РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






Проблемы теории и практики управления 2/98

Что нужно для создания в России нормальной рыночной экономики

МАРШАЛЛ А.ГОЛДМАН
профессор, заместитель директора
Русского исследовательского центра Дэвиса
Гарвардского университета (США)


• Для введения шоковой терапии не было объективных предпосылок
• Российские реформы нуждаются в корректировке
• Важная задача
- развитие рыночной инфраструктуры и рыночных институтов, поощрение предпринимательства, в том числе малого бизнеса

В течение ряда лет, начиная с 1991 г., российские лидеры обещают экономический рост, однако каждый раз он срывается из-за "непредвиденных обстоятельств". В 1997 г. ими были болезнь президента, кризисные явления на мировом финансовом рынке. В результате процентная ставка Центрального банка была повышена до 50%. Эта мера свела на нет намечавшееся оживление в экономике. Не исключено, что и в предстоящие годы в России возникнут "непредвиденные обстоятельства", которые будут служить оправданием срывов в развитии национального хозяйства.

Невзирая на ряд предупреждений, российские реформаторы после распада СССР были решительно настроены на искоренение всех "пережитков коммунизма" (такую позицию разделяли многие реформаторы в других странах). Правительство России считало, что любая форма частной собственности и рынок лучше, чем старая система общественной собственности и плановое хозяйство. В рамках такой политики некоторые реформаторы полагали, правда со значительными оговорками, что даже захват собственности преступными элементами предпочтительней, чем сохранение государственной собственности.

Не вняли они и предупреждениям бывших советологов относительно того, что шоковая терапия срабатывает должным образом лишь в том случае, когда страна располагает эффективной инфраструктурой и рыночными институтами, включая конкуренцию, механизм банкротства, гражданский кодекс и суды, антимонопольное законодательство. Чтобы сгладить "острые углы" российского рынка, должна была существовать также система сдерживания и противовесов.

Сторонники шоковой терапии продолжают считать, что наличие теснейших связей в экономике требует, чтобы все реформы (касающиеся цен, приватизации, финансовой и валютной политики) проводились одновременно, а не постепенно, что, по их мнению, исключает возможность действенной альтернативы. Однако такие рассуждения имеют смысл при определенных условиях, которых в России не было.


Ошибки реформаторов


Что должны были сделать российские реформаторы и какие негативные последствия шоковой терапии им нужно сейчас устранить?

Поскольку М.Горбачев почти ничего не предпринял против необоснованной эмиссии рубля и роста цен, его преемникам надо было немедленно приступить к денежной реформе. Сохранив действовавшие цены и деноминировав рубль в 10-100 раз (для беднейшего населения можно было допустить обмен по номиналу первых 3 тыс. руб.), правительство затем могло бы отпустить цены без риска получить инфляцию в 2600%, как это произошло в 1992 г.

Вместо этого было решено ужесточить контроль над ценами на энергоносители, удерживая их в пределах 1/10 мирового уровня, поскольку существовали опасения, что неконтролируемый рост цен на энергию вытеснит отечественных потребителей с рынка. Эта мера потребовала введения ряда ограничений на экспорт нефти, что привело к появлению "нового класса" состоятельных чиновников, регулирующих его. Ограничив допуск к валюте, правительство могло бы сократить возможности коррупции и спекуляции.

Одновременно Е.Гайдар, главный рыночный реформатор, должен был позаботиться о создании рыночных условий. Следовало бы, как, например, в Польше, стимулировать частных предпринимателей, розничных и оптовых торговцев, фермеров. Вместо введения более строгого регулирования частного предпринимательства, как это было сделано в мае 1992 г., правительству нужно было облегчить выдачу лицензий, ограничить контроль, снизить налоги, создать небольшие фонды для кредитования вновь возникших предприятий и ферм. Увеличив производство и наладив более эффективное распределение, реформаторы обеспечили бы рост поступления товаров на рынок и сдержали бы инфляцию.

Е.Гайдар и его сторонники сделали достаточно много для перестройки правовой системы, адаптировав ее к рыночным условиям. Однако они, видимо, не совсем ясно представляли, что принятие новых законов отнюдь не означало их обязательного исполнения. Для этого требовалось время, как и на освоение новых правил бизнеса, введение новых норм поведения, изменение культуры предпринимательства.


Приватизация и ее последствия


Легко критиковать и давать рекомендации реформаторам, оглядываясь назад из 1998 г. Надо отдать им должное - они приступили к реализации своего варианта приватизационной программы, оказавшись во главе "битвы" за переход от коммунизма к капитализму. В отличие от Польши, где движение в сторону Запада и переход к рыночной системе нашли всеобщую поддержку, в России желание сохранить статус-кво было весьма сильным.

В пылу борьбы у реформаторов не хватало времени на обдумывание и обсуждение различных альтернатив приватизационному курсу, тем более что принятие новых законов и правил поведения, а также подготовка общества к происходящим переменам не могли быть осуществлены в короткие сроки. Тем не менее они обязаны были понимать, что поспешная приватизация государственных предприятий приведет к тяжелым последствиям. Для первых рыночных реформаторов превращение государственных предприятий и монополий в частные компании являлось первоочередной задачей. Они были решительно настроены на привлечение широких слоев населения к участию в частной собственности, выступая против любой попытки возврата к государственной собственности и центральному планированию. Однако при отсутствии моральных и правовых ограничений началось воровство и разграбление государственной собственности.

В конечном счете в результате одной только приватизации государственных монополий (без одновременного создания сети новых, конкурирующих с ними предприятий) в стране появилось множество частных предприятий-монополистов, что отнюдь не является предпосылкой развития здоровой экономики.

И сам по себе процесс приватизации, мягко говоря, не был безупречным. Когда объявили о ваучерной программе, то пытаясь заручиться общественной поддержкой, обещали каждому гражданину обеспечить хотя бы минимальную долю государственной собственности. Однако после 70 лет советской власти в стране мало кто понимал в полной мере возможности рынка ценных бумаг. Зато у определенной части дальновидных директоров предприятий появилась возможность приобрести за бесценок ваучеры у населения, сосредоточив в своих руках значительный финансовый потенциал.

Многим директорам удалось захватить контроль над предприятиями, которыми они раньше управляли. Некоторые не захотели этого делать, так как управление предприятием еще не означает права собственности на него. Но хуже всего то, что представители теневой экономики и преступные элементы воспользовались возможностью всплыть на поверхность общественной жизни и усилить свое влияние, используя любые средства.

С помощью таких методов, включая связи с высшими чиновниками, шесть ведущих банков и контролируемые ими холдинговые компании, как заявил один из самых влиятельных представителей этой группы, обладали в 1996 г. 50% активов страны. Это утверждение содержит изрядную долю преувеличения, но если присоединить к этой группе "Газпром", контролирующий самые большие запасы природного газа в мире, и "Лукойл" с запасами нефти на уровне корпорации Exxon , то названная цифра кажется отнюдь не далекой от истины.

Но дело даже не в том, что немногие олигархи захватили контроль над огромной частью национального богатства. Положение усугубилось тем, что основная часть сбережений населения была уничтожена инфляцией 1992 г. Еще больший ущерб нанесен ему инвестиционными фондами во главе с МММ, большинство которых обанкротилось и исчезло с рынка вместе со вкладами граждан.

Под давлением МВФ правительство резко ужесточило валютный контроль, чтобы сдержать растущую инфляцию. Фактическая процентная ставка сразу же возросла до 200%, что немедленно привело к кризису ликвидности и дефициту наличности на рынке. Обладатели наличности переводили ее за границу или вкладывали в государственные ценные бумаги, чтобы получить доход в размере 200% годовых.

Лишь немногие предприятия были в состоянии оплачивать свои сделки, выплачивать заработную плату или налоги. Все чаще они были вынуждены погашать платежные обязательства, в том числе и по заработной плате, за счет бартера. К середине 1997 г. общая задолженность предприятий достигла почти 230 трлн руб., что соответствовало 20-25% ВВП.

Из-за отсутствия закона о принудительном банкротстве собираемость налогов в 1997 г. в среднем составила только 52% намеченной суммы. Чтобы увеличить налоговые поступления, правительство начало облагать налогом все, что могло стать источником доходов. В 1997 г. предприятия были вынуждены платить до 200 различных налогов. На практике это означало, что ни одно из них не могло выплатить все налоги, оставаясь при этом рентабельным.

Такое положение с налогами и процентной ставкой по кредитам оказало негативное воздействие на инвестиции. Так, в 1995 г. их годовой объем составил лишь 25% показателя 1990 г., что не могло не сказаться на темпах экономического роста.


Предпринимательский климат


В ситуации, когда новые законы действуют неэффективно, а правительство не в состоянии предоставить средства, необходимые для работы предприятий, создаются условия для роста коррупции и преступности. К тому же в стране уже действуют криминальные группы, сумевшие воспользоваться возможностями, которые дала приватизация. Неудача в самом начале с формированием крупного сектора новых предприятий облегчила мафиозным группам захват контроля над значительной частью государственного имущества. Появление большого количества новых компаний значительно затруднило бы этот процесс. По этой причине в Польше и Китае проблемы борьбы с мафией проще, чем в России.

Связь чиновников с криминальными группами оказывает вполне предсказуемое влияние на рост экономики и формирование частного сектора. Предприниматели единодушно считают, что сегодня заниматься бизнесом труднее, чем пять или шесть лет назад.

Это подтверждает и тот факт, что в Польше после пяти лет реформ работали 1,8 млн новых предприятий, а в России в январе 1996 г., т.е. спустя такое же время, насчитывалось всего 877 тыс. малых предприятий. Если учесть, что в Польше численность населения примерно в 4 раза меньше, чем в России, то становится ясно, насколько труднее в России открыть и успешно вести новое дело.

Пока нет оснований считать, что в ближайшее время предпринимательский климат в стране улучшится. По официальным данным, по состоянию на 1 июля 1997 г. 49% российских предприятий были убыточными. Частично это объясняет, почему в России количество предприятий не только не растет, но даже сокращается по состоянию на 1 июля 1997 г. их было на 60 тыс. меньше, чем на 1 января 1995 г.).

В условиях снижения капиталовложений, нерентабельности предприятий, сокращения числа малых предприятий не удивительно, что ВВП страны, как это признает официальная статистика, с 1990 г. постоянно сокращается (табл.1).

Однако некоторые эксперты оспаривают эти данные, утверждая, что официальная статистика не охватывает результаты теневой экономики, учет и включение которых в ВВП показали бы, по их мнению, что в стране происходит экономический рост. Эти эксперты подчеркивают, что более достоверно фактическое состояние экономики отражает динамика выработки электроэнергии.

Действительно, снижение производства электроэнергии было менее значительным, чем официального ВВП, однако ее выработка после 1991 г. все же сокращалась (табл.1), а за три квартала 1997 г. она упала на 3,1%, что превышает ее снижение за весь 1996 г.


Некоторые уроки приватизации


Какие выводы следует извлечь из всех этих перемен? Трудности, которые испытывают Россия и большинство других постсоветских республик при переходе к рынку и в попытках добиться экономического роста (табл.2), свидетельствуют, на наш взгляд, о том, что вопреки мнению некоторых экономистов эти страны отличаются не только от остального мира, но даже от многих государств бывшего коммунистического блока. Это связано с тем, что период социализма в республиках бывшего СССР был более длительным (на 20-25 лет), чем в странах Восточной Европы и Балтии, и его влияние испытало на себе еще одно поколение людей.

Страны Восточной Европы и даже Балтии не только сохранили память о том, что такое рынок, но и ряд рыночных институтов. В Польше, например, сельское хозяйство всегда основывалось на частном секторе. Во многих из этих стран в той или иной степени сохранились частная торговля, частные услуги и даже производство. Эти государства всегда были ближе к Западной Европе, Скандинавии.

В результате почти все восточноевропейские страны уже в 1993 г. (Польша в 1992 г.) объявили о первых признаках экономического роста. Практически сразу же за ними последовали и страны Балтии.

Славянские и среднеазиатские государства испытывают наибольшие трудности при адаптации к новым условиям. Даже те оптимисты, которые первоначально прогнозировали экономический рост в России, должны теперь признать, что ей потребуется гораздо больше времени для создания рыночных институтов и правил поведения.

Более того, дефицит времени в перспективе может дорого обойтись стране и значительно затруднить процесс реформ. Поскольку реформаторы попытались провести шоковую терапию до того, как была создана эффективная инфраструктура, мафиозные группы и коррумпированные чиновники получили возможность укрепить свои позиции. Эти силы в России представляют значительно более серьезную проблему, чем в восточноевропейских странах. Здесь гораздо сильнее проявляются неуважение даже к принятым недавно законам, налоговым обязательствам, кризис с ликвидностью, оплачиваемая преступность.

Некоторые аналитики продолжают утверждать, что причина неудачи реформ на большей части постсоветского пространства заключается не в том, что реформы начались слишком рано и все одновременно, а в том, что реформаторы проводили необходимые преобразования недостаточно быстро. Однако они не учитывают особенностей, в частности институциональной структуры бывшего СССР в период перестройки. Необходимы были небольшие предварительные реформы, и они могли бы привести к успеху остальных преобразований. Россия просто была не готова к этому.

Таблица 1

Динамика ВВП, производства электроэнергии и капиталовложений в 1991-1996 гг., %

Показатели

1991 г. к 1990 г.

1992 г. к 1991 г.

1993 г. к 1992 г.

1994 г. к 1993 г.

1995 г. к 1994 г.

1996 г. к 1995 г.

1996 г. к 1990 г.

ВВП

95

85,5

91,3

87,4

95,9

95,1

...

Производство электроэнергии

98,7

94,3

94,9

91,5

98,2

98,5

...

Капиталовложения

85

60

88

76

90

82

25


Необходимы коррективы


Учитывая допущенные промахи, стоит подумать над тем, что можно предпринять для улучшения ситуации. Исправление уже совершенных ошибок обычно сопряжено с более значительными трудностями и затратами времени, чем если бы необходимые коррективы были сделаны в начале процесса.

Основная проблема сегодня, как и в 1992 г., заключается в создании инфраструктуры, способствующей развитию конкуренции. Для этого необходимо в первую очередь предпринять все возможные шаги, стимулирующие формирование и последующую работу сектора новых предприятий, ограничив прежде всего власть и богатство большой шестерки банков и других монополий. Нужны и эффективные и в известном смысле принудительные меры, направленные на соблюдение принятых законов.

Чтобы осуществить все это, российское правительство должно использовать все возможности для увеличения количества частных семейных ферм и малых предприятий. Это потребует не только упразднения большей части действующих регулирующих предписаний, налогов и лицензий, но и учреждения небольших государственных и частных фондов кредитования, чтобы обеспечить малому предпринимательству доступ к капиталу.

Чтобы заставить руководителей предприятий оплачивать свои хозяйственные операции, в стране должна действовать единая и эффективная система банкротств. Если не соблюдаются сроки выплаты заработной платы, налогов, не погашаются долговые и прочие обязательства, то фирма должна сделать это в принудительном порядке, в противном случае она объявляется банкротом.

Таблица 2

Динамика ВВП в странах Восточной Европы и Балтии
и республиках бывшего СССР в 1991-1996
гг., %

Страны

1991 г.

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

Болгария
Венгрия
Польша
Румыния
Словакия
Чехия

-12,7
-6,8
-7,6
-12,9
...
...

-10,7
-0,6
+5,3
-4,9
+0,8
-4,1

+0,8
+1,3
+6,1
+4,3
-2,5
+1,0

+4,2
+6,1
+8,3
+8,6
+8,4
+5,6

+2,4
+1,5
+6,5
+5,4
+6,0
+5,0

-10,1
+0,6
+6,0
+4,1
+6,9
+4,4

Латвия
Литва
Эстония

-10,4
...
-11,0

-34,9
...
...

-14,9
-30,4
-8,5

+6,0
+1,0
-2,7

-1,6
+2,6
+2,9

+2,8
+3,6
+4,0

Азербайджан
Армения
Грузия

-0,7
-11,7
-21,1

-22,6
-41,8
-44,9

-23,3
-8,6
-29,3

-19,7
+5,4
+8,7

-12,0
+6,9
+3,3

+1,3
+5,8
+11,2

Белоруссия
Казахстан
Киргизия
Молдавия
Россия
Таджикистан
Туркмения
Узбекистан
Украина

-1,2
-11,0
-7,8
-17,5
-5,0
...
...
-0,5
-8,7

-9,6
-5,3
-13,9
-29,0
-14,5
...
...
-11,1
-9,9

-7,6
-10,6
-15,5
-1,2
-8,7
-17,3
+7,8
-2,3
-14,2

-12,6
-12,6
-20,1
-30,9
-12,6
-12,7
-24,0
-4,2
-22,9

-10,4
-8,2
-5,4
-1,9
-4,1
-12,4
-10,0
-1,2
-12,8

+2,6
+1,1
+5,6
-8,0
-4,9
-16,7
+0,1
+1,6
-10,0

Источники : World Bank, Studies of Economics in Transformation, Statistical Handbook. 1966. - Washington. - 1996. - p.11; Internet Securities, Economics of Countries of CIS in January, May and June 1997, July. -1997; Directorate of Intelligence Central Intelligence Agency Handbook of Internationale Economic Statistics 1996. - Washington. - 1996.

Эта мера может стать, видимо, лучшим способом получения компенсации за приватизацию предприятий, которые нередко продавались по договорной базисной цене. После этого предприятия могут быть вновь проданы с аукциона, на этот раз по более высокой цене. Такие аукционы должны проводиться в обстановке реальной конкуренции, что обеспечит поступление более крупных средств в государственную казну.

В условиях, когда новые владельцы предприятий будут в состоянии выплачивать все налоги, правительство всерьез может приступить к реализации антимонопольных мероприятий. Для этого необходимо предоставить соответствующие полномочия созданному в стране Государственному антимонопольному комитету.

***

В заключение следует подчеркнуть, что нет никакой гарантии того, что изложенные рекомендации позволят достаточно быстро оздоровить экономическую обстановку в России. Некоторые последствия совершенных ошибок исправить будет нелегко. Значительная часть населения негативно относится к процессу реформ в целом и ко всему, что связано с рыночной системой. Однако некоторые слои уже адаптировались к новым условиям (в настоящее время на долю 20% населения приходится 43,3% дохода страны).

Сегодняшняя капиталистическая система в России, как утверждают ее оппоненты, без введения какого-либо контроля и сдерживания в виде конкуренции и государственного регулирования отнюдь не лучше старой централизованной плановой системы. На Западе забывают, что капитализм там под влиянием механизмов сдерживания и контроля приобрел умеренную форму, тогда как в Россию пришел грубый, необузданный его вариант.

Как выразился один из критиков российского капитализма, все, что коммунисты говорили о коммунизме, было ложью, но все, что они говорили о капитализме, оказалось правдой. Если реформаторы намерены осуществить свои преобразования, они должны исправить ошибки, которые привели к подобным представлениям о новой системе.

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено