РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






Поблемы теории и практики управления 1/03

Неолиберализм и экономическое развитие США в 90-е годы

ДЭВИД М. КОТЦ
профессор экономики
Университет штата Массачусетс,
(США)


• Главный замысел неолиберализма – снижение регулирующей роли государства в экономике
• При общем экономическом подъеме неолиберальный курс обусловил неустойчивость и нестабильность развития США
• Причиной экономического роста в США стали специфические внутренние и внешние факторы конца ХХ в.
• Неолиберальная политика усилила социальное расслоение
в американском обществе

В течение последних 20 лет американская экономика переживала глубокую реструктуризацию. Этот процесс, известный под названием неолиберальная реструктуризация, воздействовал практически на все сферы общественной жизни, в том числе на разрыв между богатыми и бедными, характер труда, роль крупного капитала в политической жизни, количество и качество предоставляемых государственных услуг, семейную жизнь.

Неолиберальная реструктуризация повлекла за собой отказ от использования государственных средств и налогов для смягчения резких колебаний делового цикла, ослабление или отказ от регулирования государством корпоративного поведения как внутри страны, так и на международной арене, приватизацию части государственных предприятий, а также серьезное сокращение социальных программ. Такая реструктуризация основывалась на представлении о капиталистической экономике, изначально разработанном такими классическими либеральными мыслителями XVIII - XIX вв., как Адам Смит и Давид Рикардо, которые полагали, что благодаря действию рыночных сил капиталистическая экономика в большой мере саморегулируема.


Поворот экономики США
в 80-90-е годы к неолиберализму


Возрождение классической либеральной теории стало неожиданным явлением. Ведь после Великой депрессии и второй мировой войны она в большой мере дискредитировала себя и утратила лидирующие позиции. Опасаясь повторения депрессии и перед лицом широкого и растущего социалистического и коммунистического движения, правящие классы США, Великобритании и других ведущих капиталистических стран неохотно приняли проект программ социального обеспечения и согласились на более активную роль государства в регулировании экономики. С конца 70-х годов началось постепенное отступление от этого кейнсианского регулирующего подхода, и он был заменен новым вариантом классического либерализма, проводниками которого стали Великобритания и США.

Согласно новой концепции многие существовавшие несколько десятилетий после второй мировой войны экономические и социальные проблемы стали следствием вмешательства государства в экономику. Заново открытая “экономика свободного рынка” является дорогой к оптимальной эффективности, быстрому экономическому росту и инновациям, к растущему процветанию для всех, кто готов упорно работать и пользоваться предоставляемыми ему возможностями.

США стремятся реорганизовать институты международной капиталистической экономики в соответствии с неолиберальными предписаниями и одновременно требуют проведения перестройки в неолиберальном духе в государствах Западной и Восточной Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Во многих странах местные элиты приветствуют подобные изменения. Но в некоторых изменения вносятся медленно, поскольку население высказывает поддержку социальным программам и государственному регулированию, с помощью которых предполагается несколько смягчить колоссальное неравенство и обеспечить защиту от нестабильности, порождаемой рыночными силами.

Препятствием в осуществлении планов США по созданию мировой неолиберальной системы стало отсутствие убедительных доказательств того, что перестройка обеспечивает выгоды, обещанные ее сторонниками . В течение десятилетий после окончания второй мировой войны действительно возникали многочисленные социальные и экономические проблемы, но те, кто занимается экономической историей, в целом придерживаются единого мнения: общие итоги развития ведущих капиталистических стран за 25 лет, последовавших после окончания второй мировой войны, – наилучшие из тех, которые им когда-либо удавалось добиться. По этой причине время с 1950 по 1973 г. часто называют “золотым веком” капитализма.

С 1973 г. до начала 90-х годов для передовых капиталистических стран характерны медленные темпы роста и серьезная экономическая и финансовая нестабильность. США и Великобритания как локомотивы перехода к неолиберализму в это время демонстрировали умеренные экономические показатели, достигаемые общепринятыми мерами. Страны, предпринявшие наиболее глубокую перестройку в духе неолиберализма, а именно страны Центральной и Восточной Европы, ранее управлявшиеся коммунистическими партиями, пережили колоссальный экономический спад. Между тем наиболее быстрые темпы развития в этот период наблюдались в тех странах, которые в существенной мере отошли от неолиберальной модели – Японии, Южной Корее и Китае, где государство жестко руководит экономикой. В 1973-1992 гг. среднегодовой темп роста реального ВВП составил в Китае 6,7%, Южной Корее – 8,3, Японии – 3,8, в то время как США – 2,4, Великобритании – 1,6%.

Успешно развивающиеся при государственном регулировании страны (за исключением Китая) с середины 90-х годов стали сталкиваться с серьезными трудностями, а в Японии наступило десятилетие стагнации. В 1997 г. финансовый кризис обрушился на Южную Корею и на других “азиатских тигров”, период их быстрого роста завершился. Более или менее успешно неолиберальная перестройка была навязана Южной Корее, причем с помощью бизнес-элиты страны. Япония же испытывает жесткое внешнее и внутреннее давление в пользу отказа от варианта капитализма с государственным регулированием.

Таковы отрицательные примеры. Но приверженцам неолиберализма необходим был позитивный пример подобной перестройки, который принес бы крупной стране обещанные блага. Во второй половине 90-х годов неолиберализм обнаружил наконец долгожданную “историю успеха” в стране, которая была главным оплотом неолиберализма – в США.

Правительство США осуществляло неолиберальную политику начиная со второй половины периода президентства Картера, т.е. с конца 70-х годов. Несмотря на относительно активную риторику в пользу государственного вмешательства, озвучиваемую в ходе президентской кампании 1992 г., после своего избрания президентом Билл Клинтон деятельно поддерживал программу сокращения государственных расходов, тяготел к соглашениям о свободной торговле и стремился освободить рыночные силы от государственного регулирования 1 . Государственные ассигнования урезались настолько жестко, что в условиях растущей экономики бюджетный дефицит сокращался, и в конце десятилетия даже был сведен к нулю, в результате чего правительство даже пообещало полное погашение государственного долга в ближайшем будущем.

После нескольких лет медленного оживления из-за спада 1990-1991 гг. американская экономика начиная с 1995 г. стала относительно быстро расти. Ежегодные темпы роста реального ВВП перешли рубеж 4%, повысились темпы роста производительности труда, вялые в течение длительного времени в прошлом. Относительно быстрый рост продолжился и в 2000 г., уровень безработицы к концу десятилетия упал до 4%, инфляция подавлялась. Темпы экономического роста превысили показатели 60-х годов – самого благополучного периода, отмеченного в США. Эксперты объявили, что преимущества неолиберальной перестройки наконец продемонстрированы.

Некоторые эксперты во главе с журналом “Бизнес уик” заявляли, что в США нашла свое развитие “новая экономика”, основанная на неком сочетании новых технологий, новых финансовых законов и неолиберальной перестройки, и она открывала совершенно иную эру, в которой уже не будут действовать старые взаимоотношения и ограничения. Мы здесь не останавливаемся на положениях “новой экономики”, которые скептически оцениваются даже учеными-экономистами “мэйнстрима”. Они опровергнуты падением фондового рынка после августа 2000 г. и спадом, начало которого официально объявлено в марте 2001 г.

Хотя сейчас большинство экономистов согласно с тем, что крайние по своему характеру утверждения, высказываемые в рамках “новой экономики”, были беспочвенными, во многих странах мира твердо убеждены, что экономическое развитие США последнего десятилетия окончательно подтверждает: неолиберальная перестройка – это путь к строительству эффективной капиталистической экономики. Поскольку циклический рост, начавшийся в США в 1991 г., завершился, настало время подвергнуть анализу это широко распространенное утверждение.

Неолиберальная перестройка действительно способствовала определенному оживлению после спада 1990-1991 гг. и необычайно длительному росту с низким уровнем инфляции и низкому показателю безработицы. Однако процессы, которые привели к подобным результатам, отличались от их официальной версии. Неолиберальный режим вызвал крайне нестабильный экономический рост в США в 90-е годы, создал растущий дисбаланс в экономике и главным образом благоприятствовал тем, кто находился на вершине пирамиды доходов, причем в гораздо большей степени, чем это бывает в условиях обычного капиталистического экономического роста. И хотя любой рост в рамках капиталистической экономики в конечном итоге завершается спадом, характер роста 90-х годов посеял семена особо тяжелых проблем в будущем.


Реальный процесс экономического
роста в США в 90-е годы


Судя по официальным американским данным, экономический рост 1991-2000 гг., несмотря на длительность, не сопровождался высокими показателями, если исходить из привычных экономических мерок. В табл. 1 дается сопоставление показателей роста в 1991-2000 гг. и предшествующих пяти периодов.

По самому объемному показателю экономической мощи – темпам роста ВВП – 90-е годы занимают довольно низкое место среди шести последних периодов. Только при кратком и вялом росте 1980-1981 гг. отмечались более низкие темпы роста ВВП, чем в 90-е годы. Что касается производительности труда, то 90-е годы выглядят лучше и опережают три предшествующих периода роста, но все же намного отстают от быстрого роста производительности труда в 60-е и начале 70-х годов.

90-е годы выглядят намного лучше в части показателей по безработице и инфляции. Показатель по безработице последнего года в период роста 90-х годов (4%) был самым низким после 60-х, темпы инфляции за тот же год – самыми низкими из всех аналогичных показателей за шесть периодов 2 . Период 90-х годов длился ровно 10 лет по сравнению с 8 годами и 10 месяцами следующего по длительности периода 60-х годов. Если темпы роста безработицы упорно оставались высокими в течение первых трех лет периода, то сама длительность периода заставила их в конечном итоге опуститься ниже 5%. Неудивительно, что при длительном периоде роста и лишь скромном росте производительности труда в итоге относительно низкими оказались темпы роста безработицы.

Как видно из последней строки таблицы, на втором этапе периода роста 90-х годов заметно улучшились экономические показатели. После 1995 г. темпы роста ВВП составили 4,1% в год (т.е. были на одну треть выше, чем в 1991-1995 гг.), а производительность труда выросла до 2,5% (т.е. более чем на 50% по сравнению с показателем для 1991-1995 гг.).

После 1995 г. некоторые аналитики стали рисовать более радужную картину экономического роста. Однако сопоставление “наилучшего” этапа периода роста в рамках цикла деловой активности со всем периодом роста в других циклах – неправомерный метод оценки. Вместе с тем такое сопоставление не меняет радикальным образом оценку роста 90-х годов. Что касается ВВП, то 1995-2000 гг. едва ли сильно отличаются от 80-х годов: только 5-е место сменилось 4-м; производительность труда все-таки еще не приблизилась к показателю 60-х – начала 70-х годов при том, что по своему ранжиру этот показатель оставался неизменным.


Три этапа экономического роста


Чтобы наилучшим образом понять характер роста в США, необходимо разбить 90-е годы не на два, а на три этапа. Первый этап (1991- 1995 гг.) пришелся на относительно медленное оживление после спада 1990- 1991 гг. Второй этап (1995-1997 гг.) стал свидетелем ускорения роста ВВП благодаря в первую очередь инвестиционному буму. На третьем этапе (1997-2000 гг.) наблюдался еще более ускоренный рост ВВП, но главным образом за счет поразительного потребительского бума. Анализируя эти три этапа, можно обнаружить движущие силы роста 90-х годов, а также нестабильный характер процесса.

В табл. 2 представлены темпы роста основных составляющих того, что экономисты называют совокупным спросом на трех этапах роста. Основными компонентами совокупного спроса на продукцию, полученную в результате хозяйственной деятельности, являются затраты потребителя, инвестиции бизнеса в основной капитал, инвестиции в жилищное строительство, государственные закупки товаров и услуг и чистый экспорт (т.е. экспорт минус импорт). Именно прирост этих компонентов обеспечивает рост ВВП в целом.

Таблица 1

Основные показатели деловой активности в США по периодам, %

Период роста в рамках цикла деловой активности

Годовые темпы роста реального внутреннего продукта 1

Годовые темпы роста производительности труда (из почасового расчета рабочего времени) 2

Показатель инфляции последнего года 3

Показатель безработицы последнего года 4

1961-1969

4,9

3,0

3,5

5,5

1970-1973

4,8

3,6

4,9

6,2

1975-1979

4,7

1,5

5,8

11,3

1980-1981

2,5

1,3

7,1

10,3

1982-1990

4,0

1,8

5,3

5,4

1991-2000

3,7

2,1

4,0

3,5

1991-1995

3,1

1,6

1995-2000

4,1

2,5

1 Ежегодные средние темпы роста ВВП в ценах 1996 г.
2 Ежегодный средний прирост производительности труда в час в неаграрном бизнес-секторе
3 Процентный рост в последний год периода роста согласно индексу потребительских цен
4 Гражданская рабочая сила: уровень безработицы в последний год периода экономического роста
Источники : US Bureau of Economic Analysis , National Income and Product Accounts , August 29 and November 30, 2001; US Bureau of Labor Statistics , Major Sector Productivity and Costs Index , Series ID PRS 85006093, September 27, 2001; US Bureau of Labor Statistics , Consumer Price Index , Series ID CWUR 0000 SA 0, December 15, 2001.

На первом этапе оживление после предшествующего спада обусловливалось инвестициями бизнеса в основной капитал, которые росли быстрыми темпами (7,6% в год) 3 . Потребительский спрос, составляющий около 2/3 ВВП, возрастал почти параллельно ВВП, не подталкивая и не замедляя оживление экономики. Капиталовложения в жилищное строительство росли примерно теми же темпами, что и инвестиции в основной капитал, но с гораздо более слабым эффектом, поскольку на начальной стадии роста второй фактор был почти в 2,5 раза объемнее, чем первый. От государственной или международной торговли не исходили никакие стимулы, так как государственные закупки товаров и услуг практически стагнировали на первой стадии, а импорт рос быстрее, чем экспорт. Скромные объемы инвестиционного бума в ходе первого этапа оказались недостаточными, чтобы обусловить быстрый рост экономики в целом при стагнации крупного государственного сектора и при быстро растущем дефиците торговли товарами и услугами.

Два фактора объясняют относительно быстрый рост инвестиций бизнеса в 1991- 1995 гг. – долговременное повышение нормы прибыли и революция в области информационных технологий (ИТ). Судя по многочисленным исследованиям, норма прибыли повысилась до уровня послевоенного пикового значения середины 60-х годов, после чего последовал заметный долговременный спад. Циклическое оживление нормы прибыли, начавшееся в 1991 г., к 1993 г. обеспечило повышение нормы прибыли до высшего (начиная с 60-х годов) уровня. Быстрое повышение нормы прибыли продолжалось в 1994 г. и в последующие два года, но менее быстрыми темпами. К 1996 г. норма прибыли на 39% превзошла наивысший показатель, характерный для периода после 1960 г., а именно 1972 г., и на 52% – недавний циклический взлет 1988 г., составив 84% уровня 1965 г.

Одновременно с повышением нормы прибыли неолиберальный режим благодаря различным методам – юридическому и политическому наступлению на профсоюзы, дерегулированию деловой активности и снижению барьеров на пути международной торговли и инвестиций – сузил возможности работников по отстаиванию своих интересов в ходе переговоров. Но этот аспект неолиберализма его приверженцы не афишируют, однако же он оказался эффективным при повышении нормы прибыли.

Другим важным фактором повышения нормы прибыли стало снижение налогов на капитал в тот же период примерно на 40%. Тем самым неолиберальная перестройка повлекла за собой перемещение налогового бремени с капитала на труд . Неолиберализм повысил прибыль, но отнюдь не параллельно с заработной платой и налоговыми поступлениями, как было обещано, а за их счет.

Таблица 2

Среднегодовые темпы роста составляющих ВВП США, (%)*

Показатель

1991-1995

1995-1997

1997-2000

Валовой внутренний продукт

3,1

4,0

4,2

Потребление

3,2

3,4

4,9

Инвестиции в основной капитал

7,6

11,1

10,2

Инвестиции в жилищное строительство

7,2

4,7

5,1

Государственные закупки

0,1

1,7

2,6

Экспорт товаров и услуг

7,1

10,2

4,9

Импорт товаров и услуг

8,9

11,1

11,9

*Темпы роста рассчитаны по ВВП и его составляющим в ценах 1996 г.
Источники: US Bureau of Economic Analysis, National Income and Product Accounts, Table 1.2, August 29, 2001; US Bureau of Labor Statistics, Major Sector Productivity and Costs Index, Series ID PRS85006092, September 27, 2001.

Марксистские экономисты давно утверждали, что рост нормы прибыли в результате снижения заработной платы оказывает противоречивое воздействие на норму накопления капитала. С одной стороны, рост нормы прибыли имеет тенденцию стимулировать осуществляемые капиталистами инвестиции и экономический рост. Однако, с другой стороны, снижающаяся заработная плата обычно создает проблему недостаточного спроса на продукцию и тем самым условия для кризиса перепроизводства.

Инвестиционному буму способствовала революция в информационных технологиях (ИТ), стимулировавшая три вида инвестиций бизнеса в основной капитал: в оборудование по обработке информации и программное обеспечение (“инвестиции в ИТ-оборудование”, или ИТИ); в оборудование, не предназначенное для обработки информации и программное обеспечение (“инвестиции в не-ИТ-оборудование”, или НИТИ); в помещения. Бум НИТИ начался не ранее 1993 г. (тогда его рост составил 10,6%). В 1991-1995 гг. ИТИ составили более 40% общих инвестиций в оборудование, так что бум ИТИ возымел большой эффект. ИТ-революция сделала возможным ежегодное внедрение нового оборудования, которое обещало бизнесу большую экономию издержек и другие преимущества.

На втором этапе экономический рост ускорился, и ежегодные темпы роста ВВП повысились с 3,1% до 4%. Движущей силой стало дальнейшее приращение темпов роста инвестиций в основной капитал: с 7,6% в год на первой стадии до исторически высокого показателя 11,1% в год на второй стадии. Темпы роста потребительских расходов на втором этапе увеличились незначительно по сравнению с первым этапом и превратились в фактор, тормозящий рост ВВП, поскольку этот показатель оказался ниже темпов роста ВВП. На втором этапе замедлился рост инвестиций в жилищное строительство, рост государственных расходов оставался слабым, а импорт продолжал расти быстрее, чем экспорт.

На третьем этапе рост ВВП несколько ускорился (до 4,2% в год). Однако здесь возникла новая движущая сила. На третьем этапе рост потребительских расходов, переставших выполнять роль традиционного и относительно пассивного фактора роста в рамках цикла деловой активности, внезапно ускорился и достиг 4,9% в год. Теперь потребительские расходы стали основной силой, стимулирующей рост ВВП, они составили около 2/3 ВВП и стали увеличиваться значительно быстрее, чем показатель ВВП.

Взлет инвестиций бизнеса в основной капитал продолжался на протяжении третьего этапа на уровне 10,2% в год и в сочетании с потребительским бумом содействовал ускоренному росту ВВП. Объем инвестиций в жилищное строительство несколько повысился, равно как и объем государственных расходов, хотя последний показатель по-прежнему отставал от роста ВВП. На этом этапе резко затормозился рост экспорта, а рост импорта несколько ускорился, что вызвало быстро растущий дефицит экспорта товаров и услуг, что в свою очередь не способствовало росту ВВП.

Окончание в следующем номере.


1 См. Robert Pollin, “Anatomy of Clintonomics”, New Left Review, 2 nd Series, No.3, May/June, 2000, 17-46.
2 В рамках цикла деловой активности о безработице и инфляции в период роста можно лучше всего судить по данным за последний год, а не по средним показателям за весь период роста. Обычно темпы роста безработицы достигают минимума в последний год периода роста, в то время как темпы инфляции обычно ускоряются.
3 В течение первых четырех лет на других этапах длительного роста среднегодовые темпы роста инвестиций реального бизнеса в основной капитал составляли 10,6% в 1961-1965 гг., 4,5% в 1974-1978 гг. и 4,3% в 1982-1986 гг. (Economic Report of the President, 1997, p. 302).

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено