РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






Налог на ренту – хороший способ начать жить честно

Как пишут «Ведомости» в редакционной статье «Не мое - не жалко», мы все еще живем в стране, чьи доходы определяются биржевыми торгами по нефти в Нью-Йорке и Лондоне. Их результаты зависят от массы случайных факторов. Это обидно и неправильно, но факт. Экспортировать "вечные ценности" трудно, но хочется больше зависеть от результатов своего труда и меньше - от прихотей фортуны.

Из-за снижения цены нефти и газа рост ВВП и промышленности в 2002 г. замедляется до 2 - 3%. Появились трудности у бюджета. Начавшийся недавно подъем цены нефти может, конечно, опять вселить уверенный оптимизм в правительство. Но не в нас. Напряженность на Ближнем Востоке еще поддержит высокую цену барреля. Но даже при различных военных сценариях нефть не будет дорогой слишком долго. Значит, надо искать новую модель роста. Либо согласиться на 2 - 3%.

Однако новая модель все как-то не находится. Доходы сырьевых отраслей даже в лучшие годы плохо работают на модернизацию экономики. В 2001 г. 61% инвестиций в основной капитал получил сырьевой сектор. Инвестиции идут туда, где высокие и верные доходы. Высокие же они у сырьевиков благодаря низкой стоимости сырья, электроэнергии и газа, рабочей силы и рубля. И еще благодаря государству, отбирающему у них небольшую часть природной ренты, т. е. того блага, которое компании получают от использования "всенародного достояния" в виде нефти, газа, золота, алмазов, никеля, минералов, железа, угля, леса, рыбы.

Сказать сейчас, что ресурсы и есть "достояние", - значит прослыть коммунистом. Но ресурсы действительно "национальное богатство", и другие страны давно берут с компаний хорошие деньги за доступ к природе. Нам же деликатность не позволяет. А в сочетании со слабой банковской системой и ограничениями конкуренции наплевательское отношение к ренте (пользуйся: не мое - не жалко) формирует устойчивую сырьевую модель развития. Как же ее сменить?

Для развития других секторов экономики надо снизить налоги. Но правительство боится за бюджетные обязательства. С чего это вдруг снижение налогов перестанет, как в 2001 - 2002 гг. , вести к росту налоговых сборов, непонятно. Но надо признать, что убедить чиновников снижать налоги в непосредственной близости от выборов-2004 не получится. Нужен радикальный налоговый маневр.

Можно одновременно резко повысить рентные сборы и снизить корпоративные налоги, особенно социальный. Одна часть ренты пойдет в стабилизационный фонд и может расходоваться при снижении цены сырья. Другая возместит правительству потери от снижения налогов. Главный экономист ИК "Тройка Диалог " Олег Вьюгин даже предложил финансировать из ренты государственную часть пенсии. Если предположить невероятное - соцналог снижен с 35,6% до 23,6% , а легализации зарплат нет, - то у государства для выплаты пенсий должно быть $8 - 8,5 млрд рентных денег (в ценах этого года). А при снижении соцналога до 12 - 16% (и также при фантастическом условии, что платежи не растут) государству нужно иметь $13 - 17 млрд для пенсионеров. Можно ли взять эти деньги у сырьевиков?

Можно и нужно. Наша система налогов на сырьевой бизнес в корне неправильна - она стимулирует выкачивать из недр как можно больше и скрывать от государства прибыль. Дешевая приватизация активов продолжается - компании получают от государства возможность использовать не ими созданные природные ресурсы, а платят "на общих основаниях". Только у нефтяников есть ощутимый налог на добычу, но в нынешнем виде это слабое подобие рентного налога, который должен заменить для сырьевых компаний многие другие налоги.

По данным Бенуа Боске, чье исследование только что опубликовал Всемирный банк, правительство недополучает большую долю природной ренты. Она разбазаривается в субсидиях потребителям ресурсов в России и СНГ и оседает в сырьевых компаниях. Отсутствие налога на ренту приводит к тому, что налогами облагается капитал и труд. А должна облагаться добыча. По расчетам Боске, в 1999 г. оставшаяся только у нефтяных и газовых компаний рента составила $9 млрд, а в 2000-м - $15 млрд (порядка 18% консолидированных доходов). Недобираемая лесная рента - порядка $1 млрд. И так далее.

Принципы установления рентного налога - разговор отдельный. Сначала надо ответить на возражение: "Если рентный налог будет суровым, мы перенесем бизнес в другие страны". Во-первых, налоги на сырьевой сектор суровы почти везде. Во-вторых, рентный налог сделает систему простой и прозрачной, позволит снизить другие налоги, провести либерализацию экспортного контроля и в конечном счете окажется выгоден для компаний.

Такой налог надо принимать, хорошо подумав, - сразу лет на двадцать. Одновременно отказываясь от администрирования и контроля бизнеса. Он даст перспективу и государству, и компаниям, пока живущим в неуверенности. А то сейчас государство и налогов много вроде не требует. Но в любой момент может одуматься и все отобрать. Неопределенность перспектив не нужна никому. Как и дополнение гласных правил игры негласными. Налог на ренту - хороший способ начать жить честно. И для компаний, и в первую очередь для государства.

«Ведомости», редакция

http://www.3e.opec.ru/news_doc.asp?d_no=100



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено