РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ







раздел "Статьи отечественных экономистов"

НЕОБХОДИМА НОВАЯ СТРАТЕГИЯ РЕФОРМ

Дмитрий Львов, Александр Некипелов

оригинал

В России возникла хозяйственная система, которая качественно отличается от нормальной рыночной экономики

УСПЕШНАЯ посткризисная стабилизация, изменения в политическом руководстве вновь сделали актуальным вопрос о долгосрочной ориентации экономического развития страны. Именно вокруг него сегодня ведутся острейшие дискуссии среди экономистов и политиков как в России, так и за рубежом, причем разногласия носят как чисто профессиональный (позитивный), так и ценностной (нормативный) характер.

Сторонники линии преобразований, зафиксированной в так называемом Вашингтонском консенсусе и активно продвигаемой Международным валютным фондом, полагают, что в ходе проведенных после 1992 года преобразований в России в целом создана рыночная экономика. Очевидные провалы в ее функционировании связываются с непоследовательным проведением политики макроэкономической стабилизации, многочисленными бюрократическими препонами, сохраняющимися на пути действия рыночного механизма, а также задержками в формировании различных институтов рынка. Соответственно решение всех наших проблем сторонники рассматриваемого подхода видят в решительной дальнейшей либерализации хозяйственной деятельности, последовательном проведении ответственной финансовой и кредитно-денежной политики, осуществлении так называемых структурных реформ. Именно эта позиция нашла отражение в "Заявлении об экономической политике" от 13 июля 1999 года, направленном в МВФ российским правительством и Центральным банком, и в "Письме о политике развития для целей третьего займа на структурную перестройку экономики" от 19 июля 1999 года, адресованном Мировому банку.

Мы не можем согласиться с таким подходом по следующим причинам.

Во-первых, непредвзятый анализ свидетельствует, что в результате серьезных ошибок, допущенных в ходе так называемых радикальных реформ, в России возникла крайне нерациональная хозяйственная система, функционирование которой качественным образом отличается от функционирования нормальной рыночной экономики. К числу наиболее очевидных проявлений аномальности нашей системы относятся: беспрецедентная натурализация хозяйственных связей в реальном секторе экономики, глубочайший разрыв между производственной и финансовой сферами, значительное устойчивое превышение процентной ставкой уровня эффективности применения капитала в производстве, принявшее характер эпидемии разграбление активов многих предприятий их управляющими и отдельными акционерами, недопустимо высокий уровень криминализации хозяйственной деятельности. В этих условиях надеяться на то, что стандартные для рыночной системы меры экономической политики, снятие сохранившихся ограничений свободы хозяйственной деятельности, а также частные структурные реформы способны нормализовать ситуацию, - значит заниматься самообманом.

Во-вторых, мы не можем согласиться (даже при условии принятия мер, обеспечивающих перевод нашей экономики в нормальный рыночный режим функционирования) с идеологией максимального вытеснения государства из экономики. Потребность в эффективном государственном вмешательстве вызвана как кратко-, так и долгосрочными проблемами, стоящими перед страной. Без такого вмешательства невозможно формирование эффективно функционирующей системы финансовых институтов, оздоровление денежной системы, решение сложнейшего комплекса вопросов, связанных с внешней задолженностью. Далее, поскольку действие исключительно рыночных регуляторов в наших условиях сопряжено с чрезвычайно болезненной ломкой производственной структуры, постольку государственное регулирование может использоваться в качестве действенного инструмента смягчения рыночного шока. Наконец, в долгосрочном плане госрегулирование необходимо для восстановления роли России как страны, обладающей передовой наукой, мощной современной промышленностью, развитой культурой и отвечающими требованиям времени системами образования, здравоохранения и социального обеспечения. В противном случае под влиянием текущих сравнительных преимуществ Россия должна будет отказаться от значительной части научно-производственного потенциала, окончательно перенеся центр тяжести на эксплуатацию природных ресурсов.

Конечно, две последние проблемы - болезненность реструктуризации и представление о достойном для страны будущем - носят нормативный (ценностной) характер. Однако мы убеждены, что результаты предлагаемой нашими оппонентами политики идут вразрез с преобладающими в стране взглядами по этим вопросам. А это значит, что попытка ее проведения в жизнь будет встречать серьезное сопротивление и сопровождаться многочисленными конфликтами.

В силу сказанного мы категорически не согласны с тем, что водораздел между двумя основными подходами к экономической стратегии проходит по линии "сторонники - противники прогресса рыночных реформ". В рамках сформировавшейся хозяйственной системы простое расширение экономической свободы не в состоянии перевести экономику в нормальный рыночный режим функционирования; точно так же в этих условиях невозможно добиться действенности государственного регулирования.

Выправление базовых деформаций

Для перевода российской экономики в нормальный рыночный режим функционирования необходимо добиться решения ряда задач.

Коррекция прав собственности в корпоративном секторе

Деформация сложившейся в России хозяйственной системы уходит корнями в грубые просчеты, допущенные при реформировании прав собственности. Эти просчеты сфокусировались в конечном счете в возникновении крайне нерациональной системы корпоративного управления на большинстве крупных и средних российских предприятий. Чрезвычайно распространенной стала ситуация, когда директорат таких акционерных обществ оказался либо вообще вне эффективного контроля собственников капитала, либо, напротив, под всеобъемлющим контролем узкой группы акционеров, ориентированной на разграбление предприятия, "слив" его активов.

Суть стоящей в этой области задачи состоит в том, чтобы поставить менеджмент российских акционерных компаний под контроль собственников капитала, а следовательно, ориентировать его на максимизацию прибыли (в краткосрочном плане) и чистой стоимости фирмы (в долгосрочном плане). Ее решение обеспечит базовые предпосылки для адекватной реакции хозяйственных субъектов на рыночные сигналы, позволит создать эффективную систему корпоративного управления, добиться прозрачности в бухгалтерской отчетности фирм и тем самым коренным образом изменить условия для инвестиционной деятельности, заложить основы эффективного фондового рынка.

Действовать следует по двум направлениям. Первое состоит в скорейшем завершении работы по введению в действие правовых механизмов, обеспечивающих реальную возможность для акционеров выполнять функции собственника, а также мер, направленных на защиту прав акционеров, располагающих небольшим количеством акций. Суть второго - во введении в действие системы, гарантирующей рыночный характер управления основной частью своих активов государством. В Отделении экономики РАН разработан механизм решения этой задачи на основе создания государственной инвестиционно-холдинговой корпорации (либо ряда таких компаний).

Вопрос о земле

Земля (в широком смысле слова, включающем все природные условия хозяйственной деятельности) является важнейшим фактором производства, и поэтому наличие эффективного механизма ее аллокации представляет существенную предпосылку рациональной экономической деятельности. Несомненно и то, что такой механизм может быть только рыночным. Вопрос состоит лишь в том, должен ли он основываться на частной собственности и свободной купле-продаже природных ресурсов или на сдаче в аренду частным лицам остающихся в собственности государства природных ресурсов производства. Убеждены, что, помимо аргументов нравственного характера ("земля - от Бога, а потому должна принадлежать всем"), имеются серьезные сугубо экономические соображения в пользу второго варианта решения земельной проблемы в современной России (конечно, из этого отнюдь не следует, что нужно отказываться от частной собственности на мелкие приусадебные или дачные участки).

Первое. Получаемая государством рента за пользование природными ресурсами может в наших условиях заменить значительную часть традиционных налоговых поступлений в бюджет. Значение этого факта трудно переоценить: ведь в отличие от подавляющего большинства налогов рентные платежи не ведут к снижению уровня равновесного выпуска, то есть не оказывают искажающего воздействия на размещение ресурсов.

Второе. Практика свидетельствует о том, что свободная купля-продажа земли чревата ее быстрым превращением в спекулятивный актив, цена которого может очень далеко отрываться от приносимого им реального эффекта. Возникающие на спекуляции землей "финансовые пузыри" неоднократно играли фатальную роль в развертывании тяжелейших финансовых кризисов. Это обстоятельство является одной из важнейших причин того, что в большинстве стран действуют многочисленные ограничения на пользование землей, которые вводились в течение многих лет на основе накопления подчас не очень приятного опыта. Было бы наивно рассчитывать на то, что в России удастся сразу же ввести идеальную систему регулирования рынка земли, основанного на частной собственности.

Третье. Уже имеющийся у нас опыт передачи государственных активов в частные руки наводит на грустные мысли в отношении той вакханалии, которая может начаться в стране в случае массовой приватизации земли.

В силу сказанного убеждены, что действительно актуальной задачей сегодня является создание эффективной, исключающей чиновничий произвол и коррупцию системы передачи государством в аренду природных ресурсов.

Монетизация экономики

Беспрецедентная натурализация отношений в реальном секторе экономики уходит корнями в базовые деформации прав собственности и нерыночное поведение федеральных и региональных органов власти. Но есть и обратная связь: неликвидность реального сектора экономики представляет собой непреодолимый барьер для нормального действия рыночных механизмов. Именно поэтому задача монетизации экономики отнесена нами к числу системных.

Надежды на то, что эту проблему можно постепенно решить путем ужесточения контроля со стороны правительства за соблюдением собственных материальных обязательств, а также последовательного применения процедуры банкротств к неплательщикам, представляются наивными: раковая опухоль демонетизации слишком сильно разрослась, чтобы справиться с ней можно было таким путем. Альтернативы радикальной расчистке финансовых завалов просто нет. В Отделении экономики РАН разработан алгоритм всеобщего зачета, основанный на очистке балансов хозяйственных субъектов и государственных органов от просроченной на определенную дату задолженности. Поэтому нас радует тот факт, что в последнее время со стороны правительственных органов (в частности, Федеральной службы финансового оздоровления и банкротства и Рабочего центра экономических реформ) стал проявляться интерес к опыту послевоенной Японии в единовременном оздоровлении финансового положения корпоративного сектора. Убеждены, что намерения власти жить по средствам и жестко вести линию на банкротство неплатежеспособных экономических субъектов могут превратиться из благих пожеланий в реально выполнимые только после освобождения экономики от пут взаимной задолженности.

Само собой разумеется, проведение всеобщего взаимозачета просроченной задолженности должно быть увязано с реализацией других системных преобразований; в противном случае зачет даст лишь кратковременный эффект.

Государство и рынок

Государство и рынок - не антиподы. Основные функции государства заключаются в отработке законодательства, отвечающего рыночной системе, обеспечении условий для его неукоснительного соблюдения, содействии формированию рыночных институтов, разработке и проведении социально-экономической политики. Важнейшее направление деятельности государства - создание и поддержание конкурентной среды. Для нормального функционирования рынка это значительно важнее, чем приватизация. В этом контексте особое значение приобретает активная политика, нацеленная на развитие и подъем малого бизнеса.

Чрезвычайно актуальна задача искоренения сплошь и рядом используемых властями методов управления экономикой, не совместимых с природой рыночной системы. В значительной степени ее решение связано с упрочением в нашем обществе принципов правового государства. Но необходимо также неуклонно сводить находящийся в распоряжении органов власти арсенал управления экономикой лишь к тем инструментам, которые доказали свою адекватность рыночной системе. Особенно важно полностью исключить возможность государственных неплатежей (включая навязывание в качестве средств платежа разного рода денежных суррогатов). С этой целью считаем, в частности, совершенно оправданным законодательное введение порядка, при котором в случае неспособности федерального правительства оплачивать поставленную ему продукцию и предоставленные услуги и невозможности цивилизованным образом оформить связанную с этим задолженность в действие должен автоматически вступать механизм печатания денег. Причем соответствующие факты обязательно должны становиться достоянием гласности. Кроме того, необходимо ввести порядок, в соответствии с которым включение предприятий или организаций в список потребителей, в отношении которых запрещается прибегать к приостановлению поставок топлива, электроэнергии и т.п., в обязательном порядке сопровождалось бы предоставлением государственных гарантий по соответствующим платежам. Все это, по нашему глубокому убеждению, привело бы не к витку инфляции, а к кардинальному повышению ответственности правительства за принимаемые на себя обязательства.

ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ ИНФРАСТРУКТУРА

Укрепление рубля

Все годы реформ рубль в очень ограниченной степени выполнял задачи, стоящие перед полноценной национальной валютой. С одной стороны, он оказался практически вытесненным бартером и взаимными неплатежами из оборота товаров и услуг в реальном секторе экономики. С другой - иностранная валюта целиком заместила рубль в выполнении функции сохранения стоимости, а частично - и функции средства обращения. Рубль почти превратился в представителя американского доллара в том смысле, в каком в эпоху золотого стандарта бумажные деньги являлись знаком золота. Имеющиеся предложения о введении так называемого валютного управления ( currency board ) нацелены на окончательное завершение этого негативного процесса.

Убеждены, что Россия не может позволить себе роскошь одностороннего отказа от валютного суверенитета. Напротив, нужно стремиться к тому, чтобы постепенно создать условия для превращения рубля в основное средство расчетов в рамках СНГ. Перед нами, таким образом, стоит двуединая задача распространения сферы действия рубля на всю экономику и обеспечения условий для полноценного выполнения рублем всех функций денег, поддержания устойчивости его курса.

Решение первой части задачи призван обеспечить упомянутый выше всеобщий зачет просроченной задолженности. Реализация ее второй части связана с устранением спроса на иностранную валюту как спекулятивный актив и обеспечением необходимого уровня ее предложения на рынке. В условиях незрелости финансовой инфраструктуры и тяжелого финансового положения страны этого можно достичь лишь путем ограничения внутренней обратимости рубля для юридических лиц исключительно операциями по текущим статьям платежного баланса. Иными словами, предложение Центробанка о введении обязательной продажи на валютном рынке всей экспортной выручки юридическими лицами является абсолютно оправданным. При этом существующие валютные счета можно, по опыту Польши, сохранить, исключив их пополнение. Право приобретения валюты на рынке должно предоставляться только под заключенные импортные контракты и обязательства по погашению задолженности.

Совершенствование инфраструктуры

Сфера финансовых институтов в течение всего периода "радикальных реформ" находилась в удручающем состоянии и не выполняла своей основной функции - трансформации сбережений в инвестиции. Декоративный характер носит российский фондовый рынок, никак не может восстановиться межбанковский кредитный рынок, крайне ограниченны масштабы краткосрочных кредитов и фактически отсутствуют долгосрочные кредиты реальному сектору экономики. Активные операции коммерческих банков и других финансовых посредников сводились в значительной степени к вложениям в государственные ценные бумаги и иностранную валюту. Слабость финансовой инфраструктуры наиболее очевидным образом проявилась в августе 1998 года, когда ее фактический крах вызвал колоссальные потери у корпоративных и индивидуальных клиентов российских банков, поставил на грань развала платежно-расчетную систему, а саму страну - на грань экономического хаоса.

Причины такого положения дел лежат в значительной степени вне финансовой сферы: ее отрыв от реальной экономики вызван базовыми деформациями хозяйственной системы. Трудно представить себе нормальный банк, кредитующий неликвидных производителей. Вместе с тем надо иметь в виду, что перевод экономики в подлинно рыночный режим функционирования лишь создает условия для формирования эффективной финансовой инфраструктуры. Однако остаются сложнейшие проблемы финансового оздоровления этого сектора, рационального разделения труда внутри него, характера его взаимодействия с международной финансовой системой.

В современных российских условиях нам представляется рациональным следующий алгоритм действий.

Необходимо продолжить линию на финансовое оздоровление банковской системы, ужесточение пруденциальных требований к банковской деятельности. Всеобщий зачет просроченной задолженности может существенно облегчить ее реализацию, поскольку результатом такого зачета станет финансовое оздоровление многих банков, появление предпосылок для значительного увеличения масштабов кредитования реального сектора экономики вследствие резкого повышения степени его ликвидности.

Следует принять комплекс мер, в результате реализации которых основной инвестиционной функцией коммерческих банков станет предоставление предприятиям и другим хозяйственным организациям оборотного капитала на кредитной основе. Что касается долгосрочных инвестиций, то осуществляющими их финансовыми посредниками должны стать инвестиционные, пенсионные и страховые фонды.

Необходим, в частности, пересмотр отношения к инвестициям коммерческих банков в акции отечественных и зарубежных компаний. Акции не относятся к разряду ликвидных финансовых инструментов из-за внутренне присущей их котировкам широкой амплитуды колебаний, и поэтому их чрезмерная доля в активах способна существенно снизить надежность банка.

Контроль над движением капитала

Под сильным давлением МВФ в июле 1999 года правительство приняло на себя обязательства осуществить целый комплекс мер по дальнейшей либерализации сделок как по текущим, так и по капитальным статьям платежного баланса. В нынешних условиях это явно не способствует уменьшению оттока капитала из страны, восстановлению российской промышленности.

На наш взгляд, настало время наконец-то наладить на основе взаимодействия таможенных органов и коммерческих банков действенный контроль за движением валюты, связанным с осуществлением текущих операций. С целью перекрытия банковских каналов утечки капитала из страны заслуживает серьезного рассмотрения вопрос о переводе всех зарубежных счетов коммерческих банков в Центральный банк или один из уполномоченных им государственных банков (Внешэкономбанк или Внешторгбанк).

Августовский 1998 года крах наглядно продемонстрировал важность установления жесткого контроля над движением в страну и из страны краткосрочного капитала. В связи с этим нужно самым серьезным образом подойти к изучению вопроса о целесообразности введения той или иной разновидности так называемого налога Тобина. В классическом случае он представляет собой налог на все сделки по купле-продаже иностранной валюты; иные варианты, использовавшиеся, например, в Чили и Израиле, предусматривали необходимость для иностранных инвесторов депонировать значительные средства в стране-реципиенте в случае осуществления краткосрочных инвестиций.

Механизм экономиЧеского роста

Устранение глубоких деформаций российской экономической системы, ее монетизация в результате всеобщего зачета просроченной задолженности должны придать импульс действию рыночных механизмов экономического роста. Исчезнет несоответствие между денежной массой и уровнем цен, процентная ставка опустится ниже уровня отдачи капитала в реальном секторе экономики. Наряду с наведением порядка в правах собственности это создаст условия для нормализации инвестиционного процесса (включая приток прямых иностранных инвестиций).

Однако первые несколько лет темпы экономического роста будут определяться главным образом увеличением загрузки сохранившихся производственных мощностей. Это связано с тем, что шоковая либерализация хозяйственной деятельности в условиях деформации или даже простого отсутствия важнейших рыночных институтов привела к огромному избыточному спаду производства.

Такое развитие событий является совершенно естественным. Об этом свидетельствуют опыт перехода от спада к росту во всех постсоциалистических государствах, а также развитие российской экономики с конца 1998 года. В то же время надо иметь в виду, что конкретная динамика неинвестиционного роста (как в целом, так и по отдельным отраслям) будет зависеть от характера экономической политики государства.

Система общественных преференций

В основу экономической стратегии должно быть положено отвечающее господствующим общественным предпочтениям представление о будущем характере российской экономики, ее месте в глобальном хозяйстве. Мы убеждены, что мало кого в нашей стране устраивают исходя из текущих сравнительных преимуществ России сугубо топливно-сырьевая специализация, потеря оказавшихся невостребованными человеческого капитала и научно-технического потенциала. Тем более что даже из самых общих соображений понятно, что перегруппировка производственных и человеческих ресурсов дала бы большой рыночный эффект, но в будущем (в экономической теории это принято называть динамическими сравнительными преимуществами).

Необходимо определиться в отношении подходов к производству как общественных благ (состояние окружающей среды, внутренняя и внешняя безопасность государства, фундаментальные научные исследования и т.п.), так и в отношении социально значимых товаров и услуг (услуги образования, медицины, сферы культуры и т.п.). Это связано с тем, что предложение первых в принципе не может регулироваться рынком; в отношении же вторых действие рыночного механизма приводит к результатам, которые общество может не воспринимать как оптимальные. Разработка экологических, социальных и прочих стандартов становится в этих условиях первоочередной задачей.

Точно так же крайне важно учитывать в стратегии социально-экономического развития господствующие представления о социальной справедливости. Совершенно очевидно, в частности, что чрезвычайно высокая дифференциация доходов не просто крайне негативно воспринимается значительной частью общества, но и подрывает трудовую мораль. С учетом этого постановка задачи существенно снизить децильные различия (то есть различия в среднедушевых доходах десяти наиболее богатых и десяти наиболее бедных процентов населения) в доходах должна была рассматриваться как один из приоритетов экономической стратегии.

Промышленная политика

Если верно наше предположение о том, что значительная часть российского общества придает первоочередное значение задаче возврата страны в обозримом будущем в ряды государств, задающих тон в экономической, научно-технической, культурной и политической сферах, и если власть не намерена идти наперекор общественным предпочтениям, то альтернативы проведению активной промышленной политики просто не существует. Можно еще допустить, что ультралиберальная политика в краткосрочном плане способна обеспечить более быстрый рост доходов; однако абсолютно исключено, что она в состоянии решить упомянутые выше амбициозные задачи. Рынок, как известно, близорук, и в нынешней ситуации он подталкивает Россию не к развитию высоких технологий, а к всемерной эксплуатации природных богатств.

Многие российские экономисты либерального направления, правда, считают, что ошибочна сама постановка амбициозных задач. В стремлении общества к их решению они видят проявление его косности и даже "совковости". Они не замечают при этом, что вступают в непримиримое противоречие с исходными положениями современной экономической науки, которая видит свою задачу не в оценке правильности или ошибочности тех или иных ценностных установок, а в выявлении их последствий для рационального размещения ограниченных ресурсов. Чтобы не быть голословными, сошлемся на теорию потребительского выбора, которая, как известно, построена на основе признания индивидуальных вкусов экзогенным, то есть заданным извне и не подлежащим обсуждению, фактором.

Необходимость вмешательства государства в экономические процессы, таким образом, предопределена тем, что ряд проблем в принципе не могут быть решены на рыночной основе (например, финансирование фундаментальных исследований); в других же случаях общество по ценностным соображениям не удовлетворено теми решениями, которые предлагает рынок. Важно, однако, чтобы, корректируя в соответствии с национальными интересами направления использования ресурсов, применяемые государством инструменты не подрывали основ действия рыночного механизма. В такой постановке вопроса нет ничего противоречивого: не случайно наш выдающийся соотечественник Василий Леонтьев уподоблял рыночный механизм действию силы ветра, а государственное регулирование - парусу, направляющему корабль по желаемому курсу.

Централизуя средства в госбюджете, правительство получает возможность при помощи государственных закупок товаров и услуг оказывать прямое воздействие на размещение производственных ресурсов. Но в его распоряжении имеются также многочисленные косвенные методы - льготные налоги и субсидии, меры по поддержке экспорта, ограничивающие импорт таможенные пошлины, стимулы для формирования конкурентоспособных финансово-производственных структур и притока в страну иностранных производственных инвестиций и т.п. Кроме того, при наличии в стране естественных, т.е. в принципе неустранимых, монополий государство призвано осуществлять контроль за ценами на их товары и услуги.

При формировании промышленной политики принципиально важно исходить из того, что воздействие сил рынка на приоритетные виды деятельности должно постепенно, но неуклонно усиливаться. Нельзя, к примеру, ограничиваться просто установлением высоких пошлин для защиты избранных производств. Нужно одновременно вводить жесткий график их снижения до нормального уровня, с тем чтобы побуждать производство адаптироваться к мировому рынку, а не изолироваться от него.

Реализация промышленной и активной социальной политики, несомненно, сопряжена с масштабными перераспределительными процессами, осуществить которые в состоянии только исполнительная власть (как федеральная, так и региональная). Это значит, что возможность проведения такой политики связана с поддержанием высокого относительного уровня общих государственных расходов (и доходов). В России расходы так называемого расширенного правительства долгое время находились на явно недостаточном уровне (примерно 35% ВВП) и только в связи с ростом цен на нефть и другие экспортные товары поднялись до 41% ВВП. Отметим, что в наиболее успешных постсоциалистических государствах этот показатель сейчас колеблется между 40 и 50%, а в наиболее развитых странах, входящих в ОЭСР, в среднем составляет 50%. Речь, разумеется, не идет о том, чтобы искусственно "накачивать" государственную казну, лишая ресурсов предпринимательский сектор экономики. Просто сама постановка вопроса о проведении активной социальной и промышленной политики останется пустым звуком, если не будут обеспечены необходимые для этого ресурсы.

Наконец, нельзя не признать, что проведение промышленной политики сопряжено с разнообразными рисками. Можно ошибиться в отношении перспективных направлений научно-технического прогресса при выборе приоритетов экономического развития. Не всегда легко учесть реакцию других государств и международных организаций на те или иные наши шаги в экономической области, ведь в формирующейся глобальной экономике конкурируют не только фирмы, но и государства, и даже целые регионы. Однако единственное, что из всего этого следует, - это необходимость учета фактора неопределенности при принятии решений. Для экономической науки и практики эта задача не является чем-то новым.

Финансовая и кредитно-денежная политика

Практически все специалисты и практики утверждают, что налоговое бремя в России является неподъемным. В то же время относительная величина средств, мобилизуемых в государственный бюджет, сравнительно невелика по международным стандартам. Известно и объяснение этого парадокса. Во-первых, значительная часть экономики находится "в тени" и налогов либо не платит вообще, либо платит лишь небольшую часть из них. Во-вторых, из-за натурализации реального сектора экономики многие предприятия начисляют налоги, но не перечисляют их в бюджет из-за отсутствия ликвидности.

Справедливы утверждения, что бартер, неплатежи, укрывание прибыли являются способами ухода от налогов, широко практикуемыми в России. Однако нередко забывают, что возможность применения таких "уловок" коренится в деформациях нашей хозяйственной системы. В самом деле, когда директорат либо по собственной инициативе, либо по указанию стратегических инвесторов избегает таким путем налогов, то он наносит ущерб не только государству, но и всем собственникам капитала предприятия или их значительной части. Отсюда следует, что рационализация прав собственности и связанное с этим распространение финансовой транспарентности (открытости) должны автоматически привести к значительному увеличению притока средств в бюджеты всех уровней. К такому же результату приведет и расчистка финансовых завалов: став ликвидными, многие предприятия начнут не только начислять, но и платить налоги в денежной форме.

Таким образом, реальная возможность снижения налогового бремени при сохранении или даже увеличении относительной величины налоговых поступлений имеется. Однако связана она прежде всего с устранением системных деформаций нашей экономики, а не с трудно оцениваемой реакцией производства на снижение ставок налогообложения.

В существенной корректировке нуждается и сама налоговая система. В наших условиях целесообразно перенести центр тяжести на обложение ресурсно-экологического потенциала, резко уменьшив налоговую нагрузку на другие факторы производства. В нормальных рыночных условиях особенно большие искажения в размещение ресурсов будут вносить начисления на фонд заработной платы, так как они будут содействовать резкому уменьшению уровня занятости. Есть смысл поэтому рассмотреть вопрос о полной (хотя, возможно, и постепенной) ликвидации этих начислений и переходе к финансированию социальных фондов из бюджета на основе специальных нормативов.

Важнейшим источником поступлений в бюджет призваны стать доходы от принадлежащей государству собственности. В случае создания для управления значительной ее частью специальной инвестиционно-холдинговой компании (или ряда таких компаний) появится возможность для введения налога на доходы этой компании (этих компаний). Причем ставку этого налога можно будет в зависимости от экономических условий произвольно менять каждый год без прямого негативного влияния на аллокацию ресурсов.

Следует рассмотреть целесообразность создания из мобилизуемых в бюджет рентных платежей и доходов от использования государственной собственности специального фонда, из которого каждый гражданин страны получал бы свою долю национального дивиденда. Такая форма распределения, предложенная в свое время О.Ланге и используемая сейчас в Норвегии в связи с добычей государством нефти в Северном море, могла бы способствовать укреплению Российского государства, усилению чувства сопричастности граждан к делам страны.

Сложные проблемы стоят в области бюджетного федерализма. Как нам кажется, было бы правильно и на словах, и на деле уйти от противопоставления Центра и регионов (парными категориями являются страна - регионы и Центр страны - центры регионов), а также деления регионов на доноров и реципиентов. Сделать это можно в том случае, если из Центра полностью финансировать общегосударственные инфраструктурные проекты, повсеместное обеспечение законодательно установленных социальных стандартов (в области образования, медицинского обслуживания, культуры), выплату национального дивиденда и содержание ряда общегосударственных структур (суды, прокуратура, органы безопасности и т.п.). В соответствии с таким распределением полномочий должны были бы распределяться и бюджетные поступления между органами регионального и федерального управления.

Расчистка финансовых завалов при помощи всеобщего зачета неплатежей способствовала бы единовременной монетизации российской экономики и в этом смысле напоминала бы денежную реформу. С экономики были бы тем самым сняты путы взаимной задолженности. В условиях нормальной экономической среды у государства появилась бы возможность проводить прагматичную кредитно-денежную политику, ориентируясь на устойчивость хозяйственной динамики при приемлемом с макроэкономической точки зрения уровне инфляции (до 15-20% в год). На этапе формирования отвечающей новым требованиям производственной структуры умеренная инфляция даже полезна, поскольку выполняла бы роль своеобразной "смазки", ослабляющей остроту проблем, связанных с масштабной реаллокацией ресурсов.
Обсудить на форуме


Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц против российских либералов и МВФ




РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено