РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






раздел "Статьи отечественных экономистов"
Проблемы теории и практики управления 6/01

Узловые проблемы развития российской экономики и механизм их реализации

ГАВРИИЛ ПОПОВ
доктор экономических наук, профессор,
президент Вольного экономического общества России

• Россия может сохраниться только в роли великой державы
• Правительственный план жилищной реформы продолжает линию на упразднение среднего класса
• Пять блоков альтернативного варианта жилищно-коммунальных преобразований

Новое российское руководство, разобравшись с наследством и убедившись в реальности долгосрочной власти, приступило к разработке стратегических программ развития страны. Это логично и правильно. Сожаление вызывает лишь то, что общероссийской дискуссии по этой стратегии нет. От старой власти позаимствованы кулуарно-кабинетные методы работы, в результате чего оказались невостребованными наработки РАН и других научных центров. В лучшем случае экономический курс вырабатывается в высших органах власти, в худшем – на внутренних совещаниях администрации. Хотелось бы надеяться, что этот недостаток будет постепенно преодолеваться.

Содержание и механизм развития

Задача любой стратегии – разработка концепции развития страны на долгосрочный период . Сейчас в российском обществе сложилось устойчивое мнение, что в XXI в. Россия должна остаться великой державой, потому что только в этом качестве она может сохраниться в нынешних границах. Но эта цель достижима лишь при соблюдении как минимум двух условий. Во-первых, страна должна решить проблему народонаселения , остановить катастрофическое падение численности населения. В Москве работники высшей школы уже с нею вплотную столкнулись. Например, в 2001 г. выпускников московских средних школ оказалось меньше числа мест, которые столичные вузы предлагают абитуриентам. Через несколько лет такое положение будет и в других регионах. За высшим образованием последуют аналогичные проблемы в ряде отраслей народного хозяйства, армии и других сферах. Поэтому первым шагом должны стать разработка и принятие радикальных мер в области ускоренного роста народонаселения, прежде всего русского . Но даже и при этом потребуются десятки лет, прежде чем мы начнем пользоваться результатами этих усилий.

Второе условие – наличие собственной ниши в мировом научно-техническом развитии . Без лидерства хотя бы в одной приоритетной области науки и техники великих держав не бывает. Для того чтобы покупать у других государств плоды их труда, надо самому иметь товар, который востребован на рынке. К сожалению, пока в этой сфере сделано очень мало.

Как известно, после 1945 г. в СССР таких ведущих участков было два – ядерное оружие и космические исследования, и успехи на этих направлениях почти на 20 лет предопределили положение страны в качестве одного из мировых лидеров.

В числе приоритетных задач следует назвать также реорганизацию экономики таким образом, чтобы, как справедливо пишет академик Львов, вся рента от природных ресурсов в России целиком была сосредоточена в руках государства 1 . Если мы решим эту задачу, то федеральным властям никакие другие налоги уже не будут нужны – они окажутся таким мизером, из-за которого уже не стоит работать. Не уверен, что шаги, предпринятые правительством по увеличению числа представителей государства в Газпроме и на других участках, дадут положительный эффект. Тем не менее развитие в этом направлении надо приветствовать.

Логическим следствием действий по возрождению народного хозяйства должно стать существенное снижение цен на энергоносители внутри страны , позволяющее вывести многие отрасли экономики на уровень рентабельности. Политика низких цен на энергоносители была особенностью Советского Союза. Она имела много недостатков, но и забвение этого принципа чрезвычайно опасно. Расчеты показывают, что введение внутри страны мировых цен на энергоносители делает значительную часть отраслей нерентабельной. И наоборот: при низких ценах на энергоносители Россия станет привлекательной для иностранных инвестиций.

Следующим шагом на этом же пути должно стать установление в стране низких тарифов на транспорт . Без этого единой России не будет – невозможно кузбасский уголь доставлять, скажем, в Приморье, которое из-за дороговизны грузоперевозок страдает от нехватки топлива. Тем более нет необходимости во “вздутых” ценах на транспорт. Да и жить невозможно в стране, где нужно потратить годовую зарплату, чтобы северянин смог поехать в отпуск на юг, а москвич навестить родственников в Сибири. Поэтому нет выбора: или низкие цены на транспорт и единая страна, или высокие цены и неминуемый распад государства. Об этом предупреждал еще Витте, усиленно объяснявший царской администрации подобную альтернативу.

Исключительно важной является радикальная реформа в области аграрной сферы . Надо добиться такого положения, чтобы полностью освободиться от импорта тех сельскохозяйственных продуктов, которые россияне могут произвести сами. Здесь также надо искать нестандартные решения. На мой взгляд, это может быть массовое производство экологически чистой продукции, которая будет в 3-5 раз дороже той, что сейчас продается на рынках Европы и Америки. Затрат больших оно не потребует, потому что удобрения у нас используют мало. Нужно лишь довести продукцию до мировых стандартов и выйти на мировой рынок с гарантиями ее экологической чистоты.

В числе актуальных проблем, на которые следует обратить внимание, форсированное развитие малого и среднего бизнеса . В этой области можно обойтись без крупных инвестиций и существенно сократить импорт промышленных товаров массового спроса, сэкономив валютные резервы.

Инструменты реализации названных задач известны – принятие общегосударственных программ, государственное регулирование, рыночный подход и развитие конкуренции и комплекс мер по обеспечению социальной ориентации экономики. Четко скоординированные, эти четыре блока составят ядро механизма решения экономических проблем , который будет соответствовать реалиям ХХ I в.

Второй этап шоковой терапии

Одна из узловых проблем страны – реформа жилищно-коммунального хозяйства. Это подтверждается и тем, что существует прямая связь между ситуацией в этой сфере и темпами развития экономики. В частности, расчеты китайских экономистов показывают: 10% прироста жилищного строительства означает 1% прироста ВВП. Форсирование жилищного строительства сыграло огромную роль в подъеме экономики Западной Германии, других стран.

Подход к жилищному строительству определяет водораздел между теориями социализма и постиндустриального общества. Дело в том, что социалистические теории исходят из того, что: а) семья должна быть случайным образованием, поэтому у нее не может быть собственной квартиры; б) дети должны быть отобраны у граждан и воспитываться государством. Другой альтернативы у ортодоксальных социалистов никогда не было и быть не могло. Потому что они исходили из принципа: я не знаю своих детей и занимаюсь делами общества. Другой вариант – я знаю своих детей и никакие запреты меня не остановят перед чисто биологическими факторами, связанными с их воспитанием, – по их представлениям был далек от социалистической идеи. Поэтому общественная собственность и собственные дети оказывались несовместимыми в принципе.

После революции 1917 г. в России было признано от этого постулата временно отойти. Причем решение принималось, как ни странно, не в главных документах. Так, в 30-х годах, когда начались индустриализация и массовое жилищное строительство, постановлением правительства было решено возводить дома с семейными квартирами. Другими словами, архитекторы получили указание взять курс на семью. После этого можно была сказать, что судьба классического социализма в Советском Союзе была предопределена. Стоял лишь вопрос времени, когда этот механизм придет в противоречие с основной задачей построения коммунизма. В последующие годы эта линия была продолжена. В конце войны Сталин принял решение об обязательной регистрации брака и выплате алиментов только на зарегистрированных детей, а в 60-е годы Хрущев стал инициатором строительства пятиэтажек. Однако отголоски борьбы за коммунистический быт сохранились. В Москве, например, был построен Дом нового быта, соответствующий этим идеалам. Он имеет квартиры без кухонь, с общими раздевалками и т.д. Сейчас там размещается общежитие МГУ, ибо для нормальной жизни он не пригоден. Во времена Брежнева приняты решения о массовых садово-дачных участках и строительстве АвтоВАЗа, ориентированного на производство семейных “Жигулей”. Таким образом, вся история СССР шла в направлении усиления обособленности семьи и ее экономической базы.

В 90-е годы, когда в стране начались радикальные преобразования, реформа жилищно-коммунального хозяйства оказалась одной из центральных проблем, хотя и гипертрофированной. Приватизация квартир как исходный пункт для продолжения реформ была изолирована, хотя решить ее можно только в контексте общего переустройства экономики.

Что мы должны получить в ходе жилищной реформы? Прежде всего – приватизированные квартиры. Но еще раньше, по нашему мнению, гражданин должен иметь зарплату, при которой уже о жилье не думают. Она позволит ему нанять квартиру, купить дом и т.д. Это вопрос узловой. Потому что если работник не будет свободен в выборе жилья, то не будет и рынка рабочей силы, не сработают остальные рыночные механизмы. Это видно на примере Москвы. В столице ощущается нехватка рабочей силы, власти вынуждены приглашать строителей из-за границы, а, скажем, во Владимирской области люди, привязанные к своим квартирам, страдают от безработицы. Поэтому центральный вопрос всякой жилищной реформы – создание рынка свободной рабочей силы, рынка жилья, связанного с этой рабочей силой, обеспечение свободы конкуренции и перелива капитала . Если всего этого нет, не будет и рыночной экономики.

Часто можно слышать и такое утверждение: жилищное хозяйство убыточно, поэтому нужна реформа. Или другой тезис: реформа нужна, потому что жилищное хозяйство устарело, оно стало причиной многочисленных катастроф и аварий. Но эти доводы – аргументация, но не суть проблемы. А когда люди в качестве аргумента называют не основные причины, то они и главного решения не найдут. Правда, в 1997 г. Москва пыталась занять иную позицию, но и она сейчас, по всей видимости, смирилась с общим веянием, потому что руководители города тоже начали говорить о богатых и бедных, обо всем кроме главного.

С учетом этих соображений можно проанализировать суть тех предложений, которые сделаны по жилищной реформе.

Первое. Чтобы покрыть расходы на жилищно-коммунальные услуги, предлагается поднять цены на них как минимум вдвое . Причем в первую очередь это должно коснуться богатого населения России. Приводимые цифры показывают, что к категории богатых людей отнесено 20% населения, т.е. каждый пятый россиянин. Их квартирные расходы не превышают 20% получаемого дохода, поэтому они и должны платить полную стоимость. Еще один пункт этой программы касается субсидий бедным . Выходит, что в России бедных не более 10%. Величина субсидий зависит от ряда условий – уровня общего дохода, суммы дохода на одного человека, живущего в квартире, удельного веса квартплаты в доходе жильцов, социальной нормы жилья и т.д. Когда этот механизм начнет работать, всем станет ясно, что такого раздолья для произвола бюрократии никогда не было.

Второе. Помимо субсидий предполагается сохранить льготы . В качестве льготников в первую очередь фигурируют инвалиды и участники Великой Отечественной войны. Но главную часть составляет сама бюрократия – депутаты, администраторы и т.д. Недавно Государственная дума приняла постановление освободить депутатов от всяких коммунальных затрат, которые пойдут за счет бюджета. Аналогичные решения предпринимаются и на более низких уровнях власти. Надо полагать, что после этого народные избранники, освобожденные от низменных порывов, смогут спокойно решить вопросы жилищной реформы.

Третье. Темпы преобразований предусмотрены стахановские – за два года решить все вопросы. Поэтому этот вариант жилищно-коммунальной реформы надо рассматривать как второй этап шоковой терапии . Не трудно спрогнозировать последствия. Главное – реформа направлена на то, чтобы взять реванш за приватизацию жилья, а по существу – провести массовую его национализацию. Это видно уже по тому, что законодатели параллельно с увеличением платы за жилье приняли решение об упрощении процедуры деприватизации квартир . Объясняется это тем, что уже сейчас много людей желает отказаться от собственности на квартиру. Сейчас гражданина готовят к тому, что ему не захочется иметь свою частную квартиру.

Вот пример. Если вы живете в Москве в частной квартире, то в 10 раз больше платите за коммунальные услуги, чем те, кто арендует муниципальную жилплощадь. За вторую квартиру вы платите уже в 3 раза больше, чем простой частник – в 30 раз больше, чем за аренду. При таком порядке очередь на деприватизацию квартир обязательно возникнет. Хотя ограничения на размер личного имущества, в том числе и на вторую квартиру, далеки от самых элементарных рассуждений в области частной собственности.

Понятно, что содержать ее в виде частного жилья можно лишь получив от государства субсидии или льготы. Другими словами, фактически я могу остаться частным собственником. Но на деле целиком завишу от милости бюрократа. Это почти то же, что было прежде – являясь собственником всего того, что есть в стране, гражданин ни к чему не имел доступа.

Вопрос здесь предельно ясен: продолжается линия на упразднение среднего класса, начатая в ходе первой шоковой терапии . Потому что средний класс России – враг любой бюрократической системы. На базе среднего класса только и может быть нормальная демократия. Как известно, в ходе первой шоковой терапии уничтожены все сбережения граждан – единственная основа мелкого бизнеса. На их базе можно было открывать кафе, лавочки, мелкие мастерские и др. Деньги, которые могли поставить на ноги целую отрасль экономики, ликвидированы. В стране осталась только почва для крупного олигархического бизнеса. Сейчас наступает второй этап этой трансформации. Теперь бюрократия добивает тех, кто сумел удержаться на плаву и посмел стать средним классом.

Средний класс называется так только потому, что платит низкую квартплату, пользуется низкими тарифами на транспорт, энергию, другие услуги. Но если эти платежи станут большими, то средним он уже не будет, а станет бедным. Фактически исчезнет последняя социальная группа, которая могла бы дать развитие другой модели демократии, чем ныне внедряемая номенклатурно-бюрократическая. А если не будет социальной опоры, то судьба всех партий, газет, каналов телевидения предрешена. Без социальной опоры в обществе никто из них не выживет.

Вторым следствием проводимой жилищно-коммунальной реформы станет послушный избиратель, который будет голосовать так, как ему советуют те, кто дает жилье, субсидии или льготы. Показателен в этом плане пример Приморья, где на губернаторских выборах люди проголосовали за тех, кого хотели иметь своими руководителями, выбив из обоймы всех, кого хотела власть. А если бы в руках администрации края были субсидии, то все их получатели пришли бы к урнам и проголосовали “как надо”. Нынешняя жилищная реформа резко усиливает все то, что на выборах принято называть административным ресурсом – субсидии, льготы и т.д. И тогда, конечно, номенклатурной бюрократии опасаться будет нечего, а случай в Приморье уже не повторится.

Альтернативный вариант
жилищной реформы

Сегодня есть возможность противопоставить бюрократии народно-демократический вариант жилищной реформы. И прежде всего четко определить конечную идею этой трансформации.

На наш взгляд, как и во всяком постиндустриальном обществе, речь должна идти о социально ориентированном частно-рыночном жилищном хозяйстве . Формирование такого хозяйства возможно лишь при решении двух блоков задач. Главный из них – установление заработной платы, достаточной для покупки и эксплуатации жилья и жизни в условиях рынка. Дополнительный блок – комплекс социальных мер.

Нынешняя зарплата не позволяет работающему гражданину участвовать в рыночно ориентированном жилищном хозяйстве. Следовательно, ее надо повысить. Ситуация, когда доля расходов на жилье составляет 10% зарплаты, должна быть изменена – ее следует увеличить как минимум вдвое.

Нам говорят: денег на повышение зарплаты нет. Но, с другой стороны, есть почти 130 млрд руб., которые расходуются в виде дотаций на жилье, и около 5 млрд руб. разного рода льгот. Эта ситуация напоминает 1990-1991 гг. Я тогда считал, что в Москве на каждого ребенка надо ввести пособие 70 руб. Некий профессор, умножив 70 руб. на число детей, клеймил меня: обман, утопия, денег нет. Я знал, что власти города практически имеют требуемую сумму, но тратят ее по-бюрократически, с массой привилегий для детей начальства, с заботой о себе и т.д. И демократический Моссовет решил: все деньги, расходуемые в городе на детей, собрать в единый фонд и поровну разделить между ними. После этого не родители стали кланяться бюрократам, добиваясь места в яслях и садах, а, наоборот, эти учреждения не смогли жить без денег родителей.

Вот и теперь я предлагаю повторить принятую в 1990 г. Моссоветом схему. Все деньги, которые расходуют государственные органы всех уровней на дотации по жилищному хозяйству, выдать на руки гражданам в виде квартирной надбавки к зарплате. По моим расчетам, это 100 руб. в месяц. Это будет не сверхзапутанная система с ежегодными обследованиями-проверками, а разовое мероприятие. Именно так поступил Сталин, когда отменил карточки после войны и повысил цену на хлеб. Вместо предложений о разных пособиях и разного рода дотаций он выбрал простое и ясное решение – ввести хлебную надбавку, исключающую появление массы “кормушек” для аппарата при раздаче пособий.

Квартирную надбавку надо включить в зарплату работникам всей бюджетной сферы, а также в пенсии и пособия. А частный сектор вынужден будет подтянуться к новому уровню.

Далее. Сейчас горожанин платит за всю расходуемую воду, отопление, газ, телефон. Поэтому вторым компонентом жилищной реформы должна стать программа экономии в сфере жилищно-коммунального хозяйства . Платить высокую цену человек должен только за то, что сам потребляет.

Но чтобы экономия была, во-первых , нужно ликвидировать нынешнюю структуру аппарата управления, а муниципальные органы лишить собственности на жилье, передать ее в руки самих граждан, которые организуют собственные кооперативы, ассоциации и товарищества. В Москве есть несколько опытов в этой области, и все они показали высокую эффективность решения.

Во-вторых , надо внедрить систему экономии расходования ресурсов, установить счетчики, а не использовать форточку в качестве единственного регулятора расхода электроэнергии. Если поставить такие измерительные приборы, ввести плату в соответствии с их показаниями, то, по самым элементарным подсчетам, экономия воды и тепла составит 30-40%. Расчеты показывают, что такая экономия на жилищных службах и за счет измерительных приборов сможет дать необходимую сумму, благодаря которой отрасль перестанет быть убыточной.

Третий важный пункт составляют субсидии . Кто в них нуждается? У нас существуют разные категории людей. Старшее поколение, которое работало при советской власти, получало низкую зарплату и сейчас не имеет денег для каких-то дополнительных расходов на эти нужды. Применительно к этой категории должно быть простое решение – полностью освободить от всяких плат за жилье, кроме тех, которые идут по показаниям счетчиков. На них хватит квартирной надбавки. Вторая категория – инвалиды и многодетные. Помощь им надо оказывать через один канал – основное пособие. Третья группа нуждающихся – “новые бедные”, ставшие ими уже после реформ. К этим людям нужны другие подходы. Если он инвалид, то, вероятно, субсидия нужна. А если нет, то и оснований для субсидий не должно быть.

Четвертый блок реформ – реорганизация жилищно-коммунального хозяйства и системы управления . Надо разделить органы управления на те, что ведают частным сектором и кто отвечает за муниципальное жилье. При объединении этих функций какой-то из двух участков страдает. Вспомним, чем кончилось создание кооперативов при государственных заводах. И чем становятся частные корпуса в государственных больницах, частные группы в государственных вузах и т.д.

Эффективной может стать и передача муниципальной собственности в жилищной сфере из рук чиновников в руки жильцов. Ведь никто не доказал, что если что-то не приватизировано, то оно должно быть у бюрократов. Неприватизированное может быть в руках, например, жилищных товариществ.

Передача денег на оплату коммунальных расходов жильцам создает базу для проявления конкуренции в жилищно-коммунальном обслуживании. Если деньги у меня на руках, то я сам решу покупать мне горячую воду из центральной системы или дешевле поставить водонагреватели на кухне и в ванной и использовать их когда нужно. То же с остальными услугами. Если от монополий избавиться нельзя, то цены надо контролировать. Муниципальные органы, которые “отстранят” от управления собственностью, могут стать объективными контролерами.

И, наконец, пятое звено жилищной реформы – реконструкция жилищно-коммунального хозяйства . В Москве на 1 м 2 жилья расходуется 300 кВт/час электроэнергии, а в Финляндии при аналогичном климате – только 70 кВт/час. И достигается эта экономия за счет новой техники и технологий. Отсюда вывод: нужны крупные инвестиции в коммунальное хозяйство и общегосударственная программа. Если эти деньги децентрализовать, то они будут “проедены”. Государство должно вести реконструкцию и строить новые системы само, за свои деньги. А уже затем устраивать распродажу квартир на аукционах.

На этом перечень мер, которые надо принять для трансформации ЖКХ, не исчерпывается. Полезно, в частности, перейти к конкурентной системе обслуживания хозяйства, потому что в нынешней системе качества обслуживания добиться нельзя. Сохранив действующий порядок, мы узаконим все недостатки системы – вечно отсутствующего техника- смотрителя, нетрезвого слесаря-сантехника и т.д. Более того, мы окажемся перед перспективой вздувания зарплат в этой сфере, потому что во всех местах, где подобный эксперимент проводился, жилищно-коммунальные службы повысили себе оклады на 15-30%.

Говорят, что уже есть программа реконструкции ЖКХ, определены объемы затрат. Я очень сомневаюсь в правильности таких расчетов. Только после введения новых цен выяснится, согласны ли жильцы с предложенными мерами или предпочтут решения, о которых речь шла выше.

В основу статьи положен доклад, сделанный автором на годовом собрании Международной академии менеджмента 6 июня 2001 г.
1 Проблемы теории и практики управления. – 2001. – № 4. – С. 55-56.



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено