российский экономический журнал". 1994. №11. С. 9; ж. "Проблемы прогнозирования". 1994. №4.
  29. См.: ж. "Новое время". 1995. №28. С. 24.
  30. См.: ж. "Свободная мысль". 2000. №7. С. 37, а также статью М.Фридмена "Четыре шага к свободе" // газ. "Независимая газета" от 4.12.1998 г.
  31. См.: газ. "Независимая газета" от 15.07.2000 г.
  32. См.: ж. "Вопросы экономики". 1995. №11. С. 53.
  33. Не случайно в горбачевские времена расхожим был анекдот о собаке, то и дело перебегавшей польско-украинскую границу. Суть его - со стороны Польши перебегает в Украину истощавшая собака. На вопрос: почему убегаешь из Польши, - ответ: жрать нечего. Через какое-то время уже теперь из Украины в Польшу бежит та же, но уже жирная собака. На вопрос: почему убегаешь, - ответ: гавкать не дают.
  34. См.: ж. "Вопросы экономики". 1998. №8. С. 5.
  35. См.: газ. "День" от 12.06.2001 г.
  36. См.: ж. "Вопросы экономики". 1999. №7. С. 26.
  37. См.: газ. "Независимая газета" от 30.01.1999 г. Более развернуто еще в начале 90-х о тесной связи МВФ с интересами доминирующего в мире капитала высказывался известный российский ученый, реформатор и либерал Г. Попов. Он писал: "Смысл модели МВФ в том, чтобы в мировой рынок включить отсталую страну, разорив все предприятия и отрасли, не способные конкурировать на мировой арене с продукцией западных монополий… Вы развиваете лишь то, что нам (Западу - Ю. П.) невыгодно делать самим, то, что грязно, и т. д. Ваше будущее - подчиненная роль".
  38. См.: ж. "Свободная мысль". 1997. №3. С. 51.

См.: газ. "Независимая газета" от 7.04.1999 г.
По теме:
Многообразнее инструменты, шире цели: движение к Пост-Вашингтонскому консенсусу
Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике

Вашингтонский консенсус и российские реформы: история провала
Жак Сапир, директор Парижского Центра социальных исследований

"Кто потерял Россию?" - глава из книги "Глобализация, тревожные тенденции"
Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике

Десять лет постсоциалистического перехода. Уроки политических реформ
Гжегож В. Колодко, профессор Варшавской школы экономики

Человеческое лицо глобализации
Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике

Кризис глобализации
Джеймс К. Гэлбрейт, профессор Школы государственного управления имени Линдона Б. Джонсона при Техасском университете

Глобализация: вызов национальным экономикам
Лоуренс Клейн, лауреат Нобелевской премии по экономике

В тени глобализации
Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике

Бездействие демократии во Всемирном банке
Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике

Экономическая трансформация: темпы и масштабы
Кеннет Эрроу, лауреат Нобелевской премии по экономике

Что мы, экономисты, знаем о переходе к рыночной системе?
Лоуренс Клейн, лауреат Нобелевской премии по экономике

Вызовы и возможности
Джеймс Тобин, лауреат Нобелевской премии по экономике





РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено