РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






разделы "Статьи западных экономистов" и "Неофициальная страница Джозефа Стиглицв" Джозеф Стиглиц, Нобелевский лауреат по экономике и бывший главный экономист Всемирного Банка

Макро и микроэкономические стратегии для России

Джозеф Стиглиц, Дэвид Эллерман
(Всемирный банк)

Неофициальная страница Нобелевского лауреата Джозефа Стиглица на нашем сайте

Содержание
1. Введение

2. Четыре моста
Рост и инфляция
Фискальная политика и (ре)приватизация
Новые предприятия и создание рабочих мест
Реформирование социального капитала

3. Партнерство государства и частного сектора
Реформы, базирующиеся на эффективном и заслуживающем доверия управлении
Заполнение "социалистической черной дыры"
Переосмысление реструктуризации

4. Реструктуризация больших предприятий
От формулы "лучше побольше" к формуле "малое - прекрасно"
Как производить "отпочкования"?
Роль государства
Что делать с иностранными инвесторами?
Коренная перестройка управления корпорациями

5. Инфраструктура банкротств и реструктуризации
Законы о банкротстве недостаточны
Реорганизация вместо ликвидации
Центры по реструктуризации и поддержке предприятий (ЦРПП)
Реорганизация через ЦРПП
Ликвидация предприятий через ЦРПП
Другие функции ЦРПП

6. Финансирование предпринимателей и мелкого бизнеса
Специфические проблемы переходных экономик
Капитализация социального капитала
Программы финансовой поддержки малого бизнеса
Финансирование поддержки экспорта
Финансирование сельскохозяйственного производства и программы его поддержки

7. Поддержка предпринимательства и обучение
Культура предпринимательства
Приращение предпринимательства
Новые институты обучения для взрослых
Средние школы
Колледжи и университеты
Государственное образование

8. Поддержка предпринимательства и малого бизнеса
Тренировочные бизнес-центры
Программы государственной поддержки
Инкубаторы
Франшизы

9. Выводы

10. Примечания

11. Библиография

12. Графики


_________________________________________________________________
1. Введение

Последнее столетие ознаменовалось двумя величайшими экономическими экспериментами. Первый - социалистический - в своей экстремальной форме начался в России в 1917 году. Второй эксперимент - это переход от социалистической к рыночной экономике. Прошло десять лет с начала перехода к рынку в Восточной Европе и странах бывшего СССР. Как можно оценить результаты этого перехода и какие сделать выводы? Очевидно, что трансформация к рыночной экономике является очень важным экономическим экспериментом, который когда-либо происходил, т. к. неожиданно и в широких масштабах меняются все правила игры. Как только бывшие социалистические страны объявили о своем отказе от коммунизма, западные советники нахлынули туда со своими рецептами быстрого перехода к рыночной экономике.

Спустя двадцать лет после начала реформ в Китае и десять лет после начала их осуществления в Восточной Европе и странах бывшего СССР сложилась смешанная картина. Каждая из стран начинала реформы в разных исторических условиях с разным человеческим и физическим капиталом. В некоторых странах авторитарное правление и плановая экономика существовали почти столетие, в других - социалистический эксперимент начался лишь после второй мировой войны. Естественно, что положение восточно-европейских стран, у которых был реальный шанс вступления в ЕС, сильно отличалось от положения таких более изолированных от западной цивилизации стран как Монголия и среднеазиатские республики бывшего СССР. Как бы то ни было, разница настолько велика, что требуется специальный анализ. Во всяком случае, публичная дискуссия уже началась.

Наиболее спорной является проблема, связанная со скоростью преобразований: надо ли их было проводить медленнее или быстрее? Однако представляется. что такая постановка вопроса не корректна, поскольку можно найти успешные и неуспешные примеры на обоих сторонах скоростной дихотомии. Некоторые страны, как например Россия, пытались одним прыжком перепрыгнуть пропасть, но сорвались, не достигнув другой стороны и теперь медленно выкарабкиваются из пропасти. Другие страны, как например Китай, двигаются мелкими шажками, однако хорошо подготовленная сельскохозяйственная реформа здесь была проведена очень быстро. Третьи страны искусственно замедляли реформы, оставаясь на одной стороне пропасти и строя полумосты, которые ведут в никуда.

Сейчас очень важно построить новые мосты через пропасть, что означает определенное, но постепенное изменение существующих экономических институтов. Мы опишем четыре макроэкономические стратегии построения таких институтов, а затем обратимся к длинному списку микроэкономических мер, которые были разработаны в результате десятилетнего опыта деятельности в условиях переходных экономик.

2. Четыре моста

Опыт перехода России от коммунизма к рынку оказался гораздо более сложным, чем это представлялось десятилетие назад. Увеличение благосостояния, которое обещал рынок, не материализовалось: более того ВВП упал более чем на 50% (1), а доля беднейшего населения увеличилась с 2% до 50% (2). Необходимо признать эти факты и наметить программу выхода страны из этого состояния.

То, что строится в каждом историческом промежутке, зависит от прошлого. Коммунистическое наследство состоит не только в накоплении устаревшего и неэффективного основного капитала и в отсутствии институциональной структуры, необходимой для функционирования рынка и социальной демократии, но также в существовании разуверившейся (особенно в отношении к государству) и даже некоторым образом циничной рабочей силы и неуважение к закону (3).

Сегодня, спустя десять лет мы получили в наследство не только новый молодой развивающийся класс предпринимателей, но также растущую еще быстрее "мафию". Государство - как институт - вновь и вновь нарушает социальный контракт, оказывается не в состоянии выполнить свои обещания и превращается в инструмент для частной наживы за счет подавляющей части населения. При этом лишь немногие становятся фантастически богатыми, а большинство населения все больше скатывается в бездну нищеты и цинизм в отношениях с государством и законом стал больше, чем десятилетие назад.

Все выше сказанное не затрагивает политической экономии реформ. Многие надеялись, что приватизация сама по себе, не зависимо от того, как она производилась, создаст спрос на такую институциональную инфраструктуру, которая будет соответствовать рыночной экономике и закону, когда всесильная рука государства-хапуги сменится невидимой рукой рынка (4). Однако не существует ни экономической теории, ни исторического прецедента, дающих оснований для такого рода надежд. Только средний класс в процессе своего развития создает потребность в таких институтах, а в последнее десятилетие произошло уничтожение среднего класса в России и создание новой более концентрированной олигархии, которая не заинтересована в господстве закона, здоровой конкуренции, справедливого режима банкротств. Какой же экономической политики следует придерживаться в этих условиях?

Мы считаем, что необходимы следующие макроэкономические стратегии:

* Признание того, что страна нуждается в стратегии роста и не должна концентрироваться только на финансовой стабилизации;

* Признание того, что текущие широкомасштабные неплатежи налогов (а также других прямых и непрямых обязательств перед государством) создают уникальную возможность исправить некоторые ошибки прошедшего десятилетия;

* Признание необходимости перестройки экономики "сверху донизу" путем создания средних и мелких предприятий, возникающих заново или посредством отпочкования от крупных;

* Признание в необходимости создания гибкой социальной демократии, которая способна возродить социальный капитал.

Рост и инфляция

Большинство экономистов сходится на том, что рост был невозможен, пока сохранялась гиперинфляция и, следовательно, был необходим шок - даже шоковая терапия - для ее приостановки. Однако часто эта терапия не останавливается на доведении инфляции до разумного уровня. Снижение инфляции становится фетишем, хотя опыт показывает, что никакого дополнительного выигрыша в производительности и росте не достигается при снижении инфляции ниже 20% (5), а нагрузка для общества такого снижения может оказаться слишком большой. Некоторые экономисты считают, что строгая монетаристская политика является одним из факторов, вызвавшая рост неплатежей и бартера в экономике, которые по некоторым оценкам достигли 70% всех сделок (6). В то время как инфляция подрывает систему ценообразования, поскольку индивидуумы не могут при этом иметь четкое представление об относительных ценах, бартер еще больше искажает систему цен. Итак попытки укрепить механизм цен, подавляя инфляцию, могут привести к противоположному результату. Кроме того, существует мнение, что если существуют барьеры для снижения зарплаты и цен, то умеренная инфляция даже желательна (7). Поскольку переходные экономики особенно нуждаются в приспособлении, "оптимальный" уровень инфляции может быть больше, чем в других экономиках. Опыт развития стран Восточной и Центральной Европы показывает, что наиболее быстро развивались вовсе не страны с наиболее низкой инфляцией (см. рис. 1).

Повсюду, где из-за инфляционной паранойи макроэкономическая политика способствовала зажиму, она сыграла, по-видимому, значительную роль экономическом спаде. (Очевидно и неправильная структурная политика, о которой мы будем говорить дальше, также внесла свою лепту в этот спад). Политика зажима включала завышенный валютный курс рубля и ростовщические проценты, которые делали невозможными новые инвестиции и затрудняли предпринимательскую деятельность. Нынешний подъем в России напрямую связан с девальвацией рубля и последующим импорто-замещением, подтверждая предположение, что некоторые аспекты кризиса объяснялись неправильной макроэкономической политикой.

Широко известно, что совокупный спрос и предложение тесно связаны между собой (8). Чрезмерно жесткая макроэкономическая политика, особенно монетаристская, обесценивает реальный капитал, истощает силы предприятий, вызывает сокращение производства (9). Неблагоприятный эффект этой политики на совокупное предложение означает, что даже когда спрос оживляется, экономика не в состоянии быстро реагировать. Неправильно было бы делать вывод, что первоначальной причиной спада был недостаточный агрегатный спрос. Однако несомненно верно, что решение проблем агрегатного спроса недостаточно для восстановления роста.

Налоговая политика и (ре)приватизация

Вторая крупная ошибка прошедшего десятилетия заключалась в стремлении приватизировать как можно скорее - без учета того, существует ли для этого соответствующая институциональная инфраструктура. При этом ссылались на вариант следующей гипотезы Коуза: для достижения эффективности необходимо передать собственность в частные руки, и мотивация максимизации прибыли после этого достаточна для того, чтобы капитал управлялся эффективно. Хотя исторический опыт и подтверждает гипотезу о стимулах к эффективности, но известно, что частные рынки при отсутствии необходимых институтов могут оказаться еще более сильным стимулом к краже активов и к их отвлечению от сфер, создающих богатство. Кроме того, не существует ни теоретических, ни эмпирических оснований для утверждения, что право частной собственности автоматически создает необходимую институциональную инфраструктуру.

Способ приватизации, при котором небольшое число олигархов сосредоточило в своих руках громадные богатства, не только не способствовал эффективному управлению капиталом, но подорвал также социальный капитал, веру людей в преимущества рынка и демократических процессов.

Сосредоточение на перераспределении собственности отвлекло внимание от создания новых предприятий (10). Способ проведения приватизации не уделял должного внимания вопросам управления фирмами(11) и не способствовал созданию новых предприятий (12). Более того проводившаяся политика не делало приватизируемые предприятия аттрактивными для иностранных инвесторов, а несоблюдение законов еще больше сдерживало их желание вкладывать в какие-либо отрасли, кроме добычи минерального сырья. (см. рис. 2)

Однако все эти проблемы вполне поправимы. Массовые неплатежи создают уникальную возможность исправить ошибки прошлого: государство может, например, предъявить 60-дневный ультиматум компаниям - злостным должникам и в случае не выполнения ими в указанный срок своих обязательств, национализировать их и перепродать, но уже с учетом справедливости и ожидаемой эффективности. (Уточним, что в данной работе нет места для четкого плана реприватизации) Конечно, некоторые из олигархов могут заплатить свои долги, что также стало бы вполне благоприятным исходом, поскольку позволило бы государству решить некоторые свои финансовые проблемы, перейти к более активной фискальной политике, что помогло бы в свою очередь укрепить экономику (13).

В то время как приватизация, проведенная до создания институтов рыночной экономики, вела к неправомерному присвоению собственности, эта же приватизация, осуществленная до формирования четкого механизма сбора налогов, лишила государство необходимых бюджетных ресурсов, затрачиваемых в общественных целях, подрывало социальный контракт и способствовало обогащению все тех же олигархов.

Было бы относительно легко повысить долю налогов в ВВП прежде всего за счет производства, питаемого природными ресурсами, будь та то воля правительства и соответствующая поддержка международных финансовых институтов. Существуют хорошо известные способы слежения за мировыми ценами и сбора налогов на этой основе. И это можно сделать незамедлительно. Более того, налоги такого вида должны рассматриваться как чистые налоги на ренту, которые меньше искажают рыночный механизм, чем другие формы налогообложения.

Новые предприятия и создание новых рабочих мест

Это направление является третьим главным фундаментом новой стратегии. Вся предыдущая политика не только не уделяла должного внимания новым предприятиям и созданию новых рабочих мест, но, как представляется, сознательно подавляла инициативу в данном направлении. Высокие банковские проценты делали невозможным получение кредитов. Переоцененная валюта ставила в невыгодное положение отечественные предприятия, как импортирующие, так и экспортирующие. Приватизация практически не дала казне ничего, причем основное бремя налогов ложилось на новые и менее мощные фирмы.

Перестройка социального капитала

Четвертый "мост" наиболее сложен: восстановление социального контракта и реинвестирование в социальный капитал (14). Перестройка социального капитала не может быть произведена сверху - из Москвы. Слишком многие, как внутри страны, так и за рубежом надеются на "доброго царя", появившегося, наконец, в Кремле. Мы можем провести аналогию с движением за социальные права, возникшим в США в 60-70 гг. Как могут люди, которые долгое время подавлялись и были социально пассивны, найти в себе силы на социальную активность для получения контроля за делами, кровно их затрагивающими? Конечно, не пассивно ожидая, когда появится хороший президент. Необходимо создание с самого низа организаций, сливающихся в единое целое, как атомы образуют молекулы. Но местная активность редко бывает достаточной, поскольку власть на местах сама порождает проблемы. Итак необходим двухсторонний охват - как снизу так и сверху - для того, чтобы разбить старые привычки и освободить дорогу для развития новых форм.

Любая стратегия реформ, разрабатываемая в Москве, должна содержать в себе ключевую компоненту, состоящую в описании способов улучшения управления на местах через предприятия со смешанной собственностью, эффективные профсоюзы, новые кооперативы и другие отрасли публичного "третьего сектора", необходимого для существования гражданского общества.

3. Партнерство государства и частного сектора

Реформы, основанные на эффективном и заслуживающим доверия государственном управлении

Прежде всего опровергнем утверждение, что стратегия перехода к рынку должна основываться на ослаблении государства (теория "загребающей руки"), а жизнеспособная рыночная экономика возникнет при этом сама собой (15). Из опыта реформ в России видно, что рыночная экономика не рождается автоматически. Вместе с тем мы не можем остановить реформы и ждать пока образуются все рыночные институты.

Положение можно сравнить с кораблем, который терпит бедствие. Если вы покинете корабль, то вы не сможете надеяться, что на горизонте тут же появится другой, который спасет вас (только в Восточной Германии существовала такая возможность). Вы должны научиться ремонтировать свое судно прямо в море, начиная с самых неотложных задач и постепенно продвигаясь вперед в решении проблемы. При этом не отклоняясь от правильного курса.

Вместо того, чтобы ослаблять государство, необходимо сосредоточиться на перераспределении его функций, которые будут включать укрепление партнерства между государством и частным сектором, а также поддержку общественных, негосударственных организаций (т.н. "третьего сектора"). Рынок слишком несовершенен для того, чтобы частные фирмы автоматически формировали необходимые институты. Однако поскольку государство потерпело крушение в социалистическом прошлом, необходимо искать новые формы сотрудничества частного и государственного секторов и создавать промежуточный сектор негосударственных учреждений, которые строго говоря нельзя отнести ни к чисто частным, ни к государственным.

Заполнение "социалистической черной дыры"

Пост-социалистические экономики страдают от наследия доктрины "большее всегда лучше". В развитых западных экономиках мы видим, что множество продуктов, рекламируемых в средствах массовой информации, производятся крупными фирмами, но тот факт, что эти компании обслуживаются множеством мелких и средних предприятий, остается за кадром. Например, половину немецкого ВВП производят средние и мелкие компании. Часто они являются закрытыми или семейными предприятиями и не фигурируют на фондовых биржах.

В пост-советских экономиках продолжают доминировать гигантские вертикально интегрированные компании, в то время как мелкие фирмы представлены "киосками" или мелкими торговыми посредниками. Отсутствие средних и мелких производственных предприятий представляет собой колоссальную "дыру", которую часто называют "социалистической черной дырой" (16), (см. рис. 3). Одной из главных задач реструктуризации промышленных гигантов является заполнение социалистической дыры за счет отпочкования и образования спутников этих предприятий.

История развития промышленно-развитых стран знает многочисленные удачные примеры в этом направлении. Необходима прежде всего программа реструктуризация компаний, не доводя их до банкротства. При этом, для того чтобы избежать социального хаоса при применении закона о банкротствах, необходимо создать соответствующую институциональную инфраструктуру. Важно разработать методы государственной поддержки развития средних и мелких предприятий, изменить систему образования, которая позволит как молодежи, так и взрослым эффективно применить свои способности в рыночной экономике. Переход от социализма к рыночному обществу означает не только смену институтов, но и трансформирование мышления (17). Остается лишь один вопрос, каким способом сделать эти преобразования наиболее эффективными.

Переосмысление структурных преобразований

Прежде чем начать подробное обсуждение стратегий структурной перестройки, обратимся к теме будущего переходных экономик. Необходимо иметь в виду, что часто смысл многих слов, используемых при социализме, отличается от смысловой нагрузки тех же терминов, применяемых в капиталистической экономике. Рассмотрим, например, слово "банк". При капитализме банк это учреждение, аккумулирующее фонды и распределяющее их среди многочисленных клиентов. Банк следит за расходованием фондов на установленные цели и за уплатой по представленным кредитам. При социализме функцией банка была лишь аккумуляция фондов. Другие же учреждения принимали решения о расходовании фондов (Госплан), а за банками оставался только бухгалтерский контроль. Аналогичное имело место и в управлении фирмами. При капитализме имеется законодательная база, некоторые решения принимаются властями и им поручен определенный контроль за фондами и выполнением обязательств фирм. В основном же права третьих лиц влиять на решения, принимаемые в фирмах, ограничены. При социализме государство через министерства, а на практике и через более низкие инстанции постоянно вмешивалось в дела предприятий. И хотя сами предприятия имели права собственности де-факто, они были лишены их де-юре, и таким образом центральные власти могли вмешаться в любое решение, принимаемое руководством компании.

Можно представить себе социалистическое государство в виде одной крупной фирмы, в которой президент страны играет роль президента компании, главы министерств являются руководители предприятий-поставщиков, а центральная банковская система представляет собой бухгалтерский отдел. При этом "долги" являются лишь как внутрифирменные учетные единицы. Переход от социализма к рынку можно сравнить с банкротством компании, при котором долги отдельных подразделений, могли быть просто проигнорированы. Учитываться должны были только банковские вклады домашних хозяйств, поскольку обязательства по ним являются частью "социального контракта". (Парадоксально, но именно эти долги и были отброшены в результате гиперинфляции, последовавшей за крушением социализма).

Правила национального банкротства в такой ситуации аналогичны правилам обыкновенных банкротств: самой главной проблемой является проблема, как наилучшим образом перераспределить наличные ресурсы. Однако обстоятельства, при которых происходят оба вида банкротств, существенно отличаются друг от друга, поэтому и ответ на главный вопрос должен быть различен. Например, два главных принципа при реструктуризации в компаниях следующие: не имеет значения, кто является реальным владельцем - важно, чтобы он был установлен. Это важно потому, что, когда владельцы установлены, то можно перераспределить активы таким образом, чтобы максимизировать их рыночную стоимость. В этом и заключается смысл гипотезы Коуза. Даже в хорошо функционирующей рыночной экономике имеются довольно сильные препятствия к выполнению условий теоремы Коуза: например владельцев может быть слишком много, и управляющие используют имеющиеся в их руках активы в собственных интересах в ущерб акционерам. Или же крупные акционеры ведут себя, не считаясь с интересами мелких. Однако хорошо отлаженная законодательная система и строгий банковский контроль позволяют свести к минимуму возможные нарушения. Вместе с тем, в переходных экономиках стремление к максимизации рыночной капитализации ослаблено, поскольку рынки, на которых котируются ценные бумаги ограничены или вообще не существуют. Неспособность управлять обостряется отсутствием адекватной законодательной и банковской системой. Ниже мы обсудим некоторые из упомянутых проблем.

Второй ведущий принцип – сохранение социального, организационного и информационного капитала, там где его стоимость была положительной величиной. Именно поэтому первостепенное значение имеет сохранение производственных единиц внутри фирмы; стоимость предприятия, как функционирующей фирмы всегда выше стоимости сосредоточенного в ней основного капитала (первое иногда называют "коммерческой стоимостью" фирмы). С другой стороны, существует экономия от размеров производства и фирмы, имеются издержки сделок и другие затраты, связанные с функционированием как рыночных, так и нерыночных механизмов. Вместе с тем принцип остается прежний для различных экономических систем: поддержание фирм в действующем состоянии, т.е. сохранение их информационного и организационного капитала, играет важную роль.

4. Реструктуризация больших предприятий
От формулы "побольше - всегда лучше " к формуле "малое - прекрасно"

Почему малым и средним предприятиям удается избежать некоторых болезней, присущих крупным фирмам? Когда в компании много людей, то каждый из них чувствует ответственность в той пропорции, которую он составляет от общего числа занятых и, следовательно, снижается до этой пропорции его мотивация. Фирма слишком велика, чтобы вы чувствовали свою значимость. Если даже вице-президент предприятия с 10-тысячным персоналом иногда чувствует свою беспомощность, то вы можете представить себе, каким винтиком ощущает себя рабочий. На малых и средних предприятиях (например, до 500 рабочих) индивидуум наглядно ощущает тот вклад, который он или непосредственно окружающий его коллектив вносит в общее производство. Люди видят результат своей работы и понимают пагубность некооперативного поведения.

С этой точки зрения малые и средние фирмы всегда менее бюрократичны и легче приспосабливаются к меняющимся условиям. В Америке такие фирмы называют "газелями", поскольку они очень подвижны и могут быстро менять свое направление. Информации, идущей сверху, легче достигнуть низа. Управляющий персонал здесь моложе и ведет себя более творчески. Особенно это верно в переходных экономиках, в которых управляющие среднего звена это обычно более молодые люди. Именно они представляют собой основу для будущего в отличие от некоторых больших фирмы, где управляющие стремятся сохранить остатки прошлого.

Отпочкования дают возможность найти новых клиентов и поставщиков. Они больше не являются пленниками вертикально интегрированных фирм. Например, транспортная часть бизнеса, отпочковавшись, получает мотивы для поисков нового бизнеса. Отпочкование на конкурирующих рынках создает стимулы инноваций. Когда имеются перспективы завоевания новых клиентов, возникает необходимость в обучении методам их завоевания. Опыт успешно реформируемых стран (например, Польши) показывает исключительную роль мелких и средних предприятий в экономическом подъеме.

Как проводить отпочкования?

Большое преимущество, которое имеют переходные экономики, осознавшие различие между социалистической и рыночной фирмой, является то, что они начинают как бы с чистого листа. Они могут разрушить некоторые вертикальные и горизонтальные связи, существование которых определялось стимулами, не соответствующими рыночным (см. Сoase 1937). Многим предприятиям не нужны собственные мастерские, производящие детали, грузовой транспорт и необходимые для него станции техобслуживания, продовольственные магазины, типографии и т.д. Если есть предприятия. которые производят одну и ту же продукцию в разных регионах страны, то, возможно, им нет необходимости быть в одной фирме. Их отделение могло бы способствовать увеличению конкуренции в смежных районах. Некоторые компании, которые в состоянии начать производить новых видов продукции, но такая продукция может выпускаться и на отпочковавшихся предприятиях.

Кто непосредственно проводит отпочкования. В эпоху Горбачева применялся метод лизинга (19). В некоторой степени он может быть запущен заново. Лучше начинать со среднего уровня управляющих. Важно оставлять в сохранности организационный капитал хорошо функционирующих коллективов. Если начинать сначала, то всегда представляет трудности собрать отлаженный коллектив. Поскольку у управляющего среднего уровня появляется возможность занять более высокое положение, то лучше, чтобы таким функционером стал более молодой, более приспособленный к переменам человек (люди, приближающиеся к пенсионному возрасту, могут руководствоваться стремлением к быстрому обогащению).

Следуя данному сценарию управляющие среднего уровня вместе со своей командой рабочих создают новое предприятие (возможно в партнерстве с другими для создания соответствующего рыночного климата). Почему важно иметь широкое участие служащих во владении собственностью? Разве не достаточно, чтобы собственниками были только управляющие? Одна из недооцененных проблем современных переходных экономик заключается в том, что у чрезмерно концентрированных владельцев нет реальной возможности выхода. Даже на Западе владельцы малых и средних предприятий сталкиваются с аналогичной проблемой. Малые фирмы не котируются на фондовой бирже. Часто есть только один покупатель, он же прямой конкурент, который заинтересован в покупке данной фирмы для устранения соперника.

Без создания рынка малых и средних предприятий невозможно применить стандартную теорию инвестирования и создания новой стоимости. Без существования механизма "выхода" в пост-социалистическом пространстве контролирующие собственность управляющие будут стремиться к медленной ликвидации фирмы и перекачке ее средств для создания себе капитала при выходе на пенсию (20). Все это будет за счет рабочих, поставщиков и клиентов. Эта проблема решается в Америке программой, называемой планом совместного владения (ПСВ), при котором компания выкупает акции уходящих на пенсию и распределяет их среди работающих.

Широкое владение капиталом трудящимися позволяет предупредить "расхищение" (см. раздел корпоративное управление). В случае, если фирма уже приватизирована, то можно использовать механизм, аналогичный американскому ПСВ и постепенно выкупить у пенсионеров акции.

Приватизированная материнская фирма может также владеть небольшим числом акций отпочкованного предприятия. Оставшиеся долги отпочкованных предприятий, функционирующих на правах лизинга, выплачиваются постепенно. Обычно эти платежи делаются материнской фирме, но если эта фирма имеет долги местным банкам или другим кредиторам, то лизинговые платежи могут сразу направляться должникам. Таким образом отпочкование предприятий может стать элементом реструктуризации как активов, так и пассивов материнской фирмы.

Роль государства

Описанный вид отпочкований вполне возможен сразу же, т.к. для этого не требуются дополнительные материальные и денежные ресурсы. Однако настоятельно необходима новая инициатива и новый тип мышления. Нужны управляющие среднего звена, верящие в новые перспективы и готовые взять судьбу в собственные руки. Вместе с тем нужны и такие управляющие "материнских" фирм, которые позволят трансформировать их империю в комплекс контрактно связанных между собой мелких и средних предприятий. Таким образом необходима стратегия, уводящая от клише "большое всегда лучше" в любых областях, касается ли это рынка или лоббирования министерств по поводу субсидий и льгот.

Амбициозные управляющие среднего звена должны понять, что они не дождутся того, что высшие начальники сами согласятся разбить свою империю. В этом вопросе решающую роль может сыграть государство. Должны быть действия со всех сторон, стимулирующие управляющих социалистических динозавров пойти на отпочкования: снизу их толкают на это управляющие среднего звена, сверху - государство. Сейчас существует слишком большое неравенство между тем, что получает высшее руководство, и тем, что получает общество. Для преодоления этого неравенства требуются усилия государства. При этом государство может действовать также различным образом: от угроз усиления налогового прессинга и невыплаты зарплаты до обещания помощи. Учитывая масштабы невыплаты зарплат, даже государство, проводящее агрессивную политику приватизации, может стимулировать реструктуризацию. Государство не может и не должно разрешать фирмам, имеющим долги по налогам или в государственных банках, продолжать свои операции как ни в чем ни бывало. В реорганизации таких фирм наряду со стандартной процедурой банкротств операции по отпочкованию должны стать правилом.

Итак должна быть введена всеобщая программа, поддержанная, возможно, министерством по малым и средним предприятиям, согласно которой оказывалось бы всяческое содействие отпочкованию от крупных фирм (например, с более, чем 1000 занятых), в которых имеются долги по налогам, зарплатам, или которые нуждаются в государственных субсидиях. А такими сейчас являются практически все крупные компании. Если на этих предприятиях имеется достаточно квалифицированный средний персонал и рабочие коллективы, то необходимо обязать высшее руководство материнской фирмы приступить к переговорам о создании дочерних предприятий методом отпочкования.

Что делать с иностранными инвестициями?

Одним из наибольших разочарований для всех переходных экономик оказалась весьма скромная роль иностранных инвестиций ( за исключением западногерманских инвестиций в экономику восточной Германии). Если задуматься над этим феноменом в ретроспективном плане, то он представится совсем не удивительным. Мало людей женится после первого свидания, и мало серьезных инвесторов вкупаются в компанию без опыта длительных и серьезных отношений с ней. Ожидания, что иностранные капиталы ринутся в Россию, не оправдались, а проблемы, с которыми столкнулись решившиеся на этот шаг фирмы, стали уроком для других.

Однако важнее всего то, что страны с переходными экономиками стали открытыми и получили доступ к опыту и знаниям успешных рыночных экономик. Самая простейшая форма обмена знаниями - это экспорт продукции западным фирмам или производство товара, реализуемого на внутреннем рынке, с использованием западной технологии или импортируемых деталей. Сначала от западных фирм к восточным партнерам идут знания. Затем западная фирма может дать кредит для покупки оборудования и для улучшения продукта. Расплата за это финансирование может быть произведена через трансфертные цены данного комплекса фирм. После успешного опыта таких отношений западная фирма может рассмотреть и более прямую форму капиталовложений или даже слияние с восточной фирмой. Более нормальной последовательностью является "инвестиции после торговли". Следовательно, государство должно активно способствовать международной торговле, что может привести к прямым капиталовложениям.

Переосмысление корпоративного управления со стартовой точки
Институты корпоративного управления в рыночной экономике создавались целое столетие (21). Ожидание, что эти институты могут быть легко внедрены в переходные экономики не оправдались (22). В медленно реформирующихся пост-социалистических экономиках лучше оглянуться назад и попытаться переосмыслить с самого начала, что происходит с корпоративным управлением.

Существуют две взаимосвязанные проблемы: 1) управляющие, действующие в собственных интересах, и 2) акционеры с контрольным пакетом акций, которые пытаются игнорировать права оставшихся в меньшинстве акционеров.

В отношениях между собственниками и управляющими, являющимися агентами собственников, менеджеры играют роль доверенных лиц и должны действовать в интересах владельцев. Однако управляющие обладают информацией, недоступной для акционеров. У управляющих часто возникает желание воспользоваться своей информацией, отклониться от роли доверенных лиц и действовать в своих собственных интересах. Иногда отношения агентов образуют целую цепную связь. Рабочие являются инструментом управляющих , которые, в свою очередь, представляют интересы инвестиционных фондов, которые защищают интересы собственных акционеров. В такой сложной цепной структуре небольшая часть акционеров может получить контроль, используя его в своих собственных интересах.

На Западе неформальные нормы поведения управляющих складывались в течение всего последнего столетия. Были развиты аудиторские стандарты и финансовая отчетность, возникли профессии независимых бухгалтеров и аудиторов, которые поддерживают в обществе веру в соблюдении разработанных стандартов. Это внесло определенную открытость в деятельность фирм, что позволяет собственникам лучше контролировать управляющих. Были разработаны также уголовный и корпоративный кодексы, позволяющие применять эффективные санкции за существенные нарушения.

Конечно, трудно представить, что все эти институты сразу заработают в пост-социалистических экономиках. В них следует прежде всего предотвратить разрыв цепи собственник-управляющий, спустившись на уровень, когда собственники становятся как можно ближе к управляющим (например, аналогично уровню семейных отношений на крестьянской ферме или в малом бизнесе). Близкие друг к другу стороны, которые могут лучше контролировать управляющих - это все участники процесса, связанные прямыми или непрямыми контрактами с фирмой, начиная от рабочих, поставщиков, кредиторов, заказчиков и кончая местным правительством. Все они называются соучастниками ( на английском языке применяется термин "stakeholders"). Если "соучастники" являются еще и держателями акций, то они имеют больше стимулов и возможностей контроля за всеми агентами.

Контроль должен сопровождаться санкциями за нарушения. Принуждение, осуществляемое через систему судов, присяжных и адвокатов, не слишком эффективно даже в западных экономиках. Когда владельцы не являются отсутствующим инвесторами, а напрямую связаны с фирмой, то имеются практические рычаги применения санкций с их стороны. Если фирма включена в определенные отношения с рабочими, поставщиками, кредиторами, заказчиками и местными органами управления, то возникают возможности широкой дискуссии о взаимных интересах и механизмах, обеспечивающих удовлетворение этих интересов (в смысле контрактных условий между "соучастниками" и фирмами). "Соучастникам" нет необходимости рассчитывать только на суды для обеспечения своих интересов, если они связаны доверительными отношениями с фирмой. "Соучастники" как бы являются "взаимными заложниками". Только в самых редких случаях договаривающиеся стороны нуждаются в третьем арбитре-суде.

В сущности, в отношениях между собственником и управляющим все те, кто близки к управляющим (или почти идентичны с ними) и, следовательно, могут их лучше контролировать и те, кто связаны через посредническую деятельность с собственниками и потому могут использовать тип отношений по принципу "ты мне, я тебе", являются агентами и инструментами корпоративного управления. Несколько десятков лет эволюции понадобилось для того, чтобы установить жизнеспособность системы, при которой собственники не имеют близких информационных отношений и прямо не влияют на деловые отношения внутри фирмы. Однако даже здесь, в частности в США идут дебаты о том, что система требует дальнейшего приспособления. Не удивительно, что продвинутый корпоративный кодекс, искусственно привитый к пост-социалистическим системам, не смог послужить адекватной основой для корпоративного управления.

Итак, методы реформирования, описанные выше - отпочкование и созданием системы "соучастников" - могли бы помочь улучшить корпоративное управление в пост-социалистических системах.

5. Инфраструктура банкротств и реструктуризации

Законы о банкротстве недостаточны

Банкротство - это аналогично смерти, которой никому не нравится смотреть в лицо. Но так же, как все живые организмы воспроизводят себя через рождение и смерть, так же и система частного предпринимательства должна иметь некоторые механизмы, которые позволяют бизнесу проходить стадии зарождения и гибели. Существует недопонимание того, что собою представляет банкротство. Банкротство не разрушает физический капитал. Оно перестраивает управление и контроль. При этом организационный капитал разрушается и воссоздается вновь. Поскольку жизненный цикл корпорации не определен, необходимы своевременные и адекватные действия, позволяющие совершать структурную перестройку компании. Это может оказаться болезненным, но не таким разрушительным с социальной точки зрения, как например, ликвидация предприятия, при которой активы распродаются и производство прекращается. Для пост-социалистических экономик в отсутствии строгих традиций предпринимательства и его способности возрождаться ликвидация становится катастрофой.

Законы о банкротствах это только верхушка айсберга в целой системе преобразований бизнеса. Нельзя просто принять западные законы о банкротствах, если не существует соответствующей инфраструктуры и не возникли соответствующие традиции. Где в этих странах суды, адвокаты, доверенные лица и опекуны, которые бы привели в действие закон о банкротствах? Где система социального страхования, необходимая для переустройства работников и их обеспечения в переходный период? Где в пост-советской экономике предприимчивые предприниматели, готовые скупить обесцененный капитал? И где источники финансирования нового применения этого капитала и рабочей силы? Ответы на эти вопросы представляют собой основание айсберга. Понятно, почему правительства не торопятся применить "хорошие" законы о банкротстве даже после того, как они приняты.

Пока не созданы институты, позволяющие быстро занять освобожденную рабочую силу, законы о банкротствах должны применяться только в совокупности с мерами и программами реструктуризации и создания как можно большего числа рабочих мест. Это две стороны одной медали. Программы, представленные ниже, иллюстрирует эту мысль.

Реорганизация вместо ликвидационных банкротств.

Существуют два вида банкротств - реорганизационное банкротство ( т.н. "глава 11" в США) и ликвидационное банкротство ("глава 7" в США). В первом случае - это процедура, сдерживающая требования кредиторов, которые могут настаивать на ликвидации совсем не безнадежного бизнеса в то время, как попечителями разрабатывается план реструктуризации. Реализация плана реструктуризации может и не быть успешной. Неудача может привести к применению плана ликвидационного банкротства.

Реструктуризация предприятий и центры поддержки

Опишем один из методов развития инфраструктуры банкротств, заключающийся в создании Центров поддержки и реструктуризации предприятий (ЦПРП). Этот план был разработан Всемирным банком и опробован в Молдове. Это не список четких мер, а скорее схема, очерчивающая основные принципы, которые могут применены всюду.

Центр поддержки не является государственным учреждением, а скорее особой неприбыльной корпорацией, поддерживаемой федеральным и местными правительствами. Это орган, поделенный определенными полномочиями, которые дают ему право выступать как доверенное лицо при проведении реструктуризации предприятий.

За исключением директора и небольшой группы квалифицированных помощников, все прочие служащие это новые люди, которые прошли годичную тренировку и работают в частных консультантских фирмах. Идея заключалась в том, чтобы не создавать теплые местечки для людей с политическими связями, а внедрить в частный сектор специалистов, которые будут помогать компаниям перестраиваться.

Иностранные консультанты (часто финансируемые Банком) используются не для проведения реструктуризации предприятий, а для обучения местных кадров. Как правило, международные организации не давали длительных контрактов иностранным специалистам. Предполагалось, что после того, как появятся местные специалисты, оплату их возьмет на себя окрепший частный сектор, который почувствует на себе полезность консультантов.

Реорганизационные банкротства с помощью ЦПРП

Считалось, что предприятия-банкроты сами присоединятся к программе ЦПРП, если будет применен метод кнута и пряника. Кредиторы будут держатся на расстоянии, пока комитет кредиторов, управляющих предприятия и представителей ЦПРП выработают план реструктуризации, который включает элементы списывания долгов, уменьшения или прощения штрафов за неуплату налогов и программу отпочкования. Принятие этого плана комитетом кредиторов накладывает юридические обязательства на всех участников.

Ликвидационные банкротства с помощью ЦПРП

При реорганизационном банкротстве может включать распродажу определенных активов другим компаниям или отпочкованным единицам. Однако, если по реорганизационному плану не удается спасти ядро компании, то она подвергается ликвидационному банкротству. В пост-советских экономиках следует избегать ликвидационного банкротства. Если без этого все же не обойтись, то главной задачей такого банкротства должна стать задача трудоустройства рабочих ликвидируемой компании. Если находится какая-либо фирма, готовая приобрести мощности предприятия и рабочих, то предприятие-банкрот не подвергается ликвидации. Следовательно, в ликвидационной стадии необходимо сосредоточиться на создании малого бизнеса из ракушки старой компании. Прижатые к стене управляющие среднего звена могут стать более предприимчивыми, если им предложить помощь и начальный капитал. Здесь опять может быть полезна деятельность ЦПРП по поддержке малого бизнеса.

Другие задачи ЦПРП

С помощью ЦПРП можно организовывать учебу управляющих из стран бывшего СССР в странах более успешных переходных экономик, таких как например, Польша, Венгрия, Словения и д.р. Посещения компаний в развитых капиталистических странах не так эффективны, поскольку эти компании действуют в условиях, сильно отличающихся от пост-советских. Наш опыт показывает, что посещения наиболее продуктивны, если им предшествует 1-3 месячное обучение. Очень полезно также проводить во время таких поездок постоянные встречи и дискуссии для обсуждения увиденного. Возможны по договоренности с гостевыми компаниями и повторные поездки. Более того, управляющие, которых выбрали для поездки, должны дать обязательство, что поделятся полученными знаниями с менеджерами, оставшимися дома. Таким образом, знания могут распространиться по стране.

ЦПРП сам организует курсы, семинары и тренировки для управляющих. Темы варьируются от обучения языкам до составления бизнес-планов и программ, улучшающих систему управления (аналогично японским программам улучшения качества). Например, аналогичный Центр в Молдове, прибрел технику обучения языкам и создал для этого специальное подразделение. Менеджеры практически круглосуточно могли изучать английский и другие языки, чтобы чувствовать себя более свободно за рубежом.

6. Финансы для предпринимателей и малого бизнеса

Проблемы, специфические для переходных экономик

Финансовая система пост-социалистических экономик практически не обслуживает малый бизнес. На Западе большое внимание и финансовая помощь уделялись созданию в пост-социалистических странах таких символических институтов как рынок ценных бумаг, в то время как страны не имели банковского сектора, финансирующего малый и средний бизнес. Банки не умеют контролировать исполнение обязательств по своим кредитам, оценивать риск кредитования, использовать залоговое имущество. Но самая главная проблема заключается в том, что слишком высокая норма процента (свыше 30% в реальном выражении) делает невозможным существование малого и среднего предпринимательства. При таких процентах остаются наплаву только игроки, которые планируют дефолт в случае, если банки не в состоянии покрыть их потери. Это самовозрождающийся порочный круг, который в корне убивает неустойчивый малый и средний бизнес. Такое состояние только усиливается макроэкономической политикой, поддерживающей высокие нормы процента и высокий обменный курс.

Итак, поясним: неправильная макроэкономическая политика, высокий обменный курс, жесткие монетаристские меры убивают жизнеспособную рыночную экономику. Это как раз то, что противопоказано для успешного перехода к рынку. В борьбе против гиперинфляции был потерян положительный смысл макроуправления. Утверждение, что поскольку инфляция это очень плохо, то более низкая инфляция всегда лучше для экономики, - неправильно. Все время надо иметь в виду, какую цену приходится платить за понижение уровня инфляции.

Во многих переходных экономиках налоги на предприятия являются такими же изнурительными, как и высокие нормы процента. Разорительные налоги вынуждают предприятия уходить в тень и создают условия для коррупции. Поскольку налоги душат предприятия, экономисты требуют перераспределения налогового бремени на неэластичные источники доходов, такие как натуральные ресурсы или земля (см. Arno and Stiglitz 1979). Поскольку владельцев городской земли определить не сложно, можно разработать программу, по которой городская земля облагалась бы налогом при соответствующем снижении налогов на предприятия. Такая программа может быть опробована в некоторых городах.

Капитализация социального капитала

Имеется значительный опыт по организации финансирования микро и малого бизнеса в развивающихся странах. Многие из этих традиционных и нетрадиционных технологий (например, взаимные гарантии для кредитных институтов, ротационные сбережения, кредитные ассоциации) могут успешно применяться в переходных экономиках. Но главный подход должен состоять в методах "капитализации социального капитала". Это позволяет минимизировать потребности в финансовом капитале в начале преобразований.

Традиционные экономисты сосредотачиваются исключительно на рыночных отношениях и считают, что кооперативное поведение может быть куплено за деньги. Но опыт и традиции коллективного труда, кооперации и взаимного доверия составляют особый "социальный капитал", причем считается, что он может быть куплен финансовымкапиталом.

Рассмотрим начало какого-либо бизнеса, который состоит из одного лидера- хозяина и десяти работников. Если эти рабочие будут действовать только на рыночных основах, они потребуют, чтобы предприятие было обеспечено финансами по крайней мере в размере несколько их месячных зарплат. Таким образом этот "социальный капитал" должен стоить достаточно больших начальных вложений. Если же рабочие, с другой стороны, будут вовлечены каким-либо образом в совместное предприятие, то существенная часть начального финансового капитала может быть заменена их "трудовым вкладом". Таким образом, можно получить в свое распоряжение социальный капитал без дополнительной затраты средств.

Семейные предприятия в Китае - яркий пример социального капитала, полученного без существенного финансового капитала в условиях рынка.

В переходных экономиках с неразвитой или вовсе отсутствующей системой кредитования предприятий должно превалировать стремление любыми способами заполучить "социальный капитал" без специальных финансовых затрат. Трудовой вклад и семейные отношения - два метода завоевания "социального капитала". Социальный капитал в форме доверия между предприятиями, поставщиками и клиентами может существенно уменьшить потребность в финансовом капитале из банков. Поставщики могут дать кредит предприятиям, а заказчики произвести частичную предоплату.

Почти все пост-социалистические общества испытывают недостаток в социальном капитале: социализм разрушил многие из нормальных форм социальной кооперации, оставив самые циничные формы зловещего индивидуализма. Как в полупустыне самым важным является сохранение немногочисленных источников воды, так в пост-социалистическом ландшафте необходимо законсервировать или использовать оставшиеся очаги социального капитала.

В рыночной экономике фирмы иногда рассматриваются как локальные островки нерыночных решений в случаях, когда они, страдая от негативных экстернальностей, договариваются между собой о взаимодействии в обход рыночных отношений (Coase 1937). В новых пост-социалистических рыночных экономиках примеры расширенной социальной кооперации повседневно можно встретить на предприятиях. Здесь также может быть эффективна и деятельность предпринимателей, возникших в результате отпочкования. Другие общественные организации, такие как городские правительства, союзы, кооперативы (строительные, потребительские, кредитные), ассоциации взаимной помощи, профессиональные гильдии, церкви, союзы ветеранов, клубы, школы, объединения семей могут оказывать посильную помощь предпринимательским усилиям.

Программы помощи средним и малым предприятиям

Когда государство принимает решение помогать реальному сектору экономики, то оно прежде всего должно помогать наиболее динамичному сектору, частью которого являются средние и малые предприятия, а не нереформированным динозаврам-гигантам, которые часто шантажируют правительство угрозами социальных беспорядков. Без государственной поддержки малые предприятия просто не выживут в условиях сверхвысоких процентов.

Те, кто выступает против такой поддержки, аргументируя. что она препятствует эффективному перераспределению капитала, неправильно полагают, что капитал - это лишь фактор производства, который достается на конкурентных началах предложившему высшую цену. Они не смогли распознать несовершенства информации и опасность наступившего дефолта. Неужели они действительно, верят, что предельный продукт капитала равнялся 150% перед финансовым кризисом? Почти всегда у государства имеются возможности вмешиваться через субсидии и налоги в целях более эффективного перераспределения капитала.

В Ирландии, Шотландии, Уэллсе и других западных странах малые предприятия могут получать финансовую помощь в виде субсидий на оплату процентов, связанных грантов на покупку имущества и некоторых услуг. Всемирный банк проводит опыты с применением таких программ в Латинской Америке, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии. Субсидии облегчают выплаты по займам и предотвращают опасность дефолта. Снижение риска потерь банками может привести к снижению процента. Более того, финансовая помощь вытаскивает предприятия из нелегальной экономики, улучшая их отношения с государством и превращая их таким образом в законопослушных "граждан". Стиглиц (1999) показал, что для рынка существует несколько равновесных состояний - одно с высокой нормой процента и высокими рисками дефолта, другое - с низкой нормой процента и низкими рисками дефолта.

Схема связанных грантов может быть использована для определенного вида затрат, например, при приобретения оборудования, международного консалтинга при заключении экспортных сделок, стандартизации продуктов, услуг и т.д. Может быть полезной схема, применяемая в Северной Италии, согласно которой пять и более фирм объединялись для поощрения кластерного образования малых предприятий. Другой тип связанных грантов имеет дело с транснациональными корпорациями, которые поощряются для больших вложений, при которых вокруг крупных корпораций образуются массы мелких предприятий - поставщиков деталей и других компонент.

Существует множество программ поддержки малых предприятий, которые Всемирный банк проводит в развивающихся странах. Эти программы с учетом определенных особенностей могут быть приспособлены для стран с переходной экономикой.

Финансирование поддержки экспорта

Опыт работы в Латинской Америке и других развивающихся странах показывает, что традиционные методы поощрения экспорта мало эффективны. Либо макроэкономические условия и вся политика оказывались неблагоприятными для экспорта, либо разработанные проекты имели существенные недостатки. Услуги, представляемые монопольным поставщиком публичных услуг, управлялись скорее законами предложения, а не спроса и были редко ориентированы на предпринимательский уровень. Однако в таких странах как Великобритания и Ирландия программы, стимулирующие экспорт путем прямой поддержки экспортных сделок или финансирования связанных с экспортом услуг, оказываемых частным сектором, были успешными. Банк поддержал аналогичные инновационные проекты в Индии, Кении, Индонезии, на Филиппинах. Согласно выборочной информации по 36 поддерживаемых грантами проектам в среднем на каждый доллар гранта пришлось увеличение экспорта на 36 долл. Группа из 180 фирм, получивших гранты в Индии, увеличила свою экспортную выручку за три года в 25 раз.

Осенью 1994 года аргентинское правительство попросило Банк оказать поддержку проекту развития экспорта. Группа, готовившая проект, провела обследование почти 400 фирм- фактических или потенциальных экспортеров. В ходе интервью обсуждались проблемы и потребности фирм. Консультанты объехали по ряду стран, включая Ирландию, Великобританию, Южную Корею и Японию, где изучались проекты поддержи экспорта. Затем вместе с представителями Банка были разработаны схемы улучшения конкурентоспособности малых и средних предприятий в Аргентине, а также возможности улучшения работы ориентированных на экспорт государственных предприятий. Проект действовал в трех направлениях: 1) гранты, покрывающие 50% расходов консультационного обслуживания, необходимого для улучшения международной конкурентоспособности предприятий, особенно средних и малых в частном секторе; 2) представление услуг Директората консультантов и Центра рыночной информации для облегчения международного сервиса, обслуживающего экспорт; 3) улучшение работы организаций, обеспечивающих контроль качества и сертификацию. Проект предусматривал рост экспорта с помощью упрощения и сокращения экспортных процедур.

Финансирование сельского хозяйства и программы его поддержки

Сельское хозяйство всегда имеет специфические проблемы финансирования. В развитых странах финансовые институты обычно являются третьей стороной, финансирующей продажу сельскохозяйственной техники. В случаях, когда финансовая система развита недостаточно, машиностроительные фирмы могут сами представлять кредиты своим клиентам на условиях лизинга-продажи. Могут быть также созданы специальные институты, финансирующие продажу сельскохозяйственной техники.

В сельском хозяйстве кредиторам приходится ждать реализации урожая, чтобы вернуть выданные кредиты. Иностранные поставщики дефицитных средств производства для сельского хозяйства часто подвергаются политическому нажиму. Местные власти могут заставлять производителей продавать урожай по контролируемым ценам или конфисковать часть урожая в счет "новых страховых налогов", лишая сельскохозяйственных производителей возможности платить по своим обязательствам. Таким образом, кроме естественного риска, связанного с погодными условиями или стихийными бедствиями, возникает опасность политического риска. Всемирныйй банк предоставляет некоторые гарантии от политического риска с тем, чтобы иностранные поставщики смогли проникнуть на такой рынок, а сельскохозяйственные производители могли расплатиться с ними после реализации своего урожая.

Наиболее эффективным и устойчивым сельскохозяйственным производителем является семейная ферма (как говорил Дэн Сяо-пин, ссылаясь на Конфуция:"Лучшее удобрение для фермы - след ее владельца"). Однако рынок часто не может обеспечить нормальных отношений между банками и фермами. Издержек сделок с многочисленными мелкими заемщиками часто больше, чем прибыли, полученные от этого банками. Традиционным решением для фермеров в этих случаях было объединение в производственные и сбытовые кооперативы. К сожалению, в пост-социалистических экономиках и развивающихся странах кооперативы часто насаждались сверху и не были самоконтролируемыми организациями.

Новая модель фермерской собственности (МФС), разработанная МБ (23) предлагает создание современных производственно-сбытовых кооперативов в частном секторе, в которых производство и сбыт связаны. МФС была успешно применена в нескольких беднейших странах африканской суб-Сахары, Мексике, Центральной Америке. МФС может быть применена для объединения частных законодательно оформленных крестьянских хозяйств. Таким образом эти хозяйства получат доступ к тем источникам ресурсов, которые способствовали росту успешных сельскохозяйственных предприятий в западных странах. Основными элементами МФС являются: производственная структура и организация, компетентное руководство, доступ к финансированию оборотного капитала и к конкурентным рынкам. Программа МФС дает возможность фермерам сделать свою деятельность более профессиональной и коммерческой, если они: (1) регулярно выплачивают займы и проценты по ним; (2) существенно увеличивают свой доход и жизненный уровень, производя экологически чистую продукцию.

7. Программы, стимулирующие предпринимательство и обучение

Предпринимательская культура

В развитых рыночных экономиках, базисные предпринимательские знания передаются культурой и традициями общества. Успешное предпринимательство поощряется средствами массовой информации. В некоторых этнических группах дети уже со школьной скамьи стремятся стать бизнесменами. Однако в социалистических обществах система не поддерживала дух предпринимательства, оставляя ему лишь ремесленничество, сектор услуг и сельское хозяйство.

Предпринимательское образование в переходных экономиках должно вестись по нескольким направлениям: в начальных и средних школах, школах для взрослых, университетах, а также через электронные и печатные средства массовой информации.

Развитие предпринимательства мелкими шажками

История учит, что близорукость более нормальное явление, чем дальнозоркость. Если предстоящая дорога не ясна, то лучше двигаться маленькими шажками, чем большими прыжками. Лучше переходить реку по камням, поскольку малые ошибки могут быть исправлены без больших потерь. Успешные предприниматели обычно имеют за собой серию мелких ошибок, воспринимаемых ими как "ученический опыт".

Подход к предпринимательству "мелкими шажками" или постепенно очень важен для пост-социалистических обществ, в которых население привыкло жить в безрисковых условиях. Грандиозные планы с оборудованием, закупленным в Германии, должны уступать место малым, но последовательным мероприятиям. Только после того, как накоплен опыт построения и исправления ошибок на одной стадии, можно переходить к следующей. Такой подход снижает возможность риска и минимизирует потребности в начальном капитале

Новые образовательные учреждения для взрослых

Общеобразовательный колледж для взрослых (ООВ) в Словении представляет собой новую организацию (ей только 9 лет), сконцентрированную на бизнес-образовании для взрослых. В дополнение к широкому кругу дневных программ ООВ - колледж имеет для работающих вечерние курсы в нескольких городах Словении. Многие из окончивших курсы могут затем бросить работу по найму и заняться собственным бизнесом. Это облегчает создание новых рабочих мест и перераспределение трудовых ресурсов из государственных учреждений в частные. Многие новые предприятий слишком малы, чтобы заполнить "социалистическую черную дыру". Однако другие находят незаполненную нишу и становятся быстро растущими и быстро движущимися "газелями".

Морозовский проект в России - еще один из примеров новой организации, которая комбинирует образование для взрослых с широким кругом консультаций и тренировочных курсов. Проектом предусмотрено существование единого образовательного центра и множества тренировочных центров по всей России.

Такие центры как Морозовский проект и колледж в Словении имеют больше свободы действий, могут действовать быстро и лишены бюрократии, присущей традиционному образованию. Но чтобы обрести прочный финансовый базис, они должны сочетать обучение бизнесу с другими услугами для частного и государственного сектора..

Средние школы

Первоначальное образование по основам рынка не должно ограничиваться высшими школами. Оно должно начинаться как можно раньше. Уже учащиеся средней школы мечтают о собственном бизнесе и эти мечты должны подкрепляться хотя бы минимальными знаниями практического предпринимательства. В дополнение хорошо было бы, чтобы некоторые предприниматели прямо сотрудничали со школой, что являлось бы для учащихся живыми примерами, которые всегда отличны от образов, создаваемых в средствах массой информации.

Колледжи и университеты

В западных рыночных экономиках почти во всех университетах предлагаются программы обучения бизнесу. Имеются также бизнес школы, дающие степень магистра по управлению бизнесом. Даже в высших классах колледжей предлагаются соответствующие курсы. Колледжи и университеты переходных экономик должны следовать этим образцам. Все без исключения студенты, а не только те, кто стремится заняться предпринимательством, должны ликвидировать свою экономическую неграмотность, для того чтобы покончить с негативными представлениями прошлого о бизнесе и отказаться от голливудских химер нынешней пропаганды. Стремление быстро разбогатеть отвращает современную молодежь от длительной карьеры в инженерной и научных сферах в пользу преуспевающего ныне финансового сектора. Вместе с тем инженеру гораздо легче в последующем овладеть экономическими знаниями, чем наоборот.

Общественное образование

В переходных экономиках не плохо было бы не ограничиваться экономическими программами в образовательных учреждениях, но использовать для этого также и средства массовой информации. Торговые палаты, государственные учреждения, клубы бизнесменов, наподобие ротари- клубов и даже профсоюзы могли бы поддержать эту кампанию. Многие образовательные программы (заочного обучения и книги по экономике) могут распространятся на страницах печати и в других средствах информации.

8. Предпринимательство и поддержка малого бизнеса

Учебные центры для бизнеса

Большинство переходных экономик уже имеет развитую сеть Центров тренировки предпринимателей (ЦТП). Примером одного из таких центров является Морозовский проект. Центры тренировки предпринимателей имеют различные функции: бизнес-тренинг, консультации, информационное обслуживание или библиотеки для предпринимателей. Они могут создаваться как полуобщественными неприбыльными организациями, так и частными компаниями. Это могут быть как отдельные организации, так и части большой системы. Но переход от государственного финансирования к самофинансируемым организациям обычно связан с немалыми трудностями.

Программы, поддерживаемые государством

Центры по тренировке предпринимателей распространены повсюду. Например, в США учреждение "Управление малым бизнесом" было федеральным институтом, поддерживавшим многие центры развития малого бизнеса, часто, в свою очередь, связанные с различными университетами. Для сельскохозяйственного сектора (имеются в виду фермы) существует учреждение "Расширенные сельскохозяйственные услуги", связанное с рядом сельскохозяйственных колледжей, которое представляет информацию и консультационные услуги на примере наиболее успешных фермерских хозяйств по всей стране.

Федеральное правительство и правительства отдельных штатов распространяют идею расширения малого бизнеса, как фактора, повышающего конкурентоспособность. Существуют аналогичные программы по промышленности в странах ЕС (Италии и Ирландии). Если такие учреждения считаются необходимыми в странах ЕС, то можно представить себе, насколько они нужны в странах с переходной экономикой.

Ирландия является той страной, у которой следовало бы поучиться в деле реализации программ поддержки промышленности. Ирландия обеспечивает государственную поддержку промышленных инвестиций через систему грантов, сервисных услуг и налоговых скидок. Сервис представляется по широкому кругу услуг - от консультаций до тестирования продуктов. Представление грантов возможно на всех стадиях процесса инновации - от возникновения идеи до ее коммерческой реализации. Государственная поддержка распространяется от помощи в анализе проектов промышленного развития, до создания совместных предприятий, улучшения качества управления, развития кооперативов и маркетинга. Оказывается также помощь компаниям, привлекающим временных консультантов для изучения возможностей создания новых рабочих мест или экспортной поддержки. И наконец, предоставляется помощь при привлечении к труду или открытию собственного бизнеса хроническими безработными.

Инкубаторы

Предпринимательские инкубаторы обеспечивают стандартную инфраструктуру (пространство, коммуникацию и поддерживающие услуги) для создания новых предприятий - с тем, чтобы предприниматели могли там сконцентрироваться исключительно на бизнесе. Некоторые инкубаторы представляют собой консультационные услуги. Внутренние инкубаторы (такие, как например, в Словении) создаются на крупных предприятиях для помощи отпочкованию новых фирм. Это могут быть и совершенно новые предприятия, и подразделения старых компаний, обеспечивающие отдельные операции. Внутренние инкубаторы являются особенно важными при реструктуризации больших неэффективных компаний в пост-социалистических экономиках.

Франшизы

Предпринимательские франшизы это готовый срез относительно успешного предпринимательства, который дает своему партнеру возможность не "изобретать велосипед". Хотя концепция франшизов из-за отсутствия предпринимательских традиций представляется чрезвычайно полезной для переходных экономик, существует несколько моментов, по которым следует ее применять с некоторой осторожностью. Во-первых, западные франшизы с трудом приживаются на пост-социалистической почве. Отсутствует снабженческая сеть, совершенно различные вкусы, предпринимательские ниши зачастую также очень отличаются. Некоторые иностранные франшизы могут быть полезными лишь полка существует повышенный спрос на импортные продукты. В конечном счете францизы лишь тогда реализуют свой полный потенциал, когда разовьется система внутренних франшизов.
9. Выводы

Иногда одного лишь знания того, что ваш конкурент вырвался вперед, достаточно, чтобы побудить вас к собственным инновациям. Ученые в одной стране могут сделать новое открытие, зная лишь, что за рубежом сделано нечто подобное. Другими словами, знание того, что ваше путешествие в дальний край вполне возможно, отметает половину аргументов и сомнений против такой поездки.

Сейчас мы знаем, что успешный переход к рыночной экономике возможен. Такие страны как Польша, Словения, Венгрия и Эстония - удачные примеры, а Чехия и Словакия на дороге к успеху. Каждая страна имеет свою историю, свои недостатки и сильные стороны.

Мы знаем теперь, что нет легких прыжков через пропасть и что попытки построить полумосты ведут в никуда. За десять лет перехода мы учились, падая и снова поднимаясь. Учитывая колоссальные масштабы России, мы и здесь видим более и менее успешные регионы. Вместо того, чтобы готовить новые оптимальные планы в Москве, не лучше ли обратиться к децентрализованным экспериментам, учась на успешных примерах? Мы попытались здесь обрисовать некоторые стратегии в качестве базисного подхода. Реформирование не может быть привнесено извне, оно должно происходить изнутри и само меняться в процессе трансформации.

10. Примечания

Все положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в данном докладе, являются личными исследованиями авторов и ни в коей мере не отражают официальную позицию банка, каких-либо его подразделений или Совета директоров в какой-либо стране.

1. Существуют различные проблемы измерения: некоторые авторы считают реальный ВВП недооцененным, другие - переоцененным (см. Gaddy and Ickes (1998)) Достоверным фактом является то, что катастрофически сократилась продолжительность жизни и что большинство населения впало в нищету.

2. Milanovic (1998)

3. см., например, Murrel (1996)

4. см. Schleifer , Vishny (1998) и рассуждения о теории "гребущей руки"

5. Существует дискуссия о критических значениях: Bruno , Eastery (1995) называет цифру 40%, другие, как например, Barro (1997) называет цифру 10%. Fischer (1993) показывает, что при низкой инфляции и небольших дефицитах рост вовсе не обязателен даже в долговременном аспекте. Однако и высокая инфляция не дает устойчивого роста. Проблема в России состоит в том, что снижение инфляции происходило ниже указанных границ.

6. По стоимости. Не существует единого мнения о причинах роста бартера. Однако большинство сходится в том, что в основе этого явления лежала макро-экономическая политика стабилизации, при которой финансовая система использовалась при сборе налогов, а денежная масса ограничивалась без учета реальных расходов, что вело к многочисленным задержкам платежей.

7. см. Akerlof , Dickens , Perry (1996)

8. Эта точка зрения появилась после кризиса в восточной Азии. См. Stiglitz (1999). Теоретическое обсуждение этого вопроса содержится в Greenwald , Stiglitz (1993)

9. Эти неблагоприятные последствия, возникшие в результате разрушения информационного, организационного, социального и репутационного капитала, были особенно сильны из-за ограничений этого капитала в начале перехода и естественного разложения его в процессе дальнейшей трансформации. См. Blanchard , Kremer (1997).

10. Большое отличие от стратегии, примененной в Китае, где сначала проводилась малая приватизация, в результате которой доля негосударственных предприятий в ВВП возросла с 22% в 1978 г до 74% в 1997 г., причем почти весь прирост приходится на долю новых предприятий.

11. О дискуссии по теме корпоративного управления см. ниже. По вопросу, почему приватизация не устранила вмешательство государства см. Stiglitz (1999 a, b)

12. В сравнении с концепцией приватизации, проведенной в Польше и Венгрии.

13. При этих вычислениях предполагалось, что предельная склонность к потреблению олигархов внутри России относительно невелика.

14. Заметим, что эта стратегия оспаривалась некоторыми радикальными реформаторами, которые утверждали, что если правительство создаст бизнесу исключительные условия, капитал вернется в страну. При этом они требуют безоговорочного признания незаконной приватизации - что вряд ли обеспечивает равенство и социальную справедливость, необходимые для перестройки социального контракта.

15. Эту точку зрения иногда называют "политической теоремой Коуза": быстрая приватизация из-за давления со стороны новых владельцев и рынка повлечет за собой автоматическое создание рыночных институтов. Например, отсутствие внимания к корпоративному управлению в России объяснялось стремлением уменьшить провалы управления, закрывая глаза на провалы рынка ( Shleifer , Vyshny 1998, 11). В частности, эти авторы пишут: "Архитекторы российской приватизации были прежде всего обеспокоены отсутствием прав собственности. Именно поэтому они концентрировались на политике, предсказывая, что рыночные институты возникнут именно после появления частной собственности, а не иначе ( Shleifer , Vyshny 1998, 11). И далее: "Быстро разовьются из-за самой возможности получения и распоряжения прибылью такие поддерживающие корпоративное управление институты, как банки и рынки капитала" ( Shleifer , Vyshny , 1998, 254, note 4).

16. см. Vahcic , Petrin 1989
17. см.

см. Ellerman 1998 - дискуссия об аналогичных проблемах утечки капитала в результате ваучерной приватизации инвестиционными фондами.

21. см. Marshall 1897 о первоначальной постановке данной проблемы. Дальнейшая ее разработка содержится в работах Berle , Means , 1932, Roe 1994, Kaufman 1995, Stiglitz , Edlin 1995, Stiglitz 1982, 1985, 1987, 1994, Dyck 1999.


23. МФС была разработан Lynn Engstrand из PSDPS/World Bank

11. Библиография

Akerlof, George, William Dickens, and George Perry. 1996. The Macroeconomics of Low Inflation. Brookings Papers on Economic Activity 1: 1-59.

Berle, A. and G. Means 1932. The Modern Corporation and Private Property. New York: MacMillan Company.

Black, Bernard, Reinier Kraakman, and Jonathan Hay 1996. Corporate Law from Scratch. In Corporate Governance in Central Europe and Russia: Insiders and the State. Roman Frydman, Cheryl W. Gray and Andrzej Rapaczynski Ed. Budapest: Central European University Press. 2: 245-302.

Blanchard, Olivier and Michael Kremer. 1997. Disorganization. Quarterly Journal of Economics 112(4): 1091-126.

Coase, R. H., 1937. The Nature of the Firm. Economica IV (Nov.): 386-405.

Dyck, Alexander 1999. Privatization and Corporate Governance: Principles, Evidence and Challenges for the Future. Washington: World Bank. Mimeo.

EBRD (European Bank for Reconstruction and Development) 1998. Transition Report. London: EBRD.

Ellerman, David 1998. Voucher Privatization with Investment Funds: An Institutional Analysis. Policy Research Report 1924, Washington: World Bank

Gaddy, C. and B. Ickes. 1998. Beyond the Bailout: Time to Face Reality about Russia’s ‘Virtual Economy’. Foreign Affair. 77, 53-67.

Johnson, Simon and Gary Loveman, 1995. Starting Over in Eastern Europe: Entrepreneurship and Economic Renewal. Boston, Harvard Business School Press.

Kaufman, A., L. Zacharias, and Karson, M. 1995. Managers Vs. Owners. New York: Oxford University Press.

10(2): 25-44.
Roe, Mark J. 1994. Strong Managers, Weak Owners: The Political Roots of American Corporate Finance. Princeton: Princeton University Press.

Shleifer, Andrei and Robert Vishny 1998. The Grabbing Hand: Government Pathologies and Their Cures. Cambridge: Harvard University Press.

Stiglitz, Joseph 1982. Ownership, Control and Efficient Markets: Some Paradoxes in the Theory of Capital Markets. In Economic Regulation: Essays in Honor of James R. Nelson. Kenneth D. Boyer and William Shepherd Eds. Ann Arbor: U. of Michigan Press: 311-41.

_________. 1987. Principal and Agent. In The New Palgrave: Allocation, Information, and Markets. J. Eatwell, M. Milgate and P. Newman Eds. New York: Norton: 241-53.

_________. 1994. Whither Socialism? Cambridge MA: MIT Press.

_________. 1999a. Whither Reform? Speech at ABCDE Conference, World Bank, Washington DC.

_________. 1999b. Quis Custodiet Ipsos Custodes? (Who is to Guard the Guards Themselves?) Challenge. 42(6) November/December: 26-67.

_________. 1999c. Towards a New Paradigm for Monetary Economics. Milan: Mattioli Lecture (forthcoming).

Vahcic, Ales and Tea Petrin, 1989. Financial System for Restructuring the Yugoslavian Economy. In Financial Reforms in Socialist Economies. C. Kessides, King, Nuti and Sokil. Washington: World Bank: 154-61.

12. ГРАФИКИ

Рис. 1: Инфляция и Рост в Восточной Европе

Image20.gif (5888 bytes)

Рис. 2: Структура иностранных инвестиций в 1994 г.*

Image21.gif (3936 bytes)

* "Природные ресурсы" включают топливо и энергетику, черную и цветную металлургию, деревообрабатывающую и целлюлозно-бумажную промышленность. "Обрабатывающая промышленность" включает химию и нефтехимию, машиностроение и металлообработку, строительные материалы и легкую промышленность.
Источник: Госкомстат

Рис. 3 : Социалистическая черная дыра
Image22.gif (10832 bytes)



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено