РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






раздел "Статьи отечественных экономистов"

Правительство не знает, отчего экономика выросла


Академик Ивантер считает, что первый этап экономических реформ в России проходит стихийно

Интервью газете "Сегодня", 17 января 2001 года

В феврале на утверждение президенту должна быть внесена стратегия развития государства до 2010 года. Документ с таким названием, подготовленный летом прошлого года в Центре стратегических разработок под руководством Германа Грефа, президент оставил неподписанным. После обсуждения стратегии на Госсовете президент поручил правительству и своей администрации подготовить новый вариант документа с учетом материалов, представленных рабочей группой Госсовета. О том, как идет работа над стратегией, и об экономической ситуации в стране корреспонденту газеты "Сегодня" НАТАЛЬЕ ИЛЬИНОЙ рассказывает директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН академик ВИКТОР ИВАНТЕР.

- Виктор Викторович, Госсовет привлек вас как основного разработчика экономического блока. Как продвигается ваша совместная с правительством и администрацией президента работа?

- Пока Минэкономразвития Госсовет к работе не привлекло, и поскольку времени до февраля осталось мало, думаю, и не привлечет. На последнем заседании Госсовета губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев, который возглавляет рабочую группу Госсовета по подготовке стратегии, спросил президента: так что же, мне бросить работу? Нет, ответил он, работайте. Поэтому мы программу отредактируем, дополним, издадим в приличном виде и представим президенту.

- Я думаю, решение будет приниматься по неким принципиальным вещам. В экономике первая такая вещь - ее свобода и открытость. Снимаем мы остатки регулирования и верим в самодеятельность предприятий, которые обеспечат нам экономический рост? Я огрубляю, но это один вариант. Или - второй вариант - государство не лезет туда, где хорошо, создает условия там, где бизнес способен развиваться, и помогает там, где он сам не пойдет, - не потому, что он неэффективен, а потому, что цикл окупаемости длинен.

Центральная проблема экономической стратегии - экономический рост. Все начинается с инвестиций в оборотный капитал, которые запускают экономику. Получив этот импульс, экономика дает накопления, начинаются инвестиции. Первый этап дает высокие темпы роста до 10-12%. На втором - инвестиционном - этапе они существенно снижаются. Затем, когда инвестиции начинают приносить отдачу, мы выходим на постоянные темпы роста не менее 5-6%. Что для этого надо? У нас денежная экономика, и это значит, что она должна быть обеспечена деньгами. Без денег она не работает. В стране есть избыточная ликвидность. Она не идет в реальный сектор. В стратегии рассматриваются меры по исправлению ситуации.

- Нам прогнозируют снижение темпов экономического роста в следующем году до 4%. Мы подошли ко второму этапу?

- Мы к первому еще не приступили целенаправленно, мы его проходим стихийно. Иначе мы имели бы не 7%, а больше.

- После совещания у Путина 3 января пошли слухи, что он поручил переписать программу на 2001 год, чтобы обеспечить темпы, как в прошлом, - 7%.

- Не имею на этот счет ни протоколов, ни сведений. Но совершенно нормальный человек должен спросить: у вас вчера было 7%, а сегодня 4%. Почему? Но чтобы ответить на этот вопрос, надо знать, а почему было 7%. Есть у меня любимый анекдот. "Встретились два российских экономиста. Один спрашивает: "Ты понимаешь, что в стране происходит?" Другой отвечает: "Я тебе все объясню". "Да нет, объяснить я сам могу. Ты скажи, ты понимаешь или нет?" Проблема сегодняшнего правительства в том, что оно не знает, отчего экономика выросла. Когда вы говорите, что какой-то фактор главный, вы должны уметь его измерять.

- А вообще-то можно подсчитать вклад каждого фактора?

- Конечно, экономика - это не аптека. Но оценка вклада факторов - вещь реалистическая, правда для этого нужно освободиться от идеологии. Например, я могу доказать, что деньги от цен на нефть в экономику не поступали. Внешний фактор сыграл роль в том смысле, что создавал определенную свободу и уверенность в экономике. Но эта роль была не решающей. Главные факторы роста - что мы держали цены естественных монополий и население согласилось работать за более низкую зарплату.

Кроме всего этого, энергия экономики оказалась выше реальных факторов, которые туда вкладывались. Потому что возникли элементы доверия. Они появились в октябре 1998 года, когда бизнесу стало понятно, что будет делать правительство. Не значит, что все были довольны, но стало ясно, что власть не собирается проводить никаких экспериментов над экономикой. Это оказалось подкрепленным и политическим доверием. Так что нужно? Сохранение доверия и поддержка адаптационных механизмов реальными деньгами. Вот говорят: надо завтра реструктурировать банковскую систему. Не дай Бог! Да, реструктуризация банковской системы необходима. Да, она не обеспечивает экономику кредитными ресурсами. Но одну свою функцию она выполняет безусловно - расчета. Если мы ее начнем резко ломать, она же перестанет расчеты проводить.

Основная проблема, которая стоит пред правительством: у него есть деньги и оно не знает, как их использовать. Если их просто отдать учителям и врачам, то ничего, кроме инфляции, мы не получим. Выход в том, чтобы эти деньги дать в экономику, в ту, какая есть.

- Часть экономистов считает, что эти деньги надо пустить на уплату долгов.

- Да, поскольку правительство боится инфляции (что нормально) и не разработало механизмов трансляции денег в экономику, у него есть соблазн отправить их на оплату долгов. Долги - главная страшилка, которой нас пугают. Перед заключением соглашения с Лондонским клубом была тоже страшилка, что завтра что-нибудь у нас отнимут. Я тогда очень развлекался по поводу того, что будет нанесен бомбовый удар по Ильинке и Неглинке. Нет такой опасности! Проблема Лондонского клуба была более острая, потому что это проблема частных долгов. И я считаю, что мы ее решили удовлетворительно. Мы создали нормальные условия для наших крупных корпораций на рынках.

Теперь проблема Парижского клуба. Эти долги носят политический характер, поскольку это межгосударственные долги. Советскую часть долга мы были вынуждены взять на себя. Это кредиты, которые давались Горбачеву с совершенно конкретной целью. И Запад результаты получил.

Вопрос "платить или не платить?" - дурацкий. Исходить надо из следующего. С одной стороны, в мире не существует примеров, когда кто-нибудь расплатился по государственным долгам, кроме одного: Румыния Чаушеску рассчиталась по всем долгам, опустив страну в величайшую депрессию. С другой стороны, платить не только надо, но необходимо, если мы хотим войти в нормальное сообщество. При этом наши платежи должны быть увязаны с нашими экспортными взаимоотношениями. Вы хотите, чтобы мы вам платили? И рубли не принимаете? Но ведь валюту мы от экспорта имеем. Следовательно, не мешайте нашему экспорту. И здесь должна быть, на мой взгляд, очень жесткая позиция.

Другой вопрос: сколько платить. По нашим оценкам - в программе Ишаева есть это - 8-9 млрд долл. в год не Парижскому клубу, а в целом Россия платить может при средней конъюнктуре цен на наши сырьевые товары. Переговоры должны идти вокруг этого. Исходя из этой суммы, определяется реструктуризация: что списывается, что продлевается. У нас же все происходит с точностью до наоборот: сначала мы обсуждаем проблемы реструктуризации, а потом вычисляем, сколько нам приходится платить. А мы должны объявить нашим партнерам, какую сумму мы гарантируем платить. Тогда решение проблемы носит технический характер. Эксперты прекрасно с этим справятся. К тому же наш премьер имеет здесь хороший опыт.

- Допустим, деньги остались в экономике. Достаточно ли их, чтобы решить наши проблемы? Много говорят о проблеме 2003 года...

- Когда говорят журналисты, что все изношено на 70% и завтра все взорвется, то это можно извинить, но когда так говорят экономисты, это недопустимо. 70% - начисленная амортизация, никакого отношения к реальному износу - физическому - не имеющая. Это разные вещи. Второе обстоятельство заключается в том, что это средние числа, а нас интересует износ работающей части. Там износ меньше. Что значит работать с изношенными фондами? За то, что мы недоинвестировали, мы платим более высокими издержками. Да, проблема есть, но не нужно устраивать из нее Апокалипсиса.

- Энергетики утверждают, что их отрасли необходимо 50 миллиардов долларов...

- Зачем пугать миллиардами? Я завтра дам им 10 миллиардов долларов, и что они с ними сделают? Что, у них есть мощности строительно-монтажных организаций, чтобы освоить эту сумму? Глупость, нет у них ничего такого. Надо еще уметь эффективно потратить, а не разворовать, и сначала доказать, что есть такие возможности. Это должна быть очень конкретная, внятная и аргументированная программа, а не эмоции. А умножать капиталоемкость на энергию - это глупость.

Средства можно получить из движущейся экономики. Экономический рост - необходимая составляющая инвестиционного климата. Можно иметь идеальные законы, но если у вас экономика падает, то денег никто вкладывать не будет.



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено